русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 января 2018 г. вторник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 5 (104) от 03.05.2010 г. | Реальный механизм модернизации |


Реальный механизм модернизации

7KbНа сегодняшний день в Нижнем Новгороде нет официально озвученной и, тем более, принятой программы создания кластера атомной энергетики. Тем не менее, идея эта, не так давно казавшаяся лишь витающей в воздухе, приобретает все более осязаемые черты. Не так давно в региональном министерстве промышленности и инноваций появилась должность советника министра, в обязанности которого вошли как раз вопросы, связанные с координацией загрузки нижегородских предприятий заказами для атомного машиностроения. Александр Батырев, занявший эту должность, рассказывает о своём понимании атомного кластера, необходимости его создания и тех возможностях, которые он открывает перед нижегородскими машиностроителями:

– Сегодня в любое высокотехнологическое изделие вложен труд многих научных, производственных, коммерческих предприятий. Продукт высокоинтеллектуального труда – это обычно продукт усилий многих коллективов. И в советское, и в постсоветское время шел поиск, каким образом кооперироваться, объединяться различным коллективам, чтобы получать более наукоёмкий, технологичный и нужный обществу продукт. Мы набили немало шишек после распада советской системы управления экономикой, после того, как промышленные предприятия, утратив прежние кооперационные связи, в девяностых годах пытались существовать отдельно друг от друга. Уже очевидно, что промышленность может работать эффективно только тогда, когда она объединяется внутри себя, когда конечный продукт разделен на многие дискретные позиции. Не случайно в мире активно используется аутсорсинг. Поэтому сегодня у подавляющего большинства промышленников, бизнесменов, предпринимателей сформировалась устойчивая потребность в объединении усилий. Но объединяться следует на новых принципах, способствующих, прежде всего, созданию нового качественного и востребованного рынком продукта. И кластер атомной энергетики, на мой взгляд, как раз способен предоставить нам такие принципы.

– Александр Васильевич, давайте поговорим об этих принципах и о том, что такое атомный кластер в Вашем понимании, как он должен формироваться?

– Если мы с вами говорим об объединении предприятий, не формальном, собравшем какие-то однотипные заводы и фабрики, способные создавать определенный вид продукции, а о кластере, то следует говорить о некотором соответствии всех входящих в него предприятий.

Прежде всего, о соответствии технического, технологического уровня производства. А в атомной энергетике, в атомном машиностроении этот уровень достаточно высокий, значит, каким-то предприятиям, желающим работать в этой сфере, но не соответствующим её критериям, придется подтянуться. То есть кластерная организация промышленности в нашем случае способна быть реальным и практическим инструментом модернизации предприятий. И это – хороший инструментарий.

Кроме того, есть отличный механизм, который может востребовать возможности наших успешных и модернизированных предприятий. Этот механизм – атомная энергетика, планы развития которой прописаны на несколько десятков лет вперед и названы среди прорывных направлений развития страны. Таким образом, у нас появляется возможность не просто провести модернизацию машиностроительных заводов, но с помощью этой модернизации вписаться в тот прорывной механизм, который гарантирует поступательное движение промышленности вперед на долгие годы. Атомная энергетика – это абсолютно прорывная сфера: здесь и нанотехнологии, и современные технические достижения, и самый передовой уровень науки и производства.

Так вот, кластер атомной энергетики – это удачная форма, которая способна успешно работать в сфере атомного машиностроения, способна позволить этому механизму развиваться наиболее эффективно.

Что касается формирования атомного кластера, а эти вопросы мы обсуждали и с министром, и с руководителями предприятий, мы считаем, что у него должен быть базовый опорный стерженек, вокруг которого и шло бы формирование. В моём понимании таким стержнем должен стать НИАЭП, один из трех крупнейших проектных институтов Росатома. Безусловно, по отдельным направлениям, например, в области электротехники или радиоэлектроники, в этом кластере могут быть и другие стерженьки, и это очень важно, так как позволяет кластеру иметь несколько опор, значит, более устойчиво развиваться.

Надо сказать, что при том, что мы в течение многих лет имеем у себя ведущие предприятия атомной отрасли, такие как Ядерный центр в Сарове, ОКБМ, другие известные предприятия, мы в последние годы поотстали, лидирующие позиции в атомном машиностроении ушли в другие регионы. И когда мы увидели, что пришло время активно участвовать в реализации программы развития атомной отрасли, когда стали обсуждать вопросы формирования и функционирования кластера, мы столкнулись с тем, что многие машиностроительные предприятия у нас могут производить определенные работы, но не умеют делать этого на необходимом для атомной отрасли уровне. Атомное машиностроение ушло вперед, там есть свои стандарты, свои методики организации производства, свои системы достижения высокого технического уровня продукции. Сказав «да», заявив свою готовность работать на атомную отрасль и включившись в конкурсные отборы на поставки оборудования для АЭС, мы обнаружили, что очень часто машиностроительные предприятия региона не в состоянии выиграть конкурс, потому что при том же качестве продукции у нас себестоимость значительно выше. Оказалось, что по некоторым вопросам мы находимся на более низком техническом и технологическом уровне, поэтому не можем быть конкурентоспособными. Вот здесь и возникла потребность в модернизации, и мои коллеги, руководители наших промышленных предприятий заговорили о том, что надо создавать новые линии, закупать новое оборудование.

– Войти в кластер и стать поставщиком атомной отрасли, достаточная ли это мотивация для руководителей предприятий, чтобы затевать модернизацию производства?

– Мотив один: сегодня на рынке любой нормальный предприниматель, каждый директор борется за заказ, за покупателя производимой предприятием продукции. Поэтому 90 процентов предприятий с удовольствием заменят оборудование и модернизируют производство, если такая возможность есть и отчетлива перспектива сбыта своей продукции.

– И есть уже предприятия, которые заявляют такие инициативы, приходят в правительство, в НАПП или НИАЭП со своими идеями, ищут средства для перевооружения?

– Таких примеров у нас в регионе достаточно, в этом и есть смысл создания кластера. Но я хочу сказать, что кластер – это не исполнение чьего-то распоряжения сверху, это, с одной стороны, процесс обсуждения механизмов и оптимизации путей движения, с другой стороны, процесс подготовки предприятий, начиная с обучения персонала и заканчивая необходимым техперевооружением. А в качестве примера можно привести тот же Городецкий судоремонтный завод, который сегодня активно участвует в поставках продукции на строящуюся Ростовскую АЭС, хотя ещё вчера не имел никакого отношения к атомной отрасли.

– Но Николай Упирвицкий, директор ГСРЗ, рассказывал нам о том, что к идее участвовать в поставках для Росатома завод пришел не от хорошей жизни, кризис лишил их заказов. А если предприятия и в кризис оказались на высоте, а такие есть в регионе, то им этот атомный кластер на дух не нужен. Получается, кластер нужен только для проблемных заводов, для тех, кто по каким-то причинам не вписался в рынок?

– Предприятие, которое имеет свою нишу, успешно работает на рынке и имеет своего покупателя, пусть работает и дальше. Дело в том, что мы никого не тащим в кластер насильно, в том и вся прелесть. Вхождение в кластер сегодня не дает никаких привилегий; если ты вошел в кластер, то это не значит, что автоматом к тебе повалились заказы. Ты должен участвовать в конкурсе, доказать, что ты можешь сделать качественнее, надежнее и дешевле. Кроме того, предприятия не меняют свой привычный профиль работы. Городецкий судоремонтный завод, став поставщиком атомной отрасли, не перестал ремонтировать и строить суда. Кластер – это новая возможность для развития, а в нашем случае, ещё и возможность выхода на самый современный уровень промышленных технологий. Вот и всё.

– Мы говорим о необходимости модернизации предприятий. Но ведь это связано со значительными затратами. И если при этом вхождение в кластер не дает никаких преференций, то такая модернизационная затея становится весьма рисковой. Есть у вас пути минимизации этих рисков для промышленников?

– Для того, чтобы от дискуссий и выработки каких-то концептуальных схем перейти к реальному формированию кластера, сегодня, на начало мая, у нас создана рабочая группа, которая, как мы надеемся, дорастет до экспертного совета по формированию нижегородского кластера атомной энергетики. В эту группу вошли представители НИАЭП, региональной власти, промышленных предприятий, Ассоциации промышленников и предпринимателей. Но опять же подчеркну, этот прообраз экспертного совета создали сами промышленники, никто сверху заданий нам не спускает. Рабочая группа будет оценивать предложения предприятий, состояние этих предприятий, их производственно-технический потенциал и ресурсную возможность обеспечивать необходимый для атомной отрасли уровень продукции. Сегодня же все понимают, что безоглядно бросаться в модернизацию производства, идти на затраты больших средств не будучи уверенным в успешном исходе дела, нельзя. Поэтому и нужен экспертный совет, чтобы оценить возможности предприятия, чтобы затем дать ему шанс испытать себя, приняв участие в реальном конкурсе на поставку той или иной продукции. И лишь потом, оценив всю совокупность этих фактов, экспертный совет может пойти на утверждение программы глубокой модернизации предприятия или его технического переоснащения. Вот это и снижает риски.

– Экспертный совет будет отбирать предприятия, тем самым ограничивая конкурентную среду: вы же не будете давать карт-бланш десятку однотипных предприятий?

– Нет, не совсем так. Нам важно отобрать лучших и иметь некоторую внутреннюю конкуренцию. Кроме того, у нас в регионе и нет десятка предприятий, способных производить однотипную продукцию на передовом уровне. Это и будут как раз два-три предприятия. И это нормально.

К тому же Вы обольщаетесь, если полагаете, что промышленники выстроились к нам в кластер в очередь. Мы трижды собирали руководителей промышленных предприятий, специалисты НИАЭП, правительства рассказывали им о ситуации, перспективах и возможностях. Приглашали 60 предприятий, в итоге высказали желание подписать меморандум о намерениях лишь 25 из них. Вот они сегодня и объединились в консорциум. И начали работу. Изучили техдокументацию и требования Росатома, затем стали получать лицензии, дающие право работать с Росатомом. И те, кто готовы, уже участвуют в конкурсах. Но пока, как я уже говорил, мы эти конкурсы довольно часто проигрываем. Вот у меня результаты мониторинга за март, который мы ведем вместе с НИАЭП. За этот период одиннадцать наших предприятий участвовали в торгах, на которые выставлялся 21 лот. По семи лотам пять наших предприятий выиграли, и пока это самый лучший результат.

– Семь лотов – это треть выставленного на торги объема. Для начала – вполне приличный результат. Если треть бюджета Нижегородской АЭС будет освоена регионом, это составит больше сотни миллиардов долларов.

– Да, в марте – хороший результат, правда, за цифрами не всегда видна вся реальность. К примеру, один из конкурсов, выигранных нижегородцами, связан с поставкой автомобилей, а не продукции машиностроения. Тем не менее, выиграли этот конкурс на поставку нижегородцы. Другое дело, что мониторинг как раз позволяет видеть те слабые места, которые есть у нас, видеть позиции, по которым мы проигрываем конкурсы. Этот анализ позволяет нашим предприятиям определять те сегменты производства, в которых у них пока низка конкурентоспособность, и целенаправленно работать над ростом.

Вот эту аналитическую работу и ведет наша рабочая группа, одна из задач которой – подтягивать наши предприятия к более высокому техническому уровню. То есть создание и тем более становление и развитие кластера – это процесс, поэтапное движение, которое, как я понимаю, займет несколько лет. Результатом этого должен быть выход наших машиностроительных предприятий на самый передовой уровень в стране, тот уровень, который позволял бы успешно конкурировать как на внутреннем, так и на внешнем рынке поставщиков атомной отрасли.

– Александр Васильевич, интерес НАПП и властей региона к формированию кластера понятен. А в чем интерес НИАЭП, который, по-Вашему, должен стать основной несущей силой этого формирования, вкладываться в развитие кластера? Его задача – минимизация расходов на строительство атомных объектов. В таком случае инжиниринговой компании нет разницы, пермский ли, владимирский ли завод поставит ему изделие, лишь бы лучшего качества и по минимальной цене?

– Во-первых, все предприятия соседних областей и, прежде всего, Владимирской, мы приглашаем к участию в кластере. Никакого местечкового подхода тут нет, мы встречались с владимирскими промышленниками и только приветствуем их появление в кластере. Второе: один из главнейших наших интересов связан с тем, что с помощью кластера мы можем войти в отрасль, значительно более наукоемкую, нежели те отрасли, в которых наши предприятия работают ныне, это, как я уже говорил вначале, возможность для нас участвовать в прорывном механизме возрождения российской экономики. Что позволяет сформировать для нижегородских предприятий стратегию собственного развития, вписанную в общероссийские планы. И это очень важно, в этом интерес и власти, и промышленников.

Дело в том, что все последние двадцать лет мы, нижегородские промышленники, говорим о необходимости выхода на зарубежные рынки, о повышении конкурентоспособности, о том, что надо наладить производство новых современных товаров для населения. И мы прекрасно понимаем, что для реализации этого необходима модернизация предприятий, технологических и организационно-технических средств. Так что необходимость модернизации, объявленная Д.А. Медведевым, нас врасплох не застала, более того, потребность в ней выношена нашей промышленностью. И многие предприятия у нас провели-таки модернизацию и сейчас активно работают на мировых рынках. Но таких далеко не большинство, поэтому мы искали в последние годы механизмы, которые позволили бы эти темпы модернизации ускорить. Программа развития атомной энергетики страны и возможность формирования у нас этого кластера и есть тот самый механизм, это и есть один из реальных способов модернизации нижегородской промышленности, прежде всего машиностроения. Кластер – это механизм подъема конкурентоспособности, технического уровня научных и промышленных предприятий. И это реальная работа, а не теоретические фантазии, диспуты и призывы о необходимости модернизации и инноваций.

В чем интерес Лимаренко, руководителя НИАЭП? Лимаренко понимает, что с каждым годом объемы его работ будут расти, прошлый и текущий год – это лишь самое начало. И если посмотреть на планы развития атомной энергетики и объемы предстоящих строек АЭС и пусков энергоблоков, то видно, что расти они должны не на проценты, а в разы. Это значит, что НИАЭП необходимо на кого-то опираться, кто-то должен будет физически сделать всю ту номенклатуру продукции, которая будет востребована атомной отраслью. Это значит, что НИАЭП должен способствовать созданию конкурентного рынка, чтобы на этом рынке был не один поставщик, способный держать за горло и выкручивать руки, а несколько предприятий высокого технологического уровня. И чем больше будет таких предприятий, тем выше станет уровень продукции, тем успешнее будет реализовывать свои задачи НИАЭП. Так что, я считаю, что интерес НИАЭП в формировании нижегородского кластера атомной энергетики ничуть не меньше, чем наш – региональных промышленников и областного правительства.

Петр ЧУРУХОВ




 
Бонус код для леон www.bonuscodleonbets.com.
Самая лучшая и любимая всеми игра блэк джек на игровом портале Голдфишка теперь бесплатно!
goldfishkaplay.com

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100