русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 18 августа 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 2(85) от 28.02.2009 г. | И попала рыбка в чужие сети |


И попала рыбка в чужие сети

9KbРуководство акционерного общества «Сетка», базирующегося в Володарском районе Нижегородской области, не так давно обратилось с письмом к первому заместителю председателя правительства страны Виктору Зубкову. Представители реального сектора экономики обеспокоенны снижением объемов производства и отсутствием государственного заказа на продукцию предприятия. Подробности мы выясняем у генерального директора предприятия Георгия Семина.

– Георгий Иванович, почему решили обратиться на самый верх? – Мы теряем заказы из­за конкуренции иностранных государств, нас вытесняют с рынка за счет демпинга. Хотя мы могли бы обеспечить все потребности российского океанического рыболовства, поскольку других предприятий соответствующего профиля в стране сегодня практически нет.
– Сегодня принято во всех бедах винить кризис…
– Отчасти кризис наложил свой отпечаток, хотя процесс шел по нарастающей последние год­два. Иностранцы проникли на российский рынок без всякого сопротивления, поскольку ввозных квот на эту продукцию не существует, а таможенные пошлины – низкие. Я считаю, что это – недобросовестная конкуренция. Наши производственные мощности позволяют предприятию полностью обеспечить Россию конкурентоспособной продукцией, не уступающей зарубежным аналогам. Раньше продукцией «Сетки» пользовались рыбаки Калининграда, Мурманска, Архангельска, Петропавловска­Камчатского, Находки, Владивостока, Южно­Сахалинска, Невельска, Новороссийска и ряда зарубежных государств. Сегодня ориентир взят на производителей Португалии, Индии, Южной Кореи, Китая. Эти страны захватили российский рынок рыболовецких сетей практически полностью.
В итоге в прошлом году было произведено всего 78 тонн полиэтиленовых сетей. Хотя еще три года назад предприятие производило до 300 тонн сетей ежегодно. Наши производственные мощности загружены лишь частично, хотя «Сетка» имеет все возможности, чтобы взять на себя государственный заказ, причем, не только в рыболовной отрасли.
Мы готовы производить высококачественную продукцию для российского спорта (ограждающие сетки, сети для футбольных ворот и теннисных полей), медицинской отрасли, научных объединений и институтов. Сегодня мы погубим фабрику, а послезавтра она обязательно понадобится. Но восстанавливать погибшее – бесполезно. Поэтому мы просим обеспечить фабрику госзаказом на ближайшие два года, повысить таможенные пошлины и ввести квоты на ввоз в страну сетевязальной продукции.
– То есть контракты с российскими рыбаками просто перестали продлеваться, так я понимаю?
– Часть контрактов осталась, но и они не выполняются. Продукция нашего предприятия стала для рыбаков этаким запасным вариантом. Скажем, ждать товар из Индии долго, а российским рыбакам нужен минимум ассортимента уже сегодня. Поэтому они и обращаются к нам, перехватить, так сказать. Пока обращаются. Но основными поставщиками для них все равно остаются зарубежные компании. Во всех цивилизованных странах существуют ограничения на ввоз товара. Мы, например, не можем продать в Европу больше товара, чем положено по квоте. А они проникают к нам без всяких квот.
– Неужели никаких барьеров для проникновения зарубежных сеток сегодня в Россию не существует?
– Их никогда и не существовало. Недавно запретили ввоз в страну китайских сетей, которые продавались у нас почти на каждом углу. Но запретили не по экономическим, а по экологическим параметрам – эти сети губили всю ихтифауну любого водоема. Так вот, эти китайские сети как минимум в три раза дешевле наших. Видимо, за счет дешевой рабочей силы и протекционистких мер китайского правительства. Подозреваю, что не обходится без контрабанды и других нелегальных способов проникновения на рынок. Есть и другие обстоятельства. Мы – северная страна. Тому же индийцу достаточно повязки на одно место и ходить он может на своей фабрике разутым, а нам нужно и штаны надеть, и ботинки. Нам, северным людям, надо съесть хоть кусочек мяса, а в Индии можно и на бананах прожить. Да еще и весь поселок, что при нашей фабрике, надо обогреть. Потому наш товар и дороже, что затрат объективно больше.
– А как получилось, что вы стали монополистом в производстве российских сетей? – Мы «монополисты наполовину», потому что есть еще такая же фабрика в Касимове Рязанской области. У них те же самые проблемы, что и у нас. Раньше существовали фабрики в Тюмени, Астрахани, Выборге. Все они закрылись, не выдержав конкуренции с китайским демпингом.
– Кстати, Португалия хоть и беднейшая страна Евросоюза, но стоимость рабочей силы там все равно повыше, чем в Китае или Индии.
– Скорее всего, португальские сетки имеют только бренд этой страны, а изготовлены где­нибудь в Малайзии или в том же Китае, как это сейчас принято. – А вы не пробовали обзавестись новым оборудованием и современными технологиями, снизить затраты да и двинуть свой товар в Европу?
– Такой вариант в принципе возможен, но только при наличии серьёзных инвестиций. При таком варианте мы покупаем новое оборудование, снижаем себестоимость продукции и влезаем в ценовую нишу наших конкурентов из Индии или Португалии. Но где взять инвестиции? Вот в чем сегодня наша проблема, как, впрочем, и многих других российских предприятий. Хуже всего, что сегодня пересматриваются ставки по ранее заключенным договорам. Причем, делают это государственные банки. Два года назад мы взяли кредит под 14 процентов годовых, а сейчас нам говорят, что выплачивать надо 20 процентов. – Ваша фабрика – градообразующее предприятие для поселка Решетиха, в котором живет 8,5 тысячи человек. Вы типичное предприятие среднего бизнеса, где работает 750 человек. Какая доля ваших доходов идет на содержание социалки и компенсирует ли власть эти затраты фабрике?
– Мы полностью обеспечиваем поселок электрической и тепловой энергией, водой. То есть, производим их сами. Но не содержим объекты социальной инфраструктуры на своем балансе, они принадлежат муниципалитету. Наши услуги регулируются тарифами, которые устанавливаем не мы. Нам определили рентабельность производства таких услуг на уровне шести процентов. Этого явно недостаточно.
– Представим себе ситуацию: Виктор Зубков откликнулся на ваше письмо. Ввели заградительные пошлины. Рыбаки купили решетихинские сети, которые может быть и качественнее индийских, но в два­три раза дороже. Рыбаки заложили эту разницу в минтай и камбалу и сразу же выросла цена российской рыбы на рынке. У всех прибавилось проблем, а не только у решетихинской фабрики. Так получается?
– Я считаю, что рыба дорожает потому, что так складываются цены на рынке. Их взвинчивают не рыбаки, а перекупщики. Вот, смотрите, пошла рыболовная экспедиция в море. Две трети ее затрат – расходы на дизтопливо. Наши материалы – примерно десятая часть всех расходов, при этом расходов непосредственно самих рыбаков. Когда рыба появится на прилавках, стоимость наших сетей в стоимости рыбы уменьшится еще на порядок и составит не более двух­трех процентов, что, как вы понимаете, не может давить на цену, способствуя её росту на десятки процентов.
Сергей Анисимов
От редакции
Казалось бы простые решения для власти: ввести пошлины, оградить отечественого производителя, спустить госзаказ, поддержать свою промышленность и маленькую Решетихинскую фабрику. И всё наладится. Только вот кто гарантирует, что выделяя таким образом отечественного производителя, мы поддерживаем лучшее или хотя бы современное, отвечающее и организационно, и технологически нашему времени? Или консервируем отсталость нашей промышленности, обрекая страну на экономику нефтяной трубы, то есть сырьевого придатка как раз тех современных и технологически развитых стран? И плодим иждивенчество и непрофессионализм менеджеров, ограждая их от кризисного ветра и выставляя господпорки своим заводам и фабрикам?
Но, с другой стороны, закроется эта небольшая фабрика, уступив рынок более эффективным иностраннным поставщикам, что станет с работниками и жителями поселка? И нерв нашего времени как раз в том, как сумеет ответить страна на эти вопросы. Решения принимать и власти, и бизнесу надо уже сейчас. Но, если ошибемся, переиграть всё заново будет уже невозможно.
 
деофшоризация
ey.com

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100