русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 19 января 2018 г. пятница
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 8(91) от 31.05.2009 г. | ...С налоговой не судись |


...С налоговой не судись

6.8KbНачальник Управления федеральной налоговой службы по Нижегородской области Николай Поляков возглавляет налоговое ведомство губернии 15 лет. Он был назначен ещё губернатором Немцовым и продолжает работать в этой должности вот уже при четвертом губернаторе. И ему есть, что вспомнить, и с чем сравнить сегодняшнюю ситуацию с налоговыми платежами в регионе.

– Николай Федорович, многие предприниматели жалуются, и мы писали об этом в нашей газете, что налоговики не «входят в положение» предприятий и требуют, чтобы юридические лица показывали докризисную прибыль. Говорят, будто есть инструкция от ваших непосредственных начальников ужесточить требования по взысканию налогов в кризисный период...

– Чтобы оперативно решать проблемы, привнесенные в нашу жизнь кризисом, в Управлении федеральной налоговой службы по Нижегородской области создан ситуационный центр. Предприятия обращаются к нам за помощью, и мы смотрим, чем можно конкретно им помочь. Бывает, что предприятию нужна отсрочка платежа, чтобы ему дали кредит и так далее. Поэтому тем налогоплательщикам, у которых есть проблемы, и эти проблемы зависят не от них, мы помогаем. Другой вопрос, что некоторые предприятия в ноябре прошлого года налог на прибыль вывели куда-то за рубеж, а потом пришли к нам и сказали, что мы, дескать, платить не можем, средств у нас нет. В этом случае мы уже разговариваем по-другому. Если имела место преднамеренная неуплата налогов, такие предприятия мы заставляем заплатить. Как таковой инструкции ужесточить сбор налогов нет. Тем не менее, нам известно, что на ряде предприятий начали намеренно показывать меньшую прибыль, надеясь таким образом уменьшить налоговые платежи и рассчитывая, что кризис все спишет. Эти предприятия мы проверяем особенно тщательно и работаем с ними действительно жестче.

– Как известно, ставка транспортного налога в регионе – одна из самых высоких в стране. Какова ситуация по уплате этого налога?

– Объем задолженности по транспортному налогу в Нижегородской области на сегодняшний день составляет около 700 миллионов рублей – это почти 30 процентов годовой суммы транспортного налога. При этом дела по задолженностям на сумму 637 миллионов рублей в настоящее время находятся на взыскании у судебных приставов. Из них 56 миллионов рублей невозможно взыскать в связи со смертью владельцев и 145 миллионов рублей – в связи с отсутствием владельцев по месту регистрации. В Нижегородской области очень много людей, которые продали машины по доверенности. Однако тот, кто продал машину по доверенности, должен заплатить налог, независимо от того, что он авто уже не пользуется. Это проблема и для нас, потому что мы не можем найти налогоплательщика, и для продавца, за которым растет долг – иногда многолетний. Наконец-то на федеральном уровне заключено соглашение с ГАИ, поскольку много проблем возникало как раз из-за неправильной регистрации автомобиля в ГАИ. Создан единый программный продукт, который позволит устранить ранее имевшиеся неточности. Впервые в России у нас установлены терминалы в общественных местах, магазинах, где можно уплатить транспортный налог, налог на землю и имущество. Эта практика будет расширяться.

– Многие автовладельцы жалуются, что уведомление об уплате транспортного налога иногда приходит со значительным опозданием. Кто в этом виноват?

– В УФНС по Нижегородской области создан единый центр обработки данных. Таких центров в России всего четыре, причем у нас – самый крупный. Кстати, в США, где значительно больше и населения, и автомобилей, таких центров всего восемь. На сегодняшний день мы обрабатываем информацию не только для себя, но и для четырех соседних регионов, а в перспективе будем работать на весь Приволжский округ. Преимущество такого центра в том, что внести извне какие-либо коррективы в данные невозможно. Поэтому уведомление об уплате у нас выходит в тот день, когда это необходимо. Это уведомление забирает почта. У нас к почте накопились определенные претензии, например, по тарифам за услуги. Еще недавно тариф на конверт с уведомлением о вручении составлял 9 рублей, а сейчас эта услуга на почте стоит уже от 28 до 50 рублей. Поэтому мы должны только на отправку уведомлений затратить 215 миллионов рублей в год. Даже если сумма налогового долга – 2 копейки, мы обязаны послать бумагу задолжнику – так велит закон. К тому же почта иногда теряет уведомления или доставляет наш конверт с опозданием. Поэтому мы сегодня ищем альтернативные службы доставки корреспонденции, однако, пока это наше больное место.

– Существуют опасения, что единый налог на недвижимость, который собираются вводить в ближайшее время, может больно ударить по малоимущим, которые владеют, например, квартирами с большим метражом. Не грозит ли нам очередная уравниловка, когда за рубленый пятистенок на шести сотках и богатые за новый коттедж придется платить одинаковую сумму?

– Сегодня некоторые граждане имеют громадные коттеджи и земельные участки, но платят за них копейки. Потому что оценка БТИ не соответствует рыночным ценам на недвижимость. Налог на недвижимость объединит плату за землю и имущество. Кроме того, если кто-то сегодня имеет пять загородных домов, все равно платит мизерную сумму за каждый дом по отдельности. Предполагается, что новая ставка налога на те же пять домов будет значительно выше, нежели на каждый дом в отдельности. Я думаю, что малоимущие не пострадают, поскольку каждый регион получит право варьировать ставки. В прошлом году проводилась переоценка стоимости имущества и земли в регионе, которая стала заметно выше, но это обстоятельство мало кто заметил. Потому что стоимость имущества возросла в три, пять и даже десять раз, а ставка налога одновременно была снижена для неимущих примерно во столько же. В то же время крупные собственники стали платить больше. Ставка может варьироваться от 0,1 до 2 процентов стоимости имущества. Пенсионеры и неимущие в любом случае будут платить по минимальной шкале. Кстати, даже два процента от рыночной стоимости на год – это очень мало. Например, в США и Англии поступления в казну от налога на имущество до недавнего времени составляли до 45 процентов общего объема налоговых поступлений. А у нас платежи по налогу на имущество вместе с платой за землю не превышают восьми процентов.

– Сейчас много говорят о том, что будет введена прогрессивная шкала налога на доходы физических лиц. Но ведь попытки ввести такую шкалу в России в 90-е годы окончились неудачей, поскольку физлица в массовом порядке стали скрывать свои реальные доходы. Не повторится ли ситуация сегодня?

– Плоской шкалы налогообложения для физических лиц в мире почти не осталось. В свое время в России она была введена совершенно правильно. В 90-е годы основная масса зарплат была теневая. И чтобы вывести зарплату из тени, сделали единый подоходный налог для всех – 13 процентов. Но в нынешней ситуации такой подход устарел. В начале 90-х не было истории предприятий, у налоговых служб не было баз данных. Сегодня создана единая база налогоплательщиков, и у нас есть возможность отслеживать движение денежных средств. И если сегодня у какого-то предприятия или физического лица резко падают доходы, мы начинаем моментально интересоваться, что случилось.

– Помнится, что в 90-е годы наблюдалась очень высокая задолженность по уплате налогов, а сегодня, в кризисные времена, недоимка в самом худшем случае составляет всего несколько процентов от вашего плана. С чем это связано? Неужели с возросшей сознательностью налогоплательщиков?

– Большая задолженность по налогам в те годы была обусловлена политикой государства. Например, начислялись очень большие пени – до одного процента в день от суммы задолженности. То есть по итогам года у некоторых предприятий накапливалась основная сумма налогового долга плюс 365 процентов пени. Тогдашнее ужесточение налоговой политики негативно сказалось на экономике. Ведь если у многих предприятий рухнули госзаказы, то они объективно не могли вовремя платить налоги. Поэтому были проведены две реструктуризации по уплате налогов – в 2000 и 2002 годах. Было предложено заплатить основной долг за шесть лет и пени – за четыре года. Причем, если половина долга гасилась не за три года, а за два, то пени списывались. Поэтому большинство предприятий стали любыми путями изыскивать средства для уплаты задолженности за два года. В Нижегородской области этим правом воспользовались более тысячи предприятий. Сегодня ситуация по уплате налогов кардинально отличается от той, что была десять лет назад. Тогда вовремя платили налоги, дай бог, процентов 20 предприятий. А сегодня некоторые руководители мне говорят: «Мы опоздали с платежом на несколько дней, а вы уже начинаете нас доставать!» Я говорю им в ответ: «Потому что вас, неплательщиков, остались единицы. И на общем фоне неплательщики видны сразу, потому что подавляющее большинство платит вовремя».

– Даже в кризис?

– Конечно, сегодня мы идем чуть ниже показателей прошлого года. Но не надо забывать, что в прошлом году у нас произошел резкий рост объема налоговых платежей. Сравнивать экономическую ситуация можно по-разному. Если говорить о нашей области, то надо сравнивать прежде всего с регионами, где, как и у нас, развито автомобилестроение – это Самара и Татарстан. И если у нас сейчас собираемость налогов около 90 процентов от уровня прошлого года, и этот процент начинает медленно повышаться, то в Самарской области – 78 процентов, в Татарстане – 68 процентов. Взять, например, ситуацию по налогу на прибыль. В Нижегородской области около 4 тысяч предприятий, которые убытки показывали и до кризиса. Но убытки убыткам рознь. Есть предприятия, которые вложили инвестиции в собственное развитие. То есть взяли кредиты и платят по ним проценты. Это нормальное явление, и мы понимаем, что у таких предприятий прибыль появится через три-четыре года. Поэтому мы внимательно рассматриваем ситуацию на каждом предприятии – почему не платят. Если не платят по неуважительным причинам – доначисляем им налоги. Ежегодные доначисления составляют примерно 9 миллиардов рублей. Это очень большая сумма. Хотя проверяем мы всего один процент предприятий. Например, за три месяца текущего года доначислено на 142 процента больше платежей, чем за аналогичный период прошлого года. Это как раз те предприятия, которые попытались под кризис занизить налог на прибыль.

– Вы сказали, что проверяете всего один процент предприятий. А какова эффективность этих проверок? Или, тот, кто ищет, всегда что-нибудь найдет?

– Наши проверки эффективны на сто процентов. Если же мы кого-то проверим и ничего не найдем, к нам сразу возникает два вопроса. Либо недобросовестный налоговый инспектор о чем-то договорился с руководством, либо наш анализ ситуации на предприятии оказался ошибочным. Сегодня такого нет. В прошлом году мы приходили на 1700 нижегородских предприятий и везде доначисляли налоги. Кстати, если в результате проверки предприятие признает свои ошибки и платит сумму основного долга, то штрафные санкции к нему не применяются. Тем не менее, в прошлом году уплата именно штрафных санкций составила значительную сумму. При этом мы участвовали в 100 тысячах судов и в 99 тысячах случаев их выиграли, то есть доказали истцам свою правоту.

Сергей АНИСИМОВ

 
Продажа моторных яхт моторные яхты продажа mzyachts.ru. | Что такое мягкие окна myagkie-okna.pro.

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100