русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 22 октября 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 17-18 (82-83) | Семь футов для ПАЭС |


Семь футов для ПАЭС

9.2KbВ конце ноября Нижний Новгород собирал элиту атомной отрасли страны для обсуждения проблем реализации проектов малой атомной энергетики. Конференция была посвящена перспективам плавучих атомных электростанций. Как мы уже писали в «НДГ», в апреле 2007 года в Северодвинске было начато строительство первой российской плавучей атомной теплоэлектростанции, получившей имя «Академик Ломоносов». К 2014 году Росатом намерен представить вариант экспортной ПАЭС. О проблемах ПАЭС мы беседуем с доктором технических наук, профессором С.М.Дмитриевым, директором Института ядерной энергетики и технической физики, проректором по развитию инновационно-образовательной деятельности НГТУ.

– Сергей Михайлович, на конференции говорилось о том, что среди тех, кто эксплуатирует сегодня судовые ядерные установки, довольно много нижегородцев. Мы можем говорить о нижегородской ядерной школе?
– В нашем Техническом университете с 1962 года существовал физико-технический факультет для подготовки кадров для атомной отрасли. Основоположниками факультета, организованного специальным постановлением правительства, были академики Александров, Митенков, тогдашний директор ОКБМ доктор наук, профессор Африкантов, который заведовал кафедрой. ОКБМ в числе достаточного разнообразия реакторных установок в то время проектировало и установки для ледоколов, атомных подводных лодок и атомных крейсеров. И сегодня можно открыто говорить, что практически на всех российских подводных и надводных кораблях с ядерными энергетическими установками все подобные установки разработаны и отчасти произведены в ОКБМ. Факультет, как и многое в атомной отрасли того периода, был закрытым и создавался для того, чтобы обеспечить профессиональными кадрами опытное конструкторское бюро.
Таким образом, была организована достаточно серьезная нижегородская школа, особенностью которой можно считать тесное сотрудничество науки с производством и конструкторским цехом. И многие наши студенты шли затем работать не только в ОКБМ, но и на атомный флот. Так сложилось, что наши выпускники обеспечивали работу ядерных энергетических установок на многих судах ледокольного флота, в частности, на ледоколах «Ленин», «Арктика». И сегодня, несмотря на всеобщее снижение в этом году приема в вузы, у нас на специальность «Атомные станции» прием увеличился в два раза. Мы вошли в число немногих вузов, готовящих специалистов для Росатома и для ядерного оборонного комплекса страны, и наш вуз – безусловный лидер в этом плане в Приволжском федеральном округе.
– То есть, нижегородская ядерная школа действительно имеет достаточно большой опыт разработки и эксплуатации судовых ядерных установок. Поэтому здесь родилась инициатива разработки и создания плавучих атомных электростанций?
– Это направление развития энергетики, а речь идет в данном случае о малой энергетике, об энергетических установках, которые можно установить практически в любом районе, причем не только на морском побережье, но и в устье рек, где глубина русла позволяет транспортировать плавучую установку, так вот это направление очень перспективно, – об этом как раз и говорилось на конференции. Если говорить принципиально, то ПАЭС может быть укомплектована самыми разнообразными энергетическими установками в зависимости от потребностей конкретного района, при этом мощность таких станций может быть также различной. Если говорить об эффективности станций, то, уступая по себестоимости электроэнергии серийным блокам крупных атомных станций, ПАЭС дают колоссальную выгоду в труднодоступных районах нашей необъятной родины, куда сегодня для работы тепловых электростанций завозят топливо даже вертолетами. И здесь очевидно безусловное превосходство плавучих атомных станций.
Говоря об экспортном варианте ПАЭС, мы имеем в виду два аспекта их применения. Прежде всего – большое количество островных государств, которым достаточно одной такой станции, чтобы обеспечить острова электроэнергией. И второй момент – ПАЭС выполнит функции опреснителя морской воды: питьевая вода в таких государствах зачастую дороже моторного топлива.
– Уже есть конкретные заказчики? На информационных лентах говорилось о том, что к ПАЭС есть интерес более чем у двух десятков стран.
– Потребности есть. В такие станции уже сейчас готов вкладывать деньги Газпром, идущий добывать нефть на морской шельф. Золотодобытчики готовы вкладывать деньги в подобные станции. Китай готов финансировать станцию, но мы не хотим пока передавать наши ядерные технологии. Это – одна часть. Вторая часть потенциальных заказчиков говорит: постройте первую, мы посмотрим и решим. Но если в большие АЭС вкладывались федеральные деньги, то первую ПАЭС в Северодвинске Росэнергоатом строит за счет собственных средств. Реакторная установка практически готова, но проблемы возникли с судном, к постройке которого, как я считаю, подошли очень легкомысленно. Ведь это не просто баржа, как некоторые называют, это так называемое стоечное судно ледового класса, которое должно быть транспортабельно, должно обеспечивать возможность работы в условиях льда, штормов, то есть в условиях достаточно жестких. Словом, для кораблестроителей это оказалось новым делом, которое тоже нужно осваивать.
– Известно, что в США в 70-х годах достаточно долгое время эксплуатировалась плавучая АЭС, но американцы затем отказались от этой идеи по причине, как сообщалось, экономической неэффективности станции. Почему Россия сегодня оказалась застрельщиком в этой теме?
– Дело в том, что наша ПАЭС построена на базе хорошо себя зарекомендовавших ядерных энергетических установок ледокольного флота. Не секрет, что атомный ледокольный флот есть только у нашей страны. Причем, эксплуатируется он, в силу наших природных особенностей, достаточно интенсивно и, надо сказать, весьма эффективно. Технологии отлажены и отработаны, замечаний к ним практически нет. И тот опыт эксплуатации атомных ледоколов, а ядерная энергетическая установка на ПАЭС, еще раз подчеркну, такая же, как на атомных ледоколах, показывает возможность применения этих установок в названных мною целях.
Что касается американского опыта эксплуатации плавучей атомной станции, могу сказать, что подобных примеров очень много в мире, когда у одного что-то не пошло, но у другого – активно используется. Из атомной сферы в качестве примера можно привести быстрые реакторы, работающие у нас на жидком натрии, в частности, на Белоярской станции этот реактор успешно и экономически очень выгодно эксплуатируется уже более 25 лет. Но мы здесь были не первые, в тех же Штатах был быстрый реактор на натрии, во Франции большой опыт в этом плане был. Но ни США, ни Франция не смогли добиться у себя безаварийной работы всей установки в целом. И там, и там закрыли эти проекты, а мы успешно развиваем. Кстати, опыт энергоснабжения отдельных поселков с помощью судовых ядерных установок у нас имеется. На Дальнем Востоке были проблемы с энергообеспечением, которые удалось погасить с помощью судна «Урал», ядерная энергетическая установка которого снабжала поселок базы флота.
– Известны возражения радикальных зеленых движений против атомной энергетики и плавучих станций. А для вас, профессиональных ядерщиков, есть ли в проекте ПАЭС что-либо, вызывающее беспокойство ?
– В подобного рода проектах всегда есть плюсы и минусы, этот вопрос вполне можно отнести к разряду философских. Ядерная энергетика, безусловно, вещь потенциально опасная. Но ведь и автомобили, под колесами которых только в нашей стране гибнет в год 30 000 человек, тоже потенциально опасная техника, однако от них никто не думает отказываться. Значит, проблема не в опасности ядерной энергетики как таковой, а в том, чтобы максимально снизить порог этой опасности. И эту задачу уже решили наши инженеры и конструкторы, разработав установку с элементами внутренне присущей безопасности. Трагедия подлодки «Курск», где использовалась как раз ядерная энергетическая установка с такими элементами безопасности, это наглядно показала: воздействия такой силы никакая АЭС нигде не испытывала, никакие землетрясения по силе сейсмического воздействия на реактор и близко не сравнятся с тем, что было на АПЛ «Курск». Но там установка автоматически, без вмешательства человека, заглушилась, и после ревизии было определено, что ядерная установка находится в таком состоянии, что её можно заново запускать безо всяких последствий для безопасности. Аналогичные установки планируются и на плавучих АЭС. Внутренне присущая безопасность – это новый уровень качества, при котором отклонение определенных параметров работы установки от нормы автоматически корректируется без участия оператора или же, в случае чрезвычайном, автоматически глушится реактор. И это качество получено нашими конструкторами.
– Почему же общество так неоднозначно относится к ядерной энергетике? Может, российские атомщики недостаточно активно пропагандируют свои детища?
– У нас есть печальный опыт, тот же Чернобыль. Но даже не это главное, точнее не только это определяет то негативно настороженное отношение части людей к ядерной энергетике. Люди боятся того, что непонятно, радиации боятся, которую не увидишь, не почувствуешь и не пощупаешь. Вот станция стоит рядом, а я же не знаю, облучает она меня или нет, вот чего боятся люди. И психологически эта потенциальная угроза давит. А самое главное в плане восприятия обществом ядерной энергии связано с тем, что атомная энергия пришла к человечеству с негативной стороны, с бомбардировки Херосимы и Нагасаки. Затем были бурные испытания все новых и новых бомб, и всем демонстрировались эти ядерные грибы и проводились масовые учения на случай ядерной атаки. Все это, безусловно, оставляет свои следы в психологии восприятия атомной энергии. А что касается аварий на АЭС, то можно сказать, что никакие прогрессивные технические идеи не входили в нашу жизнь просто и безболезненно: «Титаник» унес множество жизней, но после этого человечество не перестало строить океанские лайнеры. Если же говорить о современных АЭС, то это наиболее передовые предприятия с наиболее прогрессивной технологией работы. При этом ответственность персонала и технологическая дисциплина здесь на порядки выше, нежели на обычной тепловой станции, где зачастую те же температурные параметры, то же высокое давление, что и на АЭС. И для меня очевидно, что за ядерной энергетикой будущее, и ПАЭС – это развитие атомной энергетики.
Петр Сырох

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100