русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 25 апреля 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 6(89) от 27.04.2009 г. | Без инженера нет производства |


Без инженера нет производства

С IX съездом Российского Союза ректоров, прошедшим в конце марта в Москве, было связано много ожиданий. Официально объявленная главная тема встречи руководителей вузов – «Стратегия развития высшей школы в новых социально-экономических условиях: лидерство, результативность, стабильность» – предполагала обсуждение (а возможно, и решение) вопросов, сущностно важных для всей системы отечественного образования.

Председатель Совета ректоров, ректор МГУ Виктор Садовничий, называя в канун съезда темы, которые, как ожидалось, будут подняты, говорил о проблемах подготовки высококвалифицированных кадров для промышленности страны, о финансовой стороне вузовского образования, о передаче вузам функции средних профессиональных учебных заведений…

На практике главными вопросами съезда стали Закон об образовании, проект которого, как ожидается, будет внесен в Госдуму в 2010 году, предложение отменить на три года ЕГЭ и заменить специалитетом систему бакалавриата и магистратуры, которая станет обязательной для всех факультетов вузов уже в следующем учебном году.

Ректоры поддержали бурными аплодисментами высказывавшиеся инициативы увеличить в 2009 году количество бюджетных мест, заморозить на период кризиса сокращение вузов и вернуть заключительной аттестации выпускников школы по русскому языку и литературе форму сочинения.

Итоговые документы Съезда еще не подготовлены. А его значение для будущего отечественного образования оттенено двумя характерными фактами.

Первый: проблема подготовки высококвалифицированных инженерных кадров осталась на периферии внимания ректоров.

И второй: Министр образования Андрей Фурсенко большую часть инициатив ректоров не поддержал.

Не умаляя значения прочих важнейших проблем, в данном материале мы затронем тему, касающуюся, без преувеличения, каждого промышленного предприятия – это тема подготовки высококвалифицированных производственных кадров.

Готовы ли технические вузы к решению этой задачи? Какие проблемы им приходится решать в сегодняшних условиях?

На эти и другие вопросы «Нижегородской деловой газеты» отвечает доктор технических наук, профессорАлексей Борисович Лоскутов, первый проректор Нижегородского государственного технического университета.

О новой модели и связанных руках

– Первая по порядку, а во многом и по важности проблема нашего и других технических университетов – переход к новой модели высшего образования. В 2003 году Россия подписала Болонское соглашение, и хотим мы или не хотим, реформирование системы образования в России происходит, двухступенчатая система «бакалавриат – магистратура» (когда четыре года вуз готовит бакалавра, два – магистра) принята.

Мы не против двух ступеней. Но не зря большинство ректоров сопротивляются копированию иностранной образовательной системы. Российская высшая техническая школа прошла длительный, сложный, но очень плодотворный путь. В ней много достижений, и рушить высшую российскую школу нельзя.

Традиционно российское высшее техническое образование занимало пять или пять с половиной лет и было непрерывным, единым процессом, результатом которого являлся подготовленный специалист.

Бакалавр – это тоже специалист. Сегодняшние образовательные стандарты предполагают, что мы должны сделать его квалифицированным. Но, обучая его четыре года, сделать бакалавра квалифицированным специалистом мы не можем по объективным, не зависящим от нас причинам.

В образовательной программе бакалавра просто не остается времени для изучения тех дисциплин, которые необходимы, потому что в стандарте обязательными являются предметы, к техническому образованию имеющие не прямое отношение – физкультура, иностранный и русский языки, культурология, социология и т. д. Получается, что в течение четырех лет мы поправляем ошибки или недоработки средней школы, а на подготовку специалиста остается слишком короткий период.

Для сравнения: все гуманитарные дисциплины, которые составляют в нашем высшем техническом образовании обязательный компонент, в западных технических университетах тоже изучаются. Только не в обязательном порядке, а факультативно.

Технические вузы попали сегодня в положение человека со связанными руками. Мы должны выполнять образовательный стандарт, иначе лишимся аккредитации. Но если мы его выполняем, подготовить качественного специалиста оказывается почти невозможно. У нас большие надежды, что, когда образовательные стандарты обновятся, в новых стандартах названная проблема будет учтена. Пока же мы отстаиваем три формы обучения: бакалавр, специалист и магистр, причем подготовка специалиста у нас происходит по традиционной, отработанной десятилетиями в вузовской практике монограмме. Мы рассчитываем войти в перечень подготовки специалистов по новым программам. Неясно, оправдаются ли наши ожидания, но мы надеемся…

Проблемы с базой

– Самая острая из внутренних проблем технического университета – его материальная база. Она требует серьезных вложений.

Материальная база технического образования – это забота не только вуза. Задача технического переоснащения – задача и самого вуза, и города, и федеральной власти. Потому что это очень большие деньги.

Вуз, конечно, и сам зарабатывает. Но он не может тратить все средства только на материальную базу. Ему приходится тратить их на ремонт и поддержание своих зданий, на содержание общежитий… Нельзя забывать и людей, которые активно работают в университете. Мы обязаны их стимулировать, потому что система оплаты труда большинства сотрудников очень близка к прожиточному минимуму.

На новое оборудование мы можем тратить только «по остаточному принципу» – то, что остается.

С вопросом материальной базы сегодня напрямую связан ответ на вопрос, какого – качественного или некачественного – выпускника готовит университет?

Если судить по востребованности наших выпускников, сомнений нет: конечно, качественного. 95 процентов выпускников работают по специальности, и спрос на них продолжает оставаться высоким.

Но если оценивать качество образования по отзывам промышленников, на предприятия которых приходят эти выпускники, оценка получается совсем другая. Промышленники высказывают нам серьезные претензии, и эти претензии связаны с нашим техническим перевооружением. Сколько бы мы ни говорили о методах, выпускник должен увидеть все, что изучает теоретически, своими глазами и потрогать своими руками. Он должен не бояться этой техники, а уметь на ней работать.

Процесс отставания технического вуза от современного производства с каждым годом усугубляется. Мы отстаем. Правда, не во всем, потому что какое-то оборудование нам передают предприятия, что-то приобретаем сами. Но этого недостаточно.

В лучшую сторону меняется ситуация только с программным продуктом. Большинство программных продуктов у нас есть. Есть и компьютерные классы: их около 50, этого вполне достаточно. Мы обсуждаем вопрос о приобретении суперкомпьютера – крупного сервера, в котором сосредоточиваются все вычислительные процессы. Он стоит очень дорого – около 15-18 миллионов рублей, но позволяет сэкономить средства на обновлении общего парка компьютерной техники в ближайшие пять-семь лет.

Однако и это не решит всей проблемы. Сегодня проектировщики, разработчики новой техники, конструкторы требуют, чтобы наши выпускники умели пользоваться всеми программными продуктами, и в этой части мы не отстаем. Но когда дело касается авиационной техники, морской техники, автомобильной – у нас огромное отставание!

С чего начали, к тому и вернулись. Какими бы умниками и умницами ни были наши преподаватели, если человек не видел современного оборудования и не прошел тренинга на нем, он так и останется плохим специалистом.

На уровне ЛУКОЙЛа

Огромная проблема высшего технического образования – кадры. Даже при том, что зарплаты вузовских преподавателей имеют динамику повышения, они все равно слишком низкие.

Если мы хотим, чтобы наш преподавательский состав пополнялся молодыми и талантливыми людьми, нужно создать молодым кадрам, которые могут работать в высшем образовании, условия, которые похожи на условия, предоставляемые сегодня благополучными предприятиями. На систему оплаты труда, предложенную государством, мы молодых не привлечем. Запросы у молодежи сейчас очень высокие. Молодые люди оценивают и позиционируют себя не по прожиточному минимуму, а по размерам денежного довольствия крупного предприятия. Так что если мы говорим, что вузы должны развиваться, мы должны догонять уровень зарплаты благополучных фирм вроде Волгатрансгаза или ЛУКОЙЛа. Они для нас конкуренты. С ними и надо себя сравнивать.

К чести молодого поколения могу, впрочем, сказать, что вижу очень много молодых бессеребреников, которые сегодня работают в вузе, и которым в радость возможность заниматься наукой. Слой таких молодых людей достаточно постоянен и составляет примерно семь-девять процентов от общего числа наших студентов.

Это замечательные ребята, которые глубоко интересуются математикой, физикой, техникой. Именно за ними будущее. Мы делаем все, чтобы поднять и воспитать это поколение, создаем нормальные условия для их творческой работы. Аспирант, магистр, молодой преподаватель должен иметь хороший компьютер, не только свободный доступ в Интернет, но и хорошую, быструю сеть, которая обеспечит ему полную информированность по тем проблемам, которые его интересуют.

У молодого преподавателя должны быть высокий социальный статус и жилье. Мы надеемся решить обе эти проблемы: в этом году заселяем новое общежитие, половина которого предполагается для заселения преподавателями, половина – студентами и аспирантами. Это для нас очень актуально, потому что мы считаем, что наш преподавательский состав пополнится талантливыми молодыми кадрами, и не только жителями Нижнего Новгорода.

Мы стараемся предоставлять молодежи возможность участвовать во всероссийских и международных научных мероприятиях. Именно оттуда, как правило, привозятся новые идеи, новые возможности. Участие в таких мероприятиях обычно платное. В силу ограниченности бюджета мы раньше отказывали молодежи в научных поездках. Но сейчас ситуация существенно меняется. Мы отправляем молодых ученых для участия в конференциях по России, а на основе грантов – и за границу.

Не только денежное довольствие может определить приток молодых кадров. Мы над этим тоже работаем.

В. В. Путин ответил расплывчато…

Отдельный вопрос – сотрудничество технического вуза с промышленными предприятиями.

Ситуация сегодня такова, что все промышленные предприятия можно с позиции заинтересованности в новых научных разработках условно разделить на три группы. Одна группа предприятий едет на старом запасе, продолжает выпускать не самую передовую технику. Она расходится на рынке в силу своей низкой цены, и это всех устраивает. С этими предприятиями наши контакты закрыты. Они не вкладываются в инновации, не вкладываются в развитие. Научные исследования им не нужны.

Другая группа предприятий ориентирована на захват рынков, на использование более совершенной, производительной техники, на сокращение собственных издержек. Мы полезны этим предприятиям, но в своем большинстве они ориентированы на западные технологии и покупают именно их. Наша работа связана с адаптацией отечественного сырья под эти технологии, но не более.

Третья группа предприятий, с которой мы работаем наиболее плотно, использует наш научный продукт в своей работе. Как правило, это телекоммуникационные системы. Разработки начинаются у нас, потом они трансформируются внутрь этих предприятий, потом становятся продуктом.

Мы не против любого развития. Но фактически сегодня устойчиво повторяется одно и то же: как только научная разработка начинает доводиться до практического использования, она уходит из университета и перестает быть ему полезной, перестает на него работать.

Проблема и в том, что сегодня все лицензируемые виды деятельности являются преградой для зарабатывания денег внутри вуза. Многие работы требуют лицензий, но лицензии либо очень дороги, либо их просто невозможно получить.

Мы как вуз были долгое время ориентированы на оборонно-промышленный комплекс, успешно работали на него и могли бы успешно работать дальше. Но сегодня, чтобы участвовать в этих работах, требуются лицензии, а даются такие лицензии только предприятиям оборонно-промышленного комплекса. Вуз к ним не относится.

Мы задавали вопрос о лицензиях В. В. Путину, когда он был в Нижнем Новгороде в 2006 году. Но получили, к сожалению, весьма расплывчатый ответ.

На практике мы продолжаем работать с теми же предприятиями, с которыми работали. Но мы вынуждены выполнять работы не на условиях прямого финансирования вуза за разработку, а лишь как участники процесса. Собственного лица в этих разработках вуз иметь, к сожалению, по закону не может.

Вера РОМАНОВА

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100