русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 25 апреля 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 7(90) от 18.05.2009 г. | Шепот модерна с классикой |


Шепот модерна с классикой

4.6KbВ 90-е годы Нижний Новгород с легкой руки экспертов получил неофициальный статус архитектурной столицы России. Наши архитекторы получали государственные премии и главные призы на престижных архитектурных смотрах, в Нижний зачастили иностранные специалисты. Был ли это феномен нижегородской архитектуры или просто удачный ход столичных пиарщиков? Куда движется наша архитектура сегодня? Об этом мы беседуем с профессором ННГАСУ Александром Худиным.

– Термин «Нижний Новгород – архитектурная столица России» был впервые употреблен столичными критиками и впоследствии многократно транслировался в прессе. Возможно, это и звучит громко, но так позиционировать себя стали не мы – за нас это сделали другие. Хотя в конце 90-х годов, которые сегодня считаются золотым веком нижегородской архитектуры, это словосочетание было близко к действительности. Сегодня ситуация изменилась. С другой стороны, если исключить из списка Питер и Москву, то по отношению к провинциальной российской среде Нижний по-прежнему остается в лидерах архитектурного процесса. Встречаясь с коллегами из других российских городов, я постоянно слышу лестные для нижегородского архитектурного сообщества слова о том, что Нижний по-прежнему остается неким маяком для всей провинциальной архитектуры.

Практика нижегородских архитекторов показывает, что, оставаясь в рамках не самого богатого в стране местного бюджета, то есть при небольших денег, что крайне важно, можно делать достойную архитектуру. Что получается далеко не у всех. А у многих не получается вовсе.

– Логичный вопрос – почему же у нас получается, а у других провинциальных городов – не очень?

– У феномена нижегородской архитектуры множество факторов – политических, экономических, внутрипрофесионалных и даже психологических. Например, политика повлияла на то, что архитекторам была дана большая, чем это принято в любом обществе, свобода творчества. Строительное лобби 10-15 лет назад было достаточно слабым и не могло оказывать серьезного влияния на архитектурный процесс. Главный архитектор города Александр Харитонов был не только чрезвычайно влиятельной фигурой во власти, но и человеком очень решительным, самоуверенным и энергичным. Он смог убедить и власть, и строительное лобби, что архитекторы лучше знают, как и что надо строить. Авторитет Харитонова никто не оспаривал, и это самым прямым образом отражалось на градостроительном процессе. Архитектура была адресована профессии и обществу. То есть обычным людям, а не тем, кто хочет получить прибыль от продажи построенных зданий.

– Что изменилось сегодня? В строительство пришли большие деньги?

– Совершенно верно – строительное лобби значительно укрепилось, вступив в плотные отношения с властью. Влияние строителей и власти на формирование архитектуры возросло многократно.

– В общем, кто платит, тот и заказывает музыку. Неужели к мнению архитекторов сегодня вообще не прислушиваются?

– Нет, это не так. Особенность Нижнего Новгорода как раз и заключается в том, что за прошедшие годы было воспитано уважительное отношение к мнению архитекторов. Возможно, мы и не являемся бесспорными авторитетами для власти и строителей в решении всех вопросов, связанных с градостроительством. Кстати, так было всегда – так было и при фараонах, и при феодализме, и при царизме. И тем не менее: архитекторы из других городов жалуются: строители как хотят, так и строят, «а мы только украшаем». У нас подрядчики все-таки понимают предназначение архитектора правильно. И зачастую идут нам навстречу, даже несмотря на то, что в итоге строительство обходится дороже. Если бы этого не происходило, нижегородская архитектура откатилась бы в своем развитии значительно дальше, нежели это происходит сейчас.

Строители понимают, что архитектура не только стоит денег, но и сама приносит дивиденды. Объект, который имеет архитектурные достоинства, более успешен, нежели не имеющий оных. Конкретный пример – здание торгового центра «Этажи». Очень эффектная и энергичная архитектура была одним из факторов, благодаря которому этот объект стал весьма привлекательным, даже находясь на не самом престижном месте. Я считаю, что «Этажи» могут располагаться в любой столице мира и будут выглядеть достойно. Это обстоятельство небеспочвенно позволило заказчикам строительства раскручивать объект как суперцентр с суперархитектурой.

– Приходилось слышать, что феномен нижегородской архитектуры возник как сплав традиций и новаторства, бережного вписывания зданий в окружающую историческую среду. Говорят, что немалую роль здесь сыграла позиция бывшего областного департамента по охране историко-культурного наследия, без визы которого не строилось ни одно здание в центре города. Сегодня «диктат» охранителей, видимо, ослаб, не так ли?

– То, что вы сказали, во-многом справедливо. После перестройки появилось внимание к собственной истории. Причем, это происходило на фоне интереса к истории и поиску национального своеобразия во всем мире. Сегодня департаменту по охране памятников работать сложнее, поскольку он стал в хорошем смысле структурой более бюрократической. Это хорошо и плохо одновременно. Они вросли в структуру государственной власти, перестав быть энтузиастами-одиночками. В результате радикальной борьбы за архитектурное наследие, которая была раньше, сегодня уже нет.

– Мы все наблюдаем, как на наших глазах уходит деревянный Нижний. Можно ли остановить или хотя бы смягчить этот процесс?

– Вопрос непростой. Проще всего популистски сказать, что надо сохранить для потомков это бесценное наследие, которое и в самом деле является таковым. Наших зарубежных коллег больше всего потрясают не современные постройки, которые они в той иной степени видели и у себя, а именно наша деревянная архитектура. С другой стороны, их удивляет наше чрезмерное увлечение историей при строительстве стилизованных под старину объектов. Они полагают, что это своего рода туземная архитектура, которая на Западе давно закончилась, и смотрят на это слегка скептически. Деревянные дома в центре полуторамиллионого города – в Европе ситуация из разряда фантастических. Экономика неумолимо вымывает из центра дома малой этажности и строения некапитальных конструкций. Из центра европейских городов деревянные строения исчезли еще до наступления капиталистических отношений, когда городские власти начали бороться с пожарами. А тут они видят, что Нижний, с одной стороны – мощная промышленная агломерация, а с другой, в самом центре – деревянные дома. Однако, архитектура во все времена следует за политикой и экономикой, и мы от этого никуда не уйдем. Боюсь, сохранение деревянного Нижнего даже в сегодняшнем объеме невозможно. Это хорошо видно на примере квартала на пересечении улиц Горького и Белинского. Предполагалось, что новая застройка там будет только внутри квартала. Однако сегодня там горят деревянные дома, и на их место приходит точечная бессистемная застройка, возводятся дома, которые изначально не планировалось строить.

– Мне приходилось слышать, что новый генеральный план развития города преследует цель расчистить центр города под коммерческую застройку. Вы согласны с этой точкой зрения?

– Это не так. Впервые генпланом установлена планка этажности для застройки исторического центра не более 6 этажей, на что архитектурное сообщество уже и не очень надеялось. Честно говоря, такое требование существенно запоздало, однако, лучше поздно, чем никогда. Новый генплан – не революционный, что крайне важно.

– А учитывают ли столичные разработчики в полной мере особенности Нижнего? Не есть ли наш генплан – слегка видоизмененная калька генплана Москвы? Например, у некоторых специалистов вызывают возражения планы расширить границы города и освоить новые территории, хотя увеличения населения города в обозримом будущем вроде бы не просматривается.

– В отношении исторического центра все сделано весьма и весьма корректно. Конечно, сегодня нельзя с уверенностью говорить, увеличится ли население Нижнего – все будет опять же зависеть это экономики. Как мы знаем, в последнее время численность жителей не увеличивается, а уменьшается. Тем не менее, лучше быть готовыми к развитию разнообразных ситуаций, чем принимать поспешные решения потом. Важно, что определены территории, которые можно осваивать, и территории, которые должны остаться неприкосновенными. Это связано еще и с тем, что необходимо четче определить и закрепить границы города, поскольку города-спутники всячески поджимают и «подъедают» территорию областного центра. Если нет четких границ, начинается хаос.

– Самый злободневный вопрос: как кризис сказался на работе нижегородских архитекторов, если учесть, что объемы строительства значительно сократились? Естественный отбор среди нижегородских архитектурных мастерских уже начался?

– Как только встает строительство, встают и проектировщики. Ситуация абсолютно зеркальная, если не хуже, чем в строительстве. Естественный отбор предполагает, что выживут сильнейшие. У нас же, скорее, наблюдается антиестественный отбор – то есть, я думаю, что выживут слабейшие. Крупные фирмы работают под крупные заказы, которых сегодня стало значительно меньше. А ведь под крупные заказы нужно содержать смежников, инженеров, других специалистов. Один мой коллега, который руководит небольшой фирмой, недавно сказал так: «Тараканы выживут всегда, а выживут ли мамонты – неизвестно». Наши ведущие мастерские сегодня пребывают в плачевном состоянии. И в Москве многие крупные мастерские уже закрылись.

– Как думаете, как будет развиваться нижегородская архитектура в будущем? Сможем ли еще чем-нибудь удивить страну или будем развиваться в рамках общероссийских и общемировых тенденций?

– Ситуация в одном отдельно взятом городе не может принципиально отличаться от того, что мы видим в России и мире. Золотые годы нижегородской архитектуры и в плане творческой свободы, и в плане позитивного отношения к тому, что строится максимально большим количеством обывателей, видимо, закончились. Это не связано с профессией как таковой, а скорее подчиняется мировым законам. С другой стороны, элементы историзма и модернизма сохраняются в отдельных нижегородских постройках и поныне. Например, здание бизнес-центра «Лобаческий Плаза». Модернистское здание, но с попытками привязать его к окружающей среде за счет использования колон, наличников вокруг модернистских окон. Авторы считают, что должен быть налажен если не диалог, то хотя бы шепот между исторической и современной архитектурой. В этом наше отличие от всех других архитектур – по крайней мере, российских.

– И на этом фоне в город возвращается так называемая типовая застройка…

– Действительно, стала возвращаться чрезвычайно утилитарная архитектура, которая выполняет функцию сугубо экономического инструмента. Многим людям нужны квадратные метры как средство вложения своих денег. Они бы рады заплатить за архитектуру. Но у них нет на это средств.

– Но мы же не вернемся к массовому возведению так называемых «хрущевок»?

– Я бы не стал зарекаться. Скромные квартиры существуют во всем мире. И они порой еще более скромны, чем «хрущевки». Типовая застройка никогда никуда не исчезнет, потому что не исчезнет категория людей, которой нужно дешевое жилье.

– В этом смысле Сталин был действительно великий зодчий, ведь после него остался свой, пусть и дорогостоящий, но узнаваемый стиль в архитектуре?

– Когда те или иные правители хотят остаться в пространстве, они понимают, что этого можно добиться за счет архитектуры. Например, это хорошо понимает Лужков. Понятие «лужковский стиль в архитектуре» сегодня – объективная реальность. Возможно, многим этот стиль не нравится, но он существует. Хотя бы потому, что столичный мэр реально руководит градостроительным процессом в Москве.

– Можно ли говорить о шанцевском стиле в нижегородской архитектуре, или это преждевременный вопрос?

– Наш губернатор – человек чрезвычайно искушенный в градостроительстве. Опыт работы в столице позволил ему познать нашу профессию детально. Сам факт, что губернатор не дилетант в градостроительных и архитектурных вопросах – отрадный. Пожалуй, из всех руководителей города и области, которых я видел, он человек наиболее сведущий в вопросах архитектуры, и это обнадеживает.

Сергей АНИСИМОВ

 
http://городпечей.рф/ дровяные печи для бани с выносными топками. | http://profnastil-nn.ru/ купить профнастил кровельный профнастил.

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100