русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 22 октября 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 4 (103) от 19.04.2010 г. | Жесткие игры на детской сцене |


Жестокие игры на детской сцене

9.4KbС начала конфликта в Нижегородском ТЮЗе, а длится он с лета прошлого года, мы писали о нем лишь несколько строк. Рассказывать о театральной жизни и сценических проблемах, как теперь говорят, не совсем наш, делового издания, формат. Впрочем, и реформа школьного образования, о которой мы писали в одном из предыдущих номеров, вроде тоже «вне делового поля». Но иногда за этими рамками бывают темы и события, пройти мимо которых
нельзя, потому как они знаковые, высвечивающие некие черные дыры нашей жизни. Вот и конфликт в нашем ТЮЗе из этого ряда. Мы не рассказываем предысторию, полагая, что наши читатели о ней знают, потому как этот конфликт не только стал достоянием федеральных СМИ и заполонил Интернет, но решением проблемы намерена заняться Государственная дума. Славься, Нижний!

Казалось бы, администрации ТЮЗа при поддержке областного руководства удалось купировать конфликт в театре. Действуя грубо и подчас беспринципно, используя весь набор бюрократических средств и не задумываясь о последствиях, уже после визита делегации СТД и в нарушение достигнутых соглашений дирекция театра последовательно снимает с афиш спектакли В. Золотаря, различными способами выдавливает из труппы «бунтовщиков», организует общественную поддержку своей театральной политики. Реакция сохранивших собственное мнение нижегородских СМИ областной властью игнорируется, а общественные организации и творческие союзы Нижнего Новгорода предпочитают не вмешиваться.

Однако вмешивается российская театральная общественность: в поддержку В. Золотаря выступают Инна Чурикова, Алиса Фрейндлих, Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова, Чулпан Хаматова, Сергей Гармаш, Евгений Миронов и Елена Яковлева. А 15 апреля в Нижний Новгород прибыла комиссия Министерства культуры РФ во главе с директором департамента современного искусства и международных культурных связей Алексеем Шалашовым.

Видимо, развязка этого сюжета близка, и в течение сравнительно короткого срока – вряд ли более полугода – можно будет говорить о каком-то новом этапе жизни театра. Или об отсутствии таковой. Вариантов возможного окончательного решения тюзовского вопроса несколько.

Вариант первый, самый катастрофичный, но он же наименее вероятный: ТЮЗа не будет. Совсем.

Очередная проверка пожарной инспекции выявит серьезные нарушения, инженерное обследование здания определит необходимость срочного капитального ремонта. Театр закрывают, скажем, на год – полтора. Труппу как-то трудоустраивают, возможно – предлагают поработать на строительстве (если актрисе можно стать уборщицей, почему же нельзя маляром-штукатуром?). В процессе проведения работ обнаруживается, что смета составлена неверно и денег на окончание ремонта не хватает, или банкротится подрядчик, или меняется областное правительство. В общем, нам объяснят, что, дескать, ситуация аховая, но вот есть инвестор, который готов вложить средства – правда, не в театр, а в развлекательный центр. И это лучше, чем замороженная стройка в центре города. А театр – ну так все равно на ладан дышал, два спектакля в месяц давал… И разница не велика – раньше голые мужики по сцене скакали, теперь будут красивые девушки… А деньги, ну, очень нужны – на строительство борской канатной дороги, на ремонт моста. ТЮЗ, конечно же, будет, но позже: вот построим новый оперный, а старое здание отдадим ТЮЗу. В общем, объяснений может быть сколько угодно, а обещаний еще больше.

Фантастично, но жизнь богаче вымысла. Кадровое движение вокруг детских клубов в системе образования, по мнению многих наблюдателей, может быть связано с подготовкой их банкротства. К примеру, зачем все-таки понадобилось менять директора Дома детского творчества Советского района? Чиновники утверждают: все дело в непрофессионализме Татьяны Томиной. Как-то неожиданно работник с огромным стажем в педагогической сфере и девятилетним в ранге директора оказался «непрофессионалом».

Выполненный менее чем наполовину план реализации госимущества Нижегородской области в 2009 году требует принятия каких-то мер «по недопущению». А поощрительное превращение областного департамента культуры в министерство, последовательная поддержка дирекции ТЮЗа и явное нежелание губернатора уделить внимание этой проблеме (прав был президент, не пользуется В. Шанцев Интернетом, иначе не стал бы делать заявлений, выдающих его полное незнание предмета) способствуют такому направлению мыслей.

Второй вариант – попытка власти повторить пройденное. Снова объяснения и обещания в сторону Москвы, подготовка каких-то соглашений и та же политика в отношении театра, но, так сказать, в размытом виде. Всячески будет усиливаться роль общественного совета, возможно, появится еще одно образование с более широкими полномочиями, например попечительский совет. Первый, как это определено сейчас в его задачах, будет пытаться контролировать репертуарный план театра, второй, в зависимости от прописанных полномочий, скорее всего больше внимания станет уделять финансовым вопросам.

Наконец, третий вариант: под давлением центральной власти решение будет принято полностью в пользу В. Золотаря и поддерживающей его части коллектива театра (А. Калягин в пересказе А. Хинтштейна: «…единственным выходом из конфликта в ТЮЗе является снятие с должности директора театра Максима Крохина. В театре должен остаться либо талантливый и признанный главный режиссер Владимир Золотарь, либо не имеющий отношения к искусству администратор»).

Совершенно очевидно, что достойную пару «не имеющему отношения к искусству администратору» должен составить другой администратор, из министерства культуры области. Я бы сказал – в первую очередь. Ведь началось все с явной кадровой ошибки, которую М. Грошев должен-таки признать.

Гораздо важнее угадывания возможного финала понять причины, по которым произошел конфликт. Люди посчитали ниже своего достоинства выполнять плохую работу, делать то, что им казалось не соответствующим их профессиональному уровню, мастерству, представлению о зрителях, наконец. Я им за это благодарен: я для них не «пипл, который хавает».

Случись такое чудо, что ГАЗ научился бы делать мерседесы, а потом вдруг опять перешел на «Волги», – возмутились бы рабочие? Говорят, подобные случаи бывали.

При всей серьезности ситуации трудно отделаться от мысли, что весь конфликт в ТЮЗе, если его пересказать как историю, выглядит очень литературно и создает впечатление заранее продуманного произведения.

Крохин и Грошев – вполне законченные литературные персонажи, с хорошо очерченными характерами, логичными по нынешним временам чиновничьими карьерами и вдобавок наделенные «говорящими фамилиями». «Золотарь» – ювелир, позолотчик, и он же ассенизатор – человек, убирающий нечистоты. Что ж, в каком-то (метафорическом) смысле Владимиру Александровичу и пришлось этим заниматься: создавать блестящие спектакли и копаться в дерьме. А Золотарь и голодовка актеров – ну, как не вспомнить Франца Кафку, его книгу «Голодарь», названную по одному из вошедших в нее рассказов.

Особенно позабавило, когда в очередной раз возникший В. Симакин (и здесь нельзя не вспомнить Валентина Гафта: «Вам бы вообще не приходить, Вам бы вообще не появляться…») первым делом решил поставить «Золотой ключик». Да, тот самый, где Карабас-Барабас плеткой-семихвосткой наводит порядок в своем театре и вешает провинившихся кукол на гвоздики. Если это была ирония нового (старого? вновь вернувшегося?) художественного руководителя, – спасибо за иллюстрацию. Хотя, похоже, дело проще – sancta simplicitas, но не в столь высоком смысле, как в оригинале.

Последняя премьера ТЮЗа – «Жестокие игры» Арбузова в постановке В. Симакина. Премьера, впрочем, и не совсем ТЮЗа, так как это выпускной спектакль студентов 4 курса Нижегородского театрального училища. Однако значится он в афише театра, и я честно купил билет, чтобы его посмотреть.

Я пытался встретиться с директором театра Максимом Владимировичем Крохиным, чтобы получить от него информацию по некоторым важным вопросам. Оказалось, что прямой контакт невозможен, что предварительно я должен направить вопросы пресс-секретарю, и затем уже будет принято решение о формате общения со мной. Вопросы я направил, и аудиенция была обещана, но, так сказать, с открытой датой, не раньше чем через две-три недели.

Владимир Знаменщиков

А в это время...

Комиссия Министерства культуры России, приехавшая к нам, чтобы разобраться в ситуации, подвела итоги: директора ТЮЗа Максима Крохина сняли с занимаемой должности. « Я считаю, что снятие Крохина с должности директора Нижегородского ТЮЗа не снимает ответственности с правительства области за допущенную критическую ситуацию в театре, – заявил депутат Госдумы Александр Хинштейн, одним из первых откликнувшийся на решение комиссии. – Это увольнение я воспринимаю не как признание допущенной ошибки, а как попытку областной власти уйти от ответственности. К тому же Крохин назначен директором Нижегородского театра кукол, а директор кукольного театра Гарьянов будет руководить в ТЮЗе – все это производит впечатление театра абсурда».

Вот такой у нас открытый финал, как говорят театралы.


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100