русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 14 декабря 2018 г. пятница
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 4(87) от 30.03.2009 г. | Почти обетованная земля |


Почти обетованная земля

8.6Kb… Мы ничуть не лукавили, говоря господину Наэлю АльКабарити, генеральному секретарю Торговой палаты Иордании о своих первых впечатлениях об Аммане. В столице Иордании выставка «EXPO RUSSIA 2009», в которой мы участвовали, проходила в фешенебельном пятизвездочном отеле «Lе Royal», который построен лет шесть­семь назад на одном из семи холмов центральной части города. Двадцать пять этажей – самое высокое здание во всей видимой округе. Из окон нашего номера на тринадцатом этаже российскому глазу представал совершенно белый каменный город, без привычных разноцветных (для нас) или, наоборот, однообразных красночерепичных (для Вильнюса, например) крыш. Город белого песчаника, протянувшийся во все стороны до дальних холмов на горизонте и уходящий за них, прямоугольными минималистскими фасадами домов похож на свежесколоченные скворечники, плотно сложенные на полках. Тем более, что дома по холмам идут уступами и издалека выглядят сплошной плотной стеной. Муравейник, да и только.

В первый же вечер мы пошли в ознакомительную разведку по старому городу. Хотя в Аммане такси стоит в два раза дешевле нижегородского, а на дорогах не видно не то что ямок, но даже трещин (что вы хотите, уже слышим мы мысленно возражения наших чиновников, там минусовых температур не бывает. И это правда: когда на пару дней в году выпадает снег, в Аммане объявляются государственные выходные, ибо движение транспорта парализуется. Но дороги хороши, думаем мы, потому, что арабы добротно их делают), мы пошли пешком: так можно разглядеть иорданскую жизнь поближе.

Одна из основных бытовых проблем иорданцев, о которой нам рассказали в первый же час нахождения в стране, – вода. Точнее, её страшнейший дефицит. Вода подается в дома два раза в неделю. Поэтому жители на плоских крышах своих невысоких домов соорудили различные резервуары, в которые в эти полноводные дни закачивают воду и разбирают её в последующие. Однако мы никакого неудобства, связанного с дефицитом воды, не ощутили, и не скажи нам гид об этом, не знали бы о проблеме.

С расстояния в несколько шагов дома уже не кажутся однообразными скворечниками, а жизнь простых амманцев приобретает для нас привычные черты городской цивилизации: вот сохнет бельё на веревках прямо на крыше или перед домом на междворовой лестнице, вот пацаны, бегущие из школы, влезают в наш объектив и успевают при этом поставить друг другу рожки. Вот парни моют машину прямо на проезжей части перед какой­то лавкой: надо сказать, что машины здесь, как и дороги, очень чистые, отмывать своё авто от накипи грязи, как у нас, не приходится. Однако дороги в старой части города – узкие, и мойка на проезжей части немного мешает движению. Но никто не ругается и не жмет на клаксон: сигналят только таксисты, едущие сзади нас, – так они хотят обратить на себя наше внимание, но мы второй час упорно идем пешком.

Зато через день мы с широкого жеста Наэля АльКабарити, пожелавшего развенчать наши представления о столице как о патриархальном восточном местечке, те же два часа путешествовали на белом «Кадиллаке» по новому Амману.

Супермаркеты здесь действительно хороши, причем, организованы они несколько иначе, чем, к примеру, у нас в Нижнем Новгороде. Нет ощущения, что каждый метр владельцу ужасно дорого обходится, и он непременно хочет сдать его в аренду и окупить. Здесь, в амманских супермарктах просторно, хотя технологии построения подобных «шоппингградов» схожие: этаж продуктовый (огромный выбор), этаж одежды и обуви, этаж «всё для дома», ещё один этаж – кинотеатры и развлечения, следующий – «Макдоналдс» и кафешки.

С нашим арабским водителем­гидом мы попали в супермаркеты в четверг – базарный день для иорданцев, закупающих продукты на выходные: они здесь приходятся на пятницу и субботу. В отличие от нас, для арабов это действительно дни отдыха: на завтра, в пятницу, на этажах почемуто открытого супермаркета при закрытых дверях всех отделов, кроме продовольственного, мы были единственными любопытствующими посетителями. А в целом жизнь супермаркетов этой арабской страны такова же, как и у нас: подземные парковки с поиском места поближе ко входу, травалаторы и стеклянные лифты, пакеты и кульки с покупками, отделы «всё по десять», невидимая охрана и выбор товара, который и за день не пересмотреть.

И жизнь в новом городе несколько иная, нежели в скворечниках старой части, здесь уже есть место для рекламных билбордов и ситиформатов вдоль трасс и улиц. Здесь широкие дороги, проезжая часть которых непременно разделена зелеными пальмами, и широко распространены трехярусные развязки, такие, какую у нас только планируют в привязке к новому волжскому мосту в Подновье. Здесь целые кварталы добротных больших домов состоятельных амманцев, хотя, как нам сказали, большинство иорданцев, имеющих приличные доходы, строят свои дома в более привлекательных уголках страны, возле Мертвого моря или в районе Акабы. При этом надо понимать, что здесь несколько иной подход к оценке хорошего, тем более состоятельного дома: квартиры в обычных многоэтажных домах здесь не строят площадью менее 160 квадратных метров, а метр комфортабельного жилья в Аммане стоит от одной до полутора тысяч долларов. Так что нормальный дом здесь – о трехчетырех этажах, площадью в 400450 метров и с участком не менее 20 соток.

Неудивительно, что именно эти курортные зоны в долине реки Иордан на берегу Мертвого моря, а также на побережье Красного моря в Акабском заливе и привлекают внимание инвесторов: развитие этих территорий идет бурно и гостеприимный Наэль АльКабирити не набивал цену, говоря, что вскоре будет уже поздно вкладываться в развитие свободной экономической зоны Акабы. Даже на окраинах двухмиллионного Аммана высотные башеные краны в последние три­четыре года стали привычным городским пейзажем: инвесторы выкупают большую территорию и застраивают её с чистого листа полностью. И если лет 10 назад не приветствовалась архитектура, отличная от традиционной для востока, то нынешний король
Абдалла II убрал и эти преграды: сегодня в Иордании строят, к примеру, совершенно европейские высотные дома с фасадами из стекла. Так что, Иордания открыта миру.

По данным ООН, Иордания находится значительно ниже России по уровню жизни: мы в седьмом десятке, они в десятом. Но этот парадокс нам разгадать не удалось, так как бедной здесь считается семья с доходом в районе 500 долларов в месяц, а средней – от 3000 долларов США. Возможно, здесь нет олигархов, доходы которых значительно поднимают «среднюю температуру доходов по больнице». При этом на среднюю семью приходится четыре ребенка. В Иордании, как в большинстве мусульманских стран, напрочь нет беспризорных детей, и не так давно (об этом рассказывают не без гордости за своего правителя) король Абдалла II, управляющий королевством с 1999 года, удочерил девочку, потерявшую родителей.

Восточный колорит, безусловно, в будничной жизни Аммана ощущается: арабы в белых одеждах на белых же «Мерседесах» и, наоборот, женщины в черных глухих «забралах»– паранджах за рулем «Круизеров» и «Хендаек» не редкость. Мы однажды в зоне отдыха супермаркета встретили женщину в парандже, из которой видны были одни лишь её глаза, и как­то она умудрялась при таком одеянии курить сигарету. На нашу попытку поговорить со своим арабским гидом о правах и месте женщин в обществе мы получили очень вежливую информацию о том, что у них такие же права, как и у мужчин. На том политкорректно и закрыли тему. И стали говорить о природе.

Растительности в Аммане (а тем более в горных окрестностях столицы, находящейся на высоте 900 метров над уровнем моря) мало, а на тех площадках, которые можно назвать понашему газонами (на которых, однако, травы нет, а лишь песчаник да галька), к каждому кустику подходит труба поливного водопровода: без искусственного точечного орошения растут здесь только камни. Как ни крути, а дыхание пустыни, занимающей значительную часть территории страны, чувствуется.

Как чувствуется и напряженность взрывоопасной ближневосточной реальности. Каждый раз, возвращаясь в отель, мы проходили через турникет металлоискателя, выкладывая на стол телефоны, диктофоны, фотокамеры и прочие железки. В каждом большом супермаркете также стоит металлоискатель. И нам не раз приходилось по просьбе неожиданно возникающего рядом полицейского убирать фотоаппарат, направленный было в сторону красивого здания, оказывающегося чьейто резиденцией. Но к этому быстро привыкаешь, понимая, что такую предосторожность здесь вряд ли можно считать излишней.

И тем с большим пониманием начинаешь относиться и к этой работе служб безопасности, и к самой причине, её породившей, когда осознаешь: испокон веков эти ближневосточные земли переходили из рук в руки не по доброй воле. А совершенно крохотная по масштабам российской территории долина плодородной земли, разместившаяся среди этих пустынных гор и песков, еще с Ветхозаветных времен известная как Земля обетованная, волею судеб стала именно тем уголком планеты, на котором сошлись крупнейшие мировые религии. Сошлись не в религиозной даже битве и нынешних террористических актах против неверных, а в перекрестках своей истории, в своих основах веры и традиций, в законах своих пастырей и пророков.

Вот холм пророка Илии, с которого, как гласит все тот же Старый завет, он вознесся в небо на своей колеснице. Вот гора Моисея, где нынче восстанавливается храм его имени и будто бы даже найдена могила Моисея и, следовательно, снято наказание, посланное Богом еврейскому народу за «тело Моисеево»: народ израилев, частенько нарушавший волю Бога и пререкавшийся со своим пророком, похоронил его тайно. И вот то место, с которого Моисей, сорок лет водивший свой народ по пустыне, смотрел на землю обетованную, данную ему Богом. А вот и сама пустыня, кажется, не изменившаяся с тех пор ни на песчинку свою, и диву даешься, увидев пасущихся на этих песках овец: чем питаются они, пылью камней? А там, за фиолетово­дымными холмами песчаной низины, видна земля, зеленеющая среди пустыни. Видна пойма Иордана – священной для всех христиан реки, мутное русло которой нынче едва наберет десяток метров в ширину.

А это – место крещения Иисуса Христа, подлинность определения которого вроде бы уже не оспаривается сегодня ни христианскими исследователями, ни светскими учеными и историками. Археологи вычислили это священное для христиан место по многочисленным и достаточно подробным изложениям древнехристианских паломников, построивших на этом месте храм. И вот они, каменные глыбы, остовы этого храма, откопанные археологами.

А там, вдали, на восток, в глубь Иордании – пустыня и пустыня. И, видимо, туда Христос, приняв крещение, удалился и 40 дней был «в уединении, молитве и посте», готовя себя к миссии, с которой пришел на Землю.

И всему пиру этой возвышенной истории в Иорданской земле – тысячи и тысячи лет.

Что после этого наш кризис, суета с валютным курсом, эгоизм банков и борьба за блага насущные? Даже не песчинка в этой бескрайности, а так, след от прошлогоднего дождя...

Петр Чурухов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100