русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 августа 2017 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 3 (102) от 26.03.2010 г. |


Школа чьей-то мечты

7.9KbПожалуй, ни разу «Нижегородская деловая газета» не обращалась серьезно к проблемам школьного образования. Вроде, формат не наш, аудитория другая. К интервью с директором школы нас подтолкнули события последних месяцев и даже дней, связанные с реформой образования: объявление 2010 года годом Учителя, встреча президента со студентами Томского университета, решение о создании подобия «Силиконовой долины» в Сколково под Москвой. Но прежде всего – завершение национального проекта «Образование» и принятие национальной образовательной инициативы «Наша новая школа»

«Новая школа, – говорится в тексте инициативы, – это новые учителя, открытые ко всему новому, понимающие детскую психологию и особенности развития школьников, хорошо знающие свой предмет... Это современная инфраструктура. Школы станут современными зданиями – школами нашей мечты, с оригинальными архитектурными и дизайнерскими решениями, с добротной и функциональной архитектурой – столовой с вкусной и здоровой едой, медиатекой и библиотекой, высокотехнологичным учебным оборудованием, широкополосным Интернетом, грамотными учебниками и интерактивными учебными пособиями, условиями для занятий спортом и творчеством...»

Описание новой российской школы захватывает воображение и заставляет сердце громче биться от гордости за свою страну, которая, несмотря на экономический кризис, вопреки наветам недоброжелателей... и т. д. и т. п. – впору прослезиться от умиления в ожидании невиданных доселе позитивных перемен.

Смущает одно – резкая критика национальной образовательной инициативы со стороны тех, кого реализация проекта и должна бы осчастливить в первую очередь – учителей. Появилось даже открытое обращение участников учительского сообщества к президенту страны, в котором они высказывают свои взгляды на проблемы российского образования и пути их решения.

Об этом же – наш разговор с директором 91-й нижегородской школы, Заслуженным учителем с 40-летним стажем И. М. Богдановым.

– Игорь Михайлович, принес ли реальную пользу вашей школе национальный проект «Образование»?

– Прежде всего хочу сказать о том, что сам факт обращения сначала президента Путина, а затем и президента Медведева к теме образования – большое достижение нашего государства.

До этого в 1993 году втихую был принят закон «Об образовании», который обокрал практически все образование; затем образовательная система страны подверглась экспансии международных фондов вроде Фонда Сороса, тогда как собственным, российским, ученым и учителям не давали возможности печатать свои учебники, государство не могло выделить на них деньги. И то, что государство наконец решило влить хоть какие-то средства в образование и приняло общенациональные проекты «Лучшая школа» и «Лучший учитель» – это очень здорово. Конечно, сначала, как всегда, шли они очень трудно, тяжело, но когда люди поняли, что это – не обман, когда пошли первые деньги, тут уж все засуетились и начали бороться за звание лучших. Жаль, что сейчас все сворачивается, потому что эти проекты действительно принесли образованию реальную пользу, и не только денежную. Соревнование – это всегда стимул. Мы «почистили перышки», посмотрели на все, что уже сделано, и стали победителями в нацпроекте, за что и получили призовой миллион. На эти средства мы купили целый компьютерный класс и шикарные медиадоски. Но дело не только в этом, подтянулись все учителя – и семь человек получили по 100 тысяч рублей в качестве грантов по нацпроекту, и кроме того, несколько человек получили дополнительно гранты от губернатора. Это, конечно, очень существенная поддержка и жаль, что сейчас такие программы сворачиваются: очевидно, экономический кризис подкосил всю грантовую политику.

– Не совсем так. Ведь на смену национальному проекту «Образование» пришел другой проект – «Наша новая школа». Президент Медведев с явной гордостью и удовлетворением говорил об этом проекте, тогда как профессиональное сообщество его буквально встретило в штыки...

– И не удивительно. Главная примета современной власти – принятие каких бы то ни было законопроектов, решений, программ абсолютно кулуарно, безо всякого обсуждения с теми, кого эти решения и законопроекты касаются. Все рождается внутри каких-то чиновничьих кругов, и мы даже не знаем, каких именно. Назовите нам автора национального проекта «Образование» или автора новой образовательной стратегии, или проекта «Образование-2020». Мы, учителя, далеко не всегда имеем возможность участвовать в обсуждении и принятии важнейших для нас документов.

Почему советская система образования считалась лучшей в мире? Может быть, потому, что ее создавали профессионалы? Когда в Советском Союзе принимали закон «Об образовании», во всех школах проходили семинары и педсоветы, посвященные обсуждению статей законопроекта. Авторам законопроекта отправлялись тысячи писем с поправками. А потом собирался Учительский съезд, на котором постатейно обсуждался и принимался будущий закон. Кто сегодня создает и принимает законы? Может быть, это очень умные и хорошие люди, но разве они не могут ошибиться?

Вот нам ввели ЕГЭ. Думаете, кто-то из учителей против независимой оценки знаний учеников, в чем и заключается цель единого государственного экзамена? Мы только «за». Независимая оценка подтягивает и школу, и учителя. Но к таким глобальным переменам в системе нужно го-то-ви-ть-ся. А у нас какой-то чиновник съездил за границу, увидел, как там сдают экзамены, вернулся и – хоп – с завтрашнего дня все школы переходят на ЕГЭ. В итоге мы еще несколько лет будем «доводить до ума» проект, который, между прочим, оказывает прямое влияние на будущее каждого школьника.

Но уже сейчас, с введением этого непроработанного, «сырого» проекта оказалась сломанной и система подготовки выпускников, и система приема абитуриентов, и система профильного обучения. Для чего создавали сильные профильные лицеи и гимназии, которые подготавливали школьников к будущей профессии, давали углубленные знания по тому или другому предмету? С введением ЕГЭ их значение фактически сводится на нет, поскольку выпускник будет подавать документы не в тот вуз, к которому его готовили в лицее или гимназии, а в тот, где его балл по ЕГЭ будет проходным.

Чем мы были всегда сильны? Тем, что с самого раннего возраста выращивали будущих физиков, математиков, гуманитариев. Разве сейчас стране не нужны физики? Не нужны математики?

Мы говорим о ценностях демократического общества, но в реальности у нас никакой демократии нет. Есть откровенно административно-палочная система: «Выполняй, как я сказал». Все построено на этой системе, и рассчитывать, что из нее выйдет демократическое общество – просто... наивно.

– Игорь Михайлович, все вроде бы так, но... В вашей школе 1 000 учеников, и все родители заинтересованы в том, чтобы дети получили хорошее образование. Знаю по себе: большинство родителей представления не имеют о реальных проблемах современной школы. Может быть, школе следует привлечь нас к обсуждению этих проблем и к защите своих интересов?

– Мы все эти проблемы обозначаем на педагогическом совете, на заседаниях родительских комитетов. Но тенденция последних лет: отторжение общества от школы. В этом нет ничего удивительного. Десятки, сотни раз с самых высоких трибун было сказано, что учителям повышают зарплату. За последние три года я слышал это, наверное, раз десять: то на двадцать, то на тридцать процентов. У любого обывателя, естественно, складывается впечатление, что в школе все хорошо: учителям каждый месяц повышают зарплату, улучшают материально-техническую базу и т. д. и т. п. О том, что эти заклинания не имеют ничего общего с реальностью, общество не знает. Оно слышит, что выделено столько-то миллионов рублей на приобретение оборудования, или учебников, или питание – и радуется. Но разделите эти миллионы рублей на число учеников – и вы получите реальную картину жалкого финансирования, которое не в состоянии обеспечить нормальный уровень функционирования школы. Предел объемов финансирования сегодня такой, что средства в полном объеме выделяются только на зарплату и по остаточному принципу на все остальное. Как в таких условиях строить «новую школу»?

Дело учителя – учить и воспитывать детей. Дело директора школы – грамотно организовать образовательный процесс в школе. А финансирование государственных учреждений, к коим пока относится и школа, – это дело чиновников, государевых людей. Не должна школа заниматься поиском спонсоров, ходить с протянутой рукой. Мы выполняем государственный заказ на подготовку образованного поколения будущего – в этом и есть предназначение школы.

Конечно, у чиновников может быть свое мнение на этот счет. Если послушать президента Медведева: какой он хочет видеть школу? Он хочет видеть прежде всего счастливых детей, которые приходят в красивую школу и улыбаются, улыбаются, улыбаются.

Премьер Путин, судя по его высказываниям, хочет видеть школу материально обеспеченной, компьютеризированной.

Чиновник городского масштаба хочет видеть школу, которая... не мешает, не лезет со своими проблемами.

А учитель видит школу XXI века учебным заведением, в котором он может достойно выразить себя. Учитель не должен думать о том, на что прокормить семью. О том, во что ему одеться. Он должен думать только о том, как и какие знания он передаст детям. Именно этого требует от учителя и новая образовательная инициатива.

«Образовательные стандарты нового поколения должны помочь ребенку самореализоваться: как в стенах школы, так и за ее пределами». Отлично! Великолепная идея! Сегодня другие дети: раскрытые, незакомплексованные, подвижные. Что мы можем им предложить? Да, у нас в школе есть 60 компьютеров, но чтобы отвечать современным стандартам, компьютер должен стоять на каждом школьном столе и иметь выход в Интернет. Тогда учитель может дать ребенку максимум информации, сделать отсылку к любым источникам, наглядно продемонстрировать каждый тезис. И таких примеров – множество.

Еще один аспект. Нам все время говорят о новых образовательных стандартах. Они будут введены чуть ли не с 1 сентября. Но тогда учителей надо отправлять на профессиональную переподготовку хотя бы на месяц-два, надо повышать им зарплату в 3-4 раза – иначе «новые стандарты» останутся только на бумаге. Это серьезная, творческая работа, требующая знаний, времени, больших усилий – все это нужно оплачивать. Не заставишь человека с зарплатой в 10 -12 тысяч за две ставки выполнять профессорскую работу.

Дальше: в программе «Наша новая школа» сказано о необходимости создания разветвленной системы поиска, поддержки и сопровождении талантливых детей. Здорово! Нужны талантливые дети, кто бы спорил. Любая страна сильна индивидуумами. Их надо пестовать. Но почему тогда участие наших талантливых детей во многих конкурсах, олимпиадах должны оплачивать либо школа, либо родители? Практически везде есть «стартовый взнос». В бюджете школы нет статьи «поддержка талантливых детей» или «участие в конкурсах». Нам говорят: «Ищите спонсоров». Нет сегодня спонсоров, готовых поддерживать всю систему образования!

Школа готовит замечательных ребят, показывающих большие успехи. Их приглашают на научные масштабные мероприятия, подобные Харитоновским или Каплановским чтениям. Кто должен заплатить 2-3-4 тысячи рублей за поездку? При том что талантливые дети живут, как правило, в малообеспеченных семьях, которые при всем желании не могут оплатить дорогостоящие поездки.

«Ключевая роль в школе принадлежит учителю» – еще один постулат нового закона, с которым невозможно спорить. «Главное – привлечь к учительской профессии молодых талантливых учителей».

Ну не стоят сегодня выпускники вузов в очередь на работу в школе! Каждой школе нужны математики, историки, учителя иностранного языка. Если у меня сегодня заболеет учитель математики – это будет катастрофа!

Чтобы исполнить задачи, внесенные в национальную программу, надо отбирать учителей в школу по конкурсу. Они будут работать по контракту и делать все возможное, чтобы удержаться на своем рабочем месте. А сейчас – какой контракт? Я молю Бога, чтобы не разбежались те, кто работает. Сегодня средняя нагрузка каждого учителя 1,5-2 ставки. А базовый оклад молодого учителя – 4 100 рублей. Надбавка за классное руководство – 800 рублей, за проверку тетрадей – еще 400. Всего получается 6-8 тысяч. Можно привлечь такими условиями молодого талантливого выпускника вуза, если он в любом офисе получит работу с зарплатой 10-15 тысяч без проблем?

«Российская школа не имеет права быть ветхой», – говорит президент страны. Каждый директор школы, каждый учитель мечтает работать в современной, красивой школе. Как этого добиться? Абсолютное большинство российских школ построены в советское время, многие – еще в 50-60-х годах. В СССР провозглашалась норма: родильные дома и другие детские учреждения надлежит сносить через 50 лет существования в целях ненакопления инфекционных возбудителей. Значит, все наши школы надо сровнять с землей и на их месте построить современные, «умные здания». У нас нет денег не только на строительство, но и на современный, качественный ремонт. Нам на новые парты выделяют столько, что мы можем заменить мебель в 5-6 классах в год. В школе 60 классов. Считайте, когда школы «изменят свой облик». Мало того, зачастую и на эти деньги устраиваются тендеры – и тогда школа закупает не то, что ей нужно, а то, что предлагает победитель тендера, то есть подешевле, то есть похуже.

Ветхая школа мешает процессу образования. Дети заходят в просторные, светлые, красивые здания магазинов, кинотеатров – и потом, возвращаясь в школу, испытывают чувство разочарования и неуважения к ней. Учитель заходит в любой офис, в банк – и понимает, что эти учреждения востребованы обществом, а школа – не востребована. Так школа постепенно превращается из храма знаний в некую «обязаловку», вызывающую негативные эмоции.

Денег на ликвидацию ветхих школ нужно очень много. Я не думаю, что в стране достаточно средств для решения этой задачи в обозримом будущем. У нас поразительно быстро растут миллиардеры, но на образование денег всегда не хватает.

Следующая позиция – сохранение и укрепление здоровья школьников как приоритет новой школы. Непонятно, почему эту функцию возлагают на школу, но уж коль это так, значит, надо увеличивать площадь помещений, решать проблемы вентилирования, выделять разумные средства на горячее и сбалансированное питание.

Если все это свершится, и учителя, и дети, и родители будут только счастливы.

У нас ведь как чаще всего бывает: сначала шумиха, потом неразбериха, потом наказание невиновных и награждение непричастных. Очень не хотелось бы, чтобы так же произошло и с национальной инициативой, утвержденной президентом.

Школа сегодня погрязла в делах, которые ей несвойственны. Мы не должны заниматься ничем, кроме образования и воспитания. На деле учителя отвечают и за вакцинацию свиного гриппа, и за своевременное получение паспортов, и за оформление страховых свидетельств государственного пенсионного страхования, и за то, чтобы каждый ребенок зарегистрировался в качестве волонтера, и еще миллион разных дел, не имеющих никакого отношения к образованию. И не просто отвечают, но и сдают кипы отчетов о выполнении всех этих мероприятий. Скоро учителю уже некогда будет думать о физике или химии, или даже ЕГЭ, поскольку он должен решить массу посторонних задач.

Если все это останется без изменений, национальная образовательная инициатива превратится в PR, в отписку: вы с нас просите отчеты, мы вам их рисуем. Никакого отношения к реальности это не имеет, но проще сдать отчет и отвязаться от нелепых требований.

Знаете, дети всегда критично относятся к взрослым, можно сказать, терпят их требования, наставления. Это и есть проблема отцов и детей. Но сегодня в России формируется страшная картина: дети перестают уважать общество, которое создает им такие условия для развития. Они не жалеют взрослых, в том числе, и родителей. Скептически относятся ко всему, что происходит. К обществу, в котором им предстоит жить.

Государство забыло о том, что дети должны переживать свои, детские, проблемы. Мы же взваливаем на них непомерные взрослые проблемы. Родители постоянно обсуждают нехватку денег или боязнь остаться без работы. Интернет, телевизор, печать предлагают обсуждение сексуальных, половых, уголовных проблем. Я не верю, что на уровне правительства страны, президента нельзя решить вопрос о запрете на распространение в СМИ информации такого содержания. Это зачем-то стране нужно?

– Есть еще одна серьезнейшая проблема: рассматривается вопрос о переводе школ на самофинансирование.

– Да, и тоже келейно. Ни самого предложения, ни его авторов мы не знаем, но из Госдумы приходит информация о том, что все бюджетные учреждения планируется разделить на казенные и не казенные, и из казенных – то есть финансируемых государством – нас уберут. Школы, как и детские сады, и больницы должны будут добывать себе средства сами.

– Может быть, так честнее? Ведь и сейчас в очень многих школах, и практически во всех лицеях и гимназиях с родителей собирают по нескольку тысяч рублей в год, тратя эти средства на доплату учителям...

– Но далеко не все родители в состоянии заплатить за обучение. Они же не виноваты, что у них нет работы, или зарплаты едва хватает, чтобы сводить концы с концами. Что же, их дети не должны учиться? А если в школе много детей из малообеспеченных семей – такая школа должна закрыться?

Наконец, еще одно немаловажное обстоятельство: даже если школа соберет деньги с родителей, при современной казначейской системе она не сможет самостоятельно этими деньгами распорядиться.

Как только школа встает на коммерческие рельсы, она перестает быть Школой и становится коммерческой организацией со всеми вытекающими последствиями. С этого момента ее интересует не конкретный ребенок, а платежеспособность его родителей. Российская государственная школа тем и ценна, что ни ребенок, ни учитель не касаются денежных вопросов. Учитель – творец, ребенок – талант: такими и должны быть их взаимоотношения.

...«Модернизация и инновационное развитие – единственный путь, который позволит России стать конкурентным обществом в мире XXI века. ...Школа является критически важным элементом в этом процессе. ...Новая школа – институт, соответствующий целям опережающего развития...» Это тезисы национальной образовательной инициативы «Наша новая школа». Многие шаги президента страны и российского правительства, сделанные в последние месяцы, свидетельствуют о том, что в вопросах реформы образования сформирована политическая воля, без которой ни одна реформа в нашей стране немыслима. Но если создатели инициативы так и не услышат И. М. Богданова и тысяч подобных ему директоров школ и учителей, «национальная инициатива» останется красивой утопией, а конкурентоспособность России – еще одним мифом постсоветского периода.

А всего-то и надо – прислушаться...

Галина МИТЬКИНА


 
Где купить цельнолитая шина. | Сайт giorgio armani история армани giorgio armani.
Здесь экскаваторы. Сравните цены. Купите дешевле
pravanaspectehniku.com
Ножи для охоты и туризма. Японские кухонные ножи. Японские ножи
metartvtor.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2017

Rambler's Top100