русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 августа 2017 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" №8 (107) от 30.08.2010 г. |


Про сухой водоём и наполненный бюджет 8.8Kb


«А вы можете рассказать о том, – спросил один из наших постоянных читателей, работающий заместителем генерального директора предприятия, входящего в первую десятку нижегородских налогоплательщиков, – как власти в нашей области «боролись» с пожарами?» Именно так, «боролись» в кавычках. И поведал, как в одной из деревень Краснобаковского района с помпой (то есть, с прессой, с партией власти и демонстративной заботой о людях) не только установили ставший модным символ борьбы с пожарами, рынду, но и вырыли пруд, то есть большой противопожарный водоем. Правда, воды в нем нет и сегодня, даже после дождей, спустя почти месяц после демонстративной копки котлована. Нет воды, это же стихия виновата, правда? И сколько ещё таких сухих водоёмов сдано под фанфары? «Да вот, утомили уже. В марте перечислил им четыре миллиона, сейчас опять денег просят», – положив трубку телефона, устало пенял на своё районное начальство глава одной из сельских администраций, как бы оправдываясь за свой раздраженный тон. Он только что вернулся с горящего торфяника и по мобильному прозванивал свои немногочисленные службы, когда его прервал звонок районных начальников. Оказывается, сельским администрациям, которым при нынешнем расцвете рыночной экономики бывает даже не на что почистить общественные колодцы в деревнях, «для поддержки штанов» выделяются целевые федеральные средства. Вот эти средства («попробуй, не перечисли», – жалуется глава сельской администрации) район по каким­то внутрибюджетным схемам и вытягивает себе. Этот разговор произошел неделей позже того, как В. В. Путин публично призвал уйти в отставку глав территорий, где пожары уничтожили деревни и поселки. Он явно хотел потрафить накинувшемуся на него матерящемуся народу, найти виновных в этом беспределе, хотел чуть выпустить пар. И верно думал, что главы этих территорий «профукали» федеральные субсидии, раз все так плохо. Но выходит, что ефрейторы властной вертикали просто отдали эти деньги старшим по званию. Потому и остались крайними после этих огненных смерчей. А премьер – главнокомандующий в этой вертикали, головы срубать – его право. Но почему только ефрейторам досталось­то? На самом деле пожары не только показали полное отсутствие в масштабах страны (где лес – всё еще богатство) какой бы то ни было структуры власти, несущей ответственность за состояние лесов, но и в наибольшей степени обнажили неспособность власти действовать в экстремальной ситуации. Лесные пожары со всей ясностью показали ложность установок, преобразований и законодательных потуг, которые власть совершает. А то, что отсутствуют элементарные средства защиты населения, те же, к примеру, противопожарные водоемы и рынды; что и в начале XXI века у нас, будто в разруху после гражданской войны, до массы российских деревень даже на пожарной машине не добраться – лишь следствие этих ложных целей. Вот В. П. Шанцев, оценивая свою пятилетку на посту губернатора, в интервью сайту своей партии говорит о том, что за время его руководства областью наполняемость бюджета увеличилась в разы. «Доходы консолидированного бюджета в 2009 году у нас составили 97,4 миллиарда рублей – это в 3 раза больше, чем бюджет 2004 года», – информирует нас Валерий Павлинович. Да, в существующей системе координат, когда деньги – и основной ресурс, и вожделенная цель власти, этим действительно можно гордиться: научиться наполнять региональный бюджет непросто. Только лучше ли нижегородцам от того, что они стали больше отдавать государству? Статистика отвечает на этот вопрос вполне однозначно. Численность населения с величиной доходов ниже прожиточного минимума, сообщает Нижегородстат, растет у нас соразмерно росту наполняемости бюджета, на шесть процентов за полгода. «С начала года численность населения, проживающего за чертой бедности выросла на 28,3 тыс. человек и составила 479,1 тыс. человек, это 14,4% от общего числа населения региона», сообщило на днях областное управление Федеральной службы государственной статистики. Обратите внимание, что четырнадцать процентов не от числа работающих и даже не от числа трудоспособных, а от всего населения, включая грудных младенцев. И ещё несколько цифр, касающихся наполнения бюджета. В Нижегородской области на 1 августа суммарная задолженность по заработной плате составила 173292 тысячи рублей, сообщает всё тот же Нижегородстат: «В результате на начало августа региона занимал третье место по объему задолженности среди всех российских регионов». Нет денежек­то у бизнеса, туго жить нижегородским предпринимателям и промышленникам. Тем более туго, что по оценке президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна, высказанной им только что на Банковском форуме Нижегородской ярмарки, «развитие кредитного рынка в Нижегородской области близко к нулю». И это несмотря на то, что доходность банков вышла на докризисный уровень. Кому нужен такой бюджет, кроме самой власти? Вот если бы целью власти было действительное благо народа… Только кто же его подсчитает, благо это, и как? А деньги считать легко. Вот областное правительство сосчитало и утверждает, что минувшим летом «лесные пожары нанесли Нижегородской области ущерб в 15 миллиардов рублей». Однако МЧС РФ «скромно» оценивает ущерб от пожаров по всей стране всего лишь в 12 млрд рублей. И ясно, что вслух, публично Шойгу надо приуменьшить потери, чтобы не так страшно выглядело бедствие в глазах россиян и, соответственно, уровень претензий к власти был бы не столь высок. Но губернской власти на покрытие потерь нужны федеральные деньги, и лучше, если денег этих будет больше. Не ложные ли это установки? И не высвечивают ли эти взаимоисключающие расчеты потерь хроническую болезнь власти, имя которой враньё? Неожиданно для нас область оказалась наиболее пожароопасной из всех российских регионов. «Треть всего, что мы потеряли за время ЧС в России, находится здесь. Область понесла большие потери», – сообщил в конце августа министр регионального развития Российской Федерации Виктор Басаргин во время знакомства с ходом выполнения работ по строительству домов для пострадавших от лесных пожаров в Нижегородской области. И здесь у нас печальное лидерство. А власти нам говорят, что причинами разрушительных пожаров летом 2010 стали жара и «человеческий фактор». То есть мы, глупые и безответственные, да Господь Бог во всём виноваты. И ещё, может быть (даже РИА «Новости» об этом рассказало), эти вечные враги – американцы со своими климатическими ХААРПАми. Только не говорит власть о своих решениях, приведших к этой катастрофе, о либерализации Лесного кодекса. Зато об этом не умолкают экологи и специалисты по лесному хозяйству: до принятия нового Лесного кодекса в 2006 году, в соответствии с которым были ликвидированы лесхозы и государственная лесная охрана, пожарную безопасность в лесах обеспечивали 70000 лесников и около 130000 других работников лесного хозяйства. В настоящее время количество работников отрасли сократилось до 12000 (!!) человек – фактически лесную отрасль ликвидировали. Приняв Лесной кодекс, «либерализовавший» отрасль, государство, очевидно, хотело снять с себя нагрузку, а заодно и сэкономить на содержании лесного хозяйства. А в итоге получило убытки, которые даже трудно посчитать. Общий объем потерянного на пожарах жилья составляет по стране 2537 домов в 148 поселениях. В пожарах погибли десятки человек. С начала пожароопасного периода 2010 года в России произошло пожаров на общей площади 885000 гектаров. 60 особо охраняемых федеральных территорий пострадали при пожарах. Ущерб, нанесенный региональным заповедникам, пока еще никто не считал. Такова цена ложных установок власти, стремящейся максимально освободить себя от обязанностей и озабоченной минимизацией расходов да псевдонаполняемостью бюджета.

Петр Чурухов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2017

Rambler's Top100