русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 18 августа 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 15(98) от 25.12.2009 г. | Атомный кластер: выгодней, чем гособоронзаказ |


Атомный кластер: выгодней, чем гособоронзаказ

7.2KbТермин «кластер» в последнее время приобрел широкое распространение и даже популярность. У всех на памяти широко разрекламированный автокластер, который на территории Нижегородской области так и не состоялся. Между тем, по оценкам экспертов, кластеры – или «территориально и экономически взаимосвязанные предприятия и организации, объединенные инновационной программой внедрения передовых технологий в целях повышения конкурентоспособности всех участников» – должны стать одним из основных инструментов модернизации российской экономики.

В связи с приоритетным развитием атомной отрасли в России открываются большие перспективы для создания и развития кластеров атомной энергетики. По понятным причинам, в Нижегородской области есть все основания для того, чтобы судьба атомного кластера оказалась гораздо счастливее так и неродившегося автомобильного собрата.

Наш собеседник – генеральный директор Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателейВ. Н. Цыбанев.

– Валерий Николаевич, как Вы оцениваете перспективы создания Нижегородского атомного кластера?

– Еще задолго до того, как НИАЭП получил статус инжиниринговой компании, в нашей области сложился круг предприятий, которые, с определенной натяжкой, можно было бы назвать атомным миникластером. Это, безусловно, сам Атомэнергопроект и ряд заводов, которые производили какие­то элементы оборудования для атомной энергетики: Нижегородский машиностроительный завод, НИИИС, Саровский ядерный центр, ОКБМ Африкантов. Тогда они взаимодействовали в рамках плановой экономики.

Сегодня Росатом исповедует принципы рыночной экономики, открывает двери для любых конкурентоспособных партнеров, поэтому для многих предприятий Нижегородской области, обладающих современными технологиями и квалифицированными кадрами, открылась реальная возможность принять участие в программах Госкорпорации.

Понятно, что просто так в эти программы не войдешь, что конкурентная среда очень плотная, тем не менее принято решение расширить перечень предприятий для создания Нижегородского атомного кластера. 29 октября на форуме «Россия единая» было подписано соглашение о сотрудничестве между Нижегородской ассоциацией промышленников и предпринимателей и инжиниринговой компанией «Атомэнергопроект».

В соглашении обозначены такие направления, как выявление перспективных предприятий, которые потенциально могут быть участниками атомного кластера, наше предложение НИАЭПу передовых технологий мирового уровня, поскольку у нас уже есть предприятия, обладающие таким ресурсом – это и Выксунский металлургический завод, и Кулебакский завод металлоконструкций, РУМО, Русполимет.

Мы, в свою очередь, уже получили от НИАЭП список комплектующего оборудования, необходимого для атомных станций Ростов­3, Ростов­4, и всю необходимую информацию по участию в тендерах и ярмарках атомного машиностроения. Требования, которые предъявляет Росатом, гораздо выше, чем на тендерах, где закупается оборудование для гражданских объектов, и это нельзя не учитывать. Здесь другие нормы по качеству, по безопасности, обязательно наличие определенной документации. Все это требует дополнительных затрат, и предприятия­члены НАПП хорошо понимают это. Практически сразу к нам присоединились Городецкий судоремонтный завод, «Анод» и «Промэнергокомплект», которые заранее получили соответствующие разрешительные документы и необходимые лицензии и сертификаты.

Мы планируем плотное взаимодействие между проектировщиками и предприятиями по согласованию проектно­конструкторской документации – это очень существенный момент. Работа по созданию кластера уже началась, и я уверен, что она будет успешной.

– Учитывая, что уже принято решение о строительстве в области собственной АЭС...

– Совершенно верно! Чем и привлекательно для предприятий участие в этой программе, так это долгосрочным сотрудничеством. Программа развития атомной отрасли прописана до 2030 года, и это гораздо интересней, чем даже гособоронзаказ. Там контракты заключаются на год, максимум на три, а здесь, если предприятие вошло в программу, оно может быть обеспечено работой, заказами, финансированием на десятки лет вперед. При этом уровень заказов не идет ни в какое сравнение с изготовлением металлоконструкций для животноводческого комплекса. Это наукоемкое производство, требующее высоких технологий, то есть гарантированное движение вперед, постоянное развитие производительных сил. Особенно это касается производств, расположенных в зоне будущего строительства АЭС – в Навашинском, Выксунском районах, Владимирской области.

– Валерий Николаевич, думаю, что едва ли кто­то будет оспаривать плюсы создания в области атомного кластера. Но это пока – перспектива. Позвольте задать Вам несколько вопросов по состоянию нижегородской промышленности на конец 2009 года. Ведь год уже подходит к концу, пора подводить итоги.

– У нас очень сложная ситуация. Думаю, что в лучшем случае потери физического объема промышленного производства составят 20 процентов. В самой сложной ситуации, как известно, оказались автомобилестроители – ГАЗ, ПАЗ и все их поставщики. Их доля в объеме промышленного производства упала практически вдвое: с 24 до 12 процентов.

Относительно неплохая ситуация на предприятиях оборонно­промышленного комплекса, но, несмотря на это, общее снижение объемов остается существенным.

– Есть ли крупные предприятия, ставшие банкротами в связи с кризисом?

– К сожалению, есть. Приходится называть в их числе такие заводы, как «Втормет», выксунский «Дробмаш», Горьковский металлургический завод.

– В чем причина? Падение спроса, отсутствие кредитов, неплатежи заказчиков – все эти явления безусловны, но они одинаковы для всех. Однако, одни предприятия борются и идут вперед, другие разоряются и даже исчезают. Не кажется ли Вам, что ставка на новых собственников – так называемых «эффективных менеджеров» – далеко не всегда оправдывает ожидания?

– Во всяком случае, на тех предприятиях, которые устойчиво переживают многочисленные кризисы и бури, руководители досконально знают в первую очередь само производство, а потом уже все остальное. Классический пример – завод «Красное Сормово». Именно высочайший профессионализм Н. С. Жаркова позволил предприятию благополучно пережить все перипетии. За эти годы Николай Сергеевич прекрасно освоил все рыночные механизмы, научился и грамотно продавать, и проводить маркетинговые исследования. Можно ли стороннему человеку так же глубоко и основательно освоить технические особенности сложного производства, это большой вопрос.

Я не говорю уже о том, что руководитель, не знающий досконально технических регламентов производства, является потенциально опасным. За примером далеко ходить не надо – вспомним Саяно­Шушенскую ГЭС. Практика показывает: техногенные катастрофы чаще всего и происходят там, где руководители не обладают глубокими инженерными знаниями своего производства.

В феврале этого года мы были в Германии, на четырех заводах фирмы «Сименс». Там ключевые позиции занимают исключительно технари, инженеры. Генеральный директор имеет техническое образование. Второе лицо на заводе – это главный инженер, или технический директор. И только потом – финансовый, директор по продажам и так далее. Никто не умаляет важности последних, но конкурентоспособность продукции закладывается именно на уровне технологий.

– Валерий Николаевич, в этом же номере газеты мы публикуем некоторые материалы конференции «Промышленное развитие России: проблемы, перспективы». Речь, в частности, идет о внедрении передовых научных разработок в современное производство. На Ваш взгляд, насколько остра эта проблема?

– Очень остра и очень серьезна. И президент страны, и председатель правительства постоянно поднимают эти вопросы, поскольку очевидно: за последние десятилетия разрыв между наукой и производством произошел мощнейший. В Советском Союзе эти вопросы решало государство. Ведь это очень затратный механизм. Допустим, действующему производству предлагается некая новая технология. Вроде бы она перспективна, но что будет на выходе, никто не знает. А нужно заменить оборудование, переучить персонал. Риск очень большой. Поэтому гораздо проще решить проблему, закупив импортную лицензию на уже отработанную технологию. Может быть, это окажется дороже и менее эффективно, но риски однозначно меньше. Существующие сейчас механизмы – венчурные фонды и тому подобное – очень слабые. Без активного вмешательства государства эту задачу нам не решить.

– Спасибо за интервью. Успехов Вам и ассоциации в наступающем году!

Галина МИТЬКИНА

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100