русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 16 августа 2018 г. четверг
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 4 (103) от 19.04.2010 г. | Препарируя режим власти |


Препарируя режим власти

6KbНедавно Евгений Гонтмахер, один из авторов нашумевшего доклада, ставшего манифестом наших либералов, высказал свое видение метода политической трансформации страны. «Мы должны запустить процесс управляемого взрыва», – поведал он журналу «Форбс». А министр финансов РФ Алексей Кудрин, выступая в Высшей школе экономики, считающейся флагманом либеральной науки, говорил не только о предстоящем сокращении бюджетных расходов и снижении активности государства в социальной сфере, но и о том, что стране необходимы политические реформы и нормальная политическая конкуренция.

Что происходит у нас в политической сфере, если министр финансов страны выступает с тезисами политических реформ? И что такое современная политическая система России? Об этом наш разговор с доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой политологии Нижегородского госуниверситета С. В. Устинкиным.

– Сергей Васильевич, на кафедре политологии хочется говорить о состоянии и оценках политических процессов в России…

– О, это слишком обширная тема, я с большим удовольствием поговорил бы о политической системе, о режиме власти, о существующих в стране партиях.

– Хорошо. Не задают Вам студенты вопросы о том, является ли «Единая Россия» партией?

– Конечно, это партия. Солидная партия, которая на последних региональных выборах подтвердила, что она пользуется поддержкой значительной части населения, что не только представляет во власти, как иногда говорят, российскую бюрократию, но и пользуется поддержкой широких слоев россиян. Последние выборы, кстати, показали, что число граждан, проголосовавших за «Единую Россию», выросло на миллион после предыдущих выборов. При этом выборы проходили в некой конкурентной борьбе. Так что ответ на этот вопрос совершенно очевиден.

– А куда бы Вы поместили «Единую Россию» в политическом спектре? Есть ли у этой партии идеология, какие-то политические принципы, которые и привлекали бы к ней россиян? Может, все-таки под брендом «ЕР» живут разные идеологии и различные партийные группировки?

– Давайте попробуем разложить все по полочкам. Дело в том, что даже среди теоретиков партийного строительства, политологов, специалистов, изучающих мировые политические процессы, нет единства взглядов на то, что же представляет собой нынешняя политическая, партийная система России. Оценки совершенно разные, причем очень разные даже без учета западных комментариев.

В самом общем виде режим, существующий сегодня в России…

– То есть все-таки у нас режим?

– С точки зрения политологии термин «режим» совершенно нормальный, нейтральный, не несущий в себе какой-либо окраски. Режим – это механизм функционирования власти внутри политической системы, если угодно, это динамическая характеристика политической системы: меняется каким-то существенным образом режим – меняется и политическая система. То есть это политологический термин, имеющий свое четкое значение. Так вот, оценивая политический режим, существующий в России с 1991 года, можно выделить три позиции.

Первая позиция: плохой ельцинский политический режим, на смену которому пришел хороший путинский. Ельцинский режим был неправильным, олигархическим. Неправильным он был, согласно этой первой оценке, потому что собственность поделили не так, стихийно, разрыв между бедными и богатыми оказался очень высоким. То есть, капитализм построился не тот, сформировалось слабое государство, которое не смогло защитить национальные интересы России, сдало все позиции настолько, что зарубежные конкуренты съели нашу промышленность и захватили основные сегменты рынков, включая стратегические и сырьевые. А Путин пришел и навел порядок: установил вертикаль власти, начал заботиться о национальных интересах, проводить нормальную социальную политику, заботиться об уровне жизни населения и так далее. Вот «Единая Россия» придерживается как раз такой позиции.

Вторая позиция. Здесь оценки диаметрально противоположны предыдущим. Ельцинский режим был правильный, демократический, а путинский неправильный, авторитарный. Потому что при Ельцине возникли партии, была свободная борьба идеологий, дискуссии, свободная конкуренция на рынке, шло рыночное перераспределение собственности, появилась свобода слова и выбора, а также прочее торжество либерально-демократических ценностей. При Путине демократия сворачивается, партийная борьба затухает, вертикаль власти заменяет свободу выбора, свобода слова попирается, авторитаризм заменяет всякую идеологию, инакомыслие зажимается. А надо больше демократии, нужна всяческая конкуренция и, согласно либеральным догмам, следует оградить рыночные процессы от вмешательства государства. Такова вторая точка зрения на существующий политический режим. Это позиция либеральных сил, которые есть в России, и хотя они проиграли все возможные и невозможные выборы, эти взгляды разделяет какая-то часть граждан.

Третья позиция, которая мне кажется наиболее адекватной, считает ельцинский и путинский режимы родственными и очень тесно связанными. Противопоставлять их никак нельзя, о чем говорит сама логика: Путин – прямой преемник Ельцина, а Медведев, в свою очередь, наследник Путина. То есть очевидна такая последовательная цепочка, в которой есть преемственность власти. В таком случае Ельцин и Путин – две стороны одной медали. При Ельцине действительно сложился олигархический капитализм, возникли так называемые кланы и семьи...

– ...Но при Путине олигархический капитализм никуда не делся и даже укрепился.

– Да, но пришли к власти другие кланы. Принцип не изменился, в экономике по-прежнему кланы, но другие, и собственность перераспределилась между этими другими владельцами. То есть в экономике при Путине используются те же олигархические принципы и механизмы, что были при Ельцине.

Но в социально-политической сфере появились разительные перемены, прежде всего, появилось усиление авторитарных тенденций. Стали говорить о некоей государственной идеологии как единственно приемлемой для страны, хотя наша Конституция прописывает нам плюрализм. Сократилось представительство партий, парламент стал «местом не для дискуссий», и так далее. Но эти авторитарные тенденции имеют свои мотивы: когда кланы, формирующие власть, поделили собственность, настало время придумывать механизмы защиты этой собственности. Здесь политика и экономика тоже выступают как две стороны одной медали: режим, будучи механизмом функционирования власти новых олигархических кланов, отстаивает и защищает ту экономическую модель, которая позволяет сохранять собственность, а вместе с ней и власть.

Поэтому говорить, что ельцинский режим плохой, а путинский хороший, совершенно неправильно. Эти режимы произрастают один из другого, это единый процесс. Хорошо это или плохо?

– Для чего? Для процесса? Для процесса это нормально, все без цвета и запаха.

– Нет, не для процесса, а для народа.

– Мне-то очевидно, что для народа олигархический режим, стремящийся консервировать и увековечить себя в стране, очень плох.

– Нет, это слишком просто. Делить на белое и черное совершенно неправильно. Если посмотреть на мировой опыт, то можно четко увидеть, что нигде в мире от тоталитаризма, если пользоваться либеральной терминологией, сразу к демократии перепрыгнуть не удавалось. Нигде! Всегда этот процесс проходил через тоталитаризм. Классики политической мысли Запада говорят, что демократия – это для богатых, зажиточных стран, что для того, чтобы она укоренилась, нужны два-три десятка лет, в течение которых институты демократии встанут на свои места, за это время пройдет разделение ветвей власти, у них появятся определенные сдержки и противовесы. Поэтому в такой переходный период, в период трансформации – вот это и есть главное слово, характеризующее то, что у нас в стране сегодня происходит, – в период такой трансформации нашей политической системе требуется режим, близкий к авторитарному. Потому что подобная трансформация – это некий рывок, модернизация, если хотите по Медведеву, а для этого нужно мобилизовать население, сконцентрировать ресурсы, пресечь коррупцию, взяточничество и воровство. И только так можно провести преобразования, о чем свидетельствует весь мировой опыт. Вот здесь и находится ответ на вопрос, что есть хорошо. Если мы хотим провести этот рывок, модернизировать экономику и страну в целом, тогда нам и нужен авторитаризм, и это совсем не плохо.

– Вроде бы все так. Но ведь и сама модернизация, точнее смысл ее, среди всех этих исповедников трех оценок российского режима вызывает жуткие споры.

– Что такое модернизация? Это укоренение в России современных институтов в экономике, социальной сфере, в политике, всюду. Если мы смотрим на Запад, то там есть свои образцы: вот они, бери и переноси. Россия, по этой западнической версии модернизации, часть атлантической цивилизации, и надо восстановить то, что было порушено в 1917 году, дабы вернуться в мировую цивилизацию, вписаться в глобальный рынок.

Есть другой подход к модернизации, так сказать почвеннический. Россия, говорят они, это нечто особое, у нас свой путь, свои традиции, нам надо учитывать это. Евразийцы считают, что нам, живущим между Европой и Азией, нужно умело сочетать азиатские корни с европейским началом. Есть неомарксисты, которые проповедуют антикапиталистический путь развития, у них свое видение модернизации, всю собственность они предлагают вернуть государству…

– Сергей Васильевич, понятно, что есть масса точек зрения различных политиков и экономистов на то, как нам жить дальше. Но у меня складывается впечатление, что Вы препарируете вот эту нашу жизнь и лягушечку-то Вам совсем не жалко. Я не прав?

– Мне-то как раз ее жалко. Я Россию люблю, я – патриот и хочу, чтобы мы сумели занять то место, которого действительно достойны.

– Но разве не очевидно, что из всего этого обилия путей модернизации, генерируемых у нас светлыми головами различных политических групп, реализуется именно та программа, которой придерживаются Путин и Медведев? И если Вы говорите, что мировой опыт говорит в пользу авторитаризма, почему тогда эта мысль не становится доминирующей, и никто не выходит на трибуну и не говорит прямо и честно: мы хотим вот такой страны, но достичь этого можно только урезанием неких либерально-демократических свобод и усилением режима существующей власти?

– Не совсем так. Выходят и говорят многие. Вот не так давно бывший экономический советник Путина Андрей Илларионов выдвинул идею, что у нас в России после Ельцина сформировалось корпоративное государство, то есть корпорации захватили и поделили между собой всю собственность, а одна из корпораций еще и власть монополизировала, то есть, по сути, приватизировала государство. И раз это так, то тот авторитаризм, который критикуют либералы, консервируется, укореняется этой властвующей корпорацией, как говорится, всерьез и надолго. И этот авторитаризм используется только на благо корпоративных интересов. Корпорация, или, говоря иначе, властная элита, используя рычаги власти, может оттеснить своих конкурентов и поддерживать страну в таком состоянии довольно длительный период. В этой ситуации вряд ли может реализоваться какой-либо модернизационный сценарий. И уж точно нам не совершить никакого рывка ни в нанотехнологиях, ни в других направлениях, которые принято относить к новому, шестому экономическому укладу.

– И если Илларионов прав, что следует делать?

– По крайней мере, желая России блага, не надо рвать на себе рубаху, это мало поможет процессам трансформации общества. Если Илларионов прав, то сейчас самое время способствовать тому, чтобы в элиту вливалась свежая кровь. Чтобы начала возрастать роль партий, обострился торг элит, в результате которого возник бы новый расклад сил во власти и затем произошел постепенный переход от тоталитаризма к демократии.

Но возможен ли сейчас этот переход от власти одной корпорации? Опросы социологов показывают, что большинство наших граждан, наше сознание, политическая культура большинства все еще тяготеют к авторитаризму, мы еще все надеемся на просвещенную власть, на Путина, на Медведева, которые придут и решат все наши проблемы. И этому запросу, этим общественным ожиданиям наш дуумвират отвечает, потому такой режим власти может длиться достаточно долго.

Петр Сырох

А в это время...

Выступая перед активистами движения «Наши», первый заместитель руководителя администрации президента России Владислав Сурков высказался по актуальным темам российской политической жизни.

«Мне важно, чтобы была справедливость и чтобы, если мы создаем новое общество, не было так, что все национальные богатства принадлежат только небольшой группе людей, чтобы все-таки они служили как можно большему числу людей, если не всем, хотя к этому надо стремиться», – сказал Сурков.

Коснулся он и темы модернизации, без которой «нет никакой перспективы у страны». Но, по словам В. Суркова, «есть те, кто нам будет мешать». Сурков объяснил, что мешают те, кто «пытается сказать, что слом политической системы, дестабилизация России приведет якобы к свободе и удивительным экономическим последствиям, что только в бардаке возможно процветание... Это демагогия, это попытка размыть наши цели, в очередной раз нас дезориентировать».


 
Купить смесители оптом в москве. Лаваль интернет магазин сантехники в москве st-1.ru. | Лучистый крым лагерь детский оздоровительный лагерь лучистый.
Строительство колодцев и септиков. Устройство колодцев
kolodec-topas.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100