русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 17 декабря 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 6 (71) от 25.05.2008 г. | Искусство - не кондитерская |


Искусство – не кондитерская


8.5KbКогда живешь в чужой стране, все время ловишь себя на том, что воспринимаешь любое явление исключительно в сравнительном ракурсе. У них и у нас. Ужасно радуешься, когда лучше – у нас. А когда интереснее и лучше у них, то начинаешь придумывать, как бы это и у нас осуществить. В связи с этим специально интересуюсь всякими проектами, связанными с театром, музыкой, музеями… Поскольку культура и искусство, на мой взгляд, главное, что объединяет народы, и тут чужой опыт бесценен. Как заметил один немецкий музыкальный критик, «отдыхать, расслабляться и получать наслаждение можно в кондитерской, а настоящее искусство требует душевных и интеллектуальных усилий». Особенно, если это искусство, еще только прокладывающее свою дорогу. Как это происходит вот уже двадцать лет на мюнхенском биеннале (фестиваль проходит раз в два года), где организаторы специально создают возможность и условия для поиска и эксперимента. У фестиваля замечательные спонсоры, самые крупные из которых BMW, Siemens и Alliance имеют у себя специальные отделы, курирующие самые разнообразные культурные проекты. Да и среди музыкальных театров Германии у мюнхенского биеннале много друзей: Эссен, Кельн, Линц, Берлин, Франкфурт-на-Майне – названия этих и других городов обязательно присутствуют на карте фестиваля. И конечно, город Мюнхен. И мюнхенская филармония. И Высшая школа музыки. И Баварское радио и телевидение. Все принимали участие в организации этого праздника. Собственно, создание самой организации SpielmotorMurnchen– главного куратора такого широкомасштабного представления современного музыкального театра, да и других театральных проектов – давняя общая инициатива города Мюнхена и, говоря нашим языком, культурного отдела автомобильного гиганта BMW. Вот тут немецкий опыт нам бы очень пригодился. Мощных градообразующих предприятий нам не занимать. Может быть, и стоило бы им такие отделы у себя завести, чтобы давать возможность молодым и талантливым художникам показать свои произведения широкой публике. Почему под это даются деньги? Почему предприятия назначают стипендии для самых ярких и неординарных? Почему музыканты с мировым именем приходят слушать новую музыку часто очень молодых авторов? Почему так в этом заинтересован город? Да потому, что любое движение – это и есть настоящая жизнь. И будущее именно за теми, кто не ленится искать и пробовать. Не важно, будут ли это создатели нового или его потребители. Они тоже растут, идут вперед вместе с художником. Каждый спектакль на биеннале требовал от зрителя серьезного интеллектуального подхода. Ну, просто сидишь и загадки разгадываешь. Почему, например, на сцене разбросаны красные женские туфли, и все время холодновато горит голубой экран телевизора (спектакль One-Women-Opera). Конечно, подзаголовок «Путешествие сквозь женские миры» кое-что пояснял, да и список тех, кто создавал спектакль, тоже кое о чем говорил – одни женщины, начиная с автора идеи и исполнительницы главной роли поразительной CorneliaMelian. Но все равно: женщины женщинами, а напридумывали… Музыку и концепцию другого спектакля «Hellhoerig» (в переводе «чуткий», «обладающий тонким слухом») придумала обаятельнейшая Carola Bauckholt. Для этого она посадила музыкантов в бывшем манеже, нарядила их в белые одежды и заставила играть не только на виолончелях и рояле, но и на многочисленных ударных (вроде таза, воздушных шаров, вантуза, мелких камешков и прочего подсобного хозяйства, просто не поддающегося описанию). Да и рояль, кстати, был не простой, а препарированный. Да и по струнам виолончели не раз бутылкой обыкновенной прошлись. А уж что с голосами вытворяли – фантастика. Между прочим, в результате красиво получилось. Музыка мира, его шум, вздохи, порывы, откровения… Другой, непривычный, неведомый ранее мир вдруг открылся потрясенным слушателям. Как будто стекла протерли. В финале почти трехнедельного театрального марафона зрителям была представлена еще одна композиция-загадка: «Пьеро – конец ночи». Подзаголовок к этому спектаклю звучал примерно так: «Произведение для слуха, выполненное для театра с бегущими мыслями и звуками». Трагическая тема раздвоенности человеческой души стала определяющей в этой постановке, наполненной диссонирующими звуками и диссонирующими красками. Собственно, и было там этих красок всего две, но самые контрастные: черная и белая. Как черно-белая пленка, негатив двадцатого столетия в его противоречиях и дисгармонии. Даже оркестра не было видно. Создатели спектакля спрятали оркестрантов прямо под зрительскими креслами, оставив для певцов – актеров узкий подиум в центре зала и многочисленные мониторы, дающие исполнителям возможность в любой мизансцене еще и следить за дирижерской палочкой. На это странное представление мы ехали с приятельницей, прекрасно знающей классическую музыку и очень увлеченной музыкой современной. Когда выходили из трамвая, почти по нашим ногам с бешеной скоростью пронеслась легковая машина. Чудом обошлось. После спектакля я спросила свою знакомую: мол, ну что это за музыка – никакой гармонии, никакой радости. И получила в ответ: «А ты забыла про сумасшедшую машину? Другой век, другие скорости, визг тормозов – и отсутствие гармонии. Мир – не кондитерская. Музыка тоже это чувствует». Что-то в этом есть… Майя Беленькая/Мюнхен-Нижний Новгород
 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100