русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 15 октября 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" №8 (107) от 30.08.2010 г. | Рукой подать до Сахалина |


Р5.3Kbукой подать до Сахалина
Три года назад, в самом начале сентября 2007 года вышло постановление правительства Российской Федерации, давшее старт грандиозному инфраструктурному проекту – Восточной газовой программе, которая сегодня воплощается в жизнь. В реализации этой программы есть весомый вклад нижегородцев, о котором мы и хотим рассказать. Но вначале – о самой Программе, дабы читатели могли представить масштабы задуманного. «Главной целью Восточной газовой программы является формирование в регионе эффективной газовой промышленности и создание на этой основе условий для динамичного социально­экономического развития региона и качественного повышения уровня жизни населения»– говорится в постановлении Правительства, запустившем программу в жизнь. Чтобы оживить смысл этих сухих протокольных фраз, достаточно простого сравнения сегодняшнего уровня газификации городов и поселков центральной России с уровнем газификации дальневосточных поселений: у нас этот уровень – 60 – 65 процентов и есть регионы, где уровень доходит до 90 процентов, у них лишь 4­5. Полтора порядка – разница почти цивилизационная. Устранить это различие – одна из задач программы. Чтобы яснее понять масштаб предстоящих перемен, которые несет Восточной Сибири и Дальнему Востоку реализация Восточной газовой программы, приведем ещё цитату из доклада Минпрома РФ (тогда это было министерство промышленности и энергетики) на правительственной комиссии по вопросам топливно­энергетического комплекса, рассматривавшей вопросы, связанные с реализацией Восточной газовой программы: «… поставки газа на внутренний рынок востока России превысят к 2020 году 27 млрд м3 в год , к 2030 году – 32 млрд м3 в год (в 2006 г. – менее 4 млрд м3), а с учётом развития газоперерабатывающих производств – 41 и 46 млрд м3 в год соответственно». Сами газовики оценивают эту Программу так: «...Не будет преувеличением сказать, что освоение нефтегазовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока – это мегапроект, по существу, пятый мегапроект, который реализовывался на нашем Дальнем Востоке и Сибири за последние сто лет. Я думаю, сравнить этот проект с Транссибом, БАМом, развитием гидроэнергетики и Северного морского пути не будет преувеличением», – такую оценку Восточному газовому проекту дал заместитель председателя правления ОАО «Газпром» А. И. Медведев летом 2008 года, рассказывая журналистам о восточной стратегии компании. Одна из составляющих частей этой Программы, точнее, один из первых шагов по её реализации – создание газотранспортной системы Сахалин – Хабаровск – Владивосток, строительство которой началось в конце лета 2009 года. И надо сказать, что идет оно ударными темпами, так как одна из оперативных целей газопровода – обеспечить газификацию объектов, где будет проходить саммит АТЭС – 2012 во Владивостоке. Поэтому газопровод должен быть сдан уже в третьем квартале 2011 года. Генеральным проектировщиком газотранспортной системы Сахалин – Хабаровск – Владивосток является нижегородское ОАО «Гипрогазцентр», дочернее предприятие Газпрома. Это и есть тот самый заявленный выше весомый вклад нижегородцев в освоение Дальнего Востока. И. В. Леонтьев, заместитель генерального директора по реализации дальневосточных программ Гипрогазцентра, работает «больше там, чем здесь». «Там» – это на Дальнем Востоке, где в эти дни прокладывается трубопровод, преодолевший за год больше половины из намеченного пути. На стене в его рабочем кабинете в Гипрогазцентре висит большая карта Сахалина, разбитая пунктирными линиями на районы освоения, испещренная разноцветными маршрутами газопроводов, с рыжими озерцами разведанных и перспективных газовых месторождений, с обозначенными районами добычи каменного угля. Иван Владимирович, рассказывая о магистральном газопроводе, читает эту карту так же свободно и легко, как многие из нас план своего садового участка в шесть соток. «Нет, смотрите чуть правее и выше, Киринское месторождение на шельфе в районе Сахалин­3...». И потому кажется, что Сахалин совсем рядом, за ближайшей излучиной Волги. – Да, Сахалин – Хабаровск – Владивосток не только первый газопровод, строящийся в рамках Восточной программы, но это ещё и один из её крупнейших проектов, пожалуй, самый крупный, – рассказывает Иван Владимирович. – И всю проектную документацию этой газотранспортной системы мы создали самостоятельно. Тысяча человек были задействованы в работе над проектом, начиная с 2008 года, когда первые рабочие группы Газпрома и Гипрогазцентра выезжали на Дальний Восток. Тогда в общих чертах была сформирована политика проектирования и строительства, согласованы общие вопросы с местными властями и определено, по каким районам пойдет газопровод, какую он примет конфигурацию, кого по пути должен будет снабжать газом. То есть, два года назад оформилась идеология всей газотранспортной системы, включая ориентировочное определение маршрута трассы, и получены ответы на вопросы о том, откуда будет браться газ и куда в конечном итоге придет труба газопровода. Непосредственно к работе над проектированием мы приступили в мае – июне 2008 года. – А с чего начинается проектирование таких газотранспортных систем? – Здесь нет ничего необычного, проектирование всех магистральных газопроводов начинается со сбора исходных данных, прежде всего с актов выбора местности, что и позволяет ориентировочно проложить трассу. Получив эти данные – у нас они были осенью 2008 года – мы приступили к изысканиям. И спустя какое­то время, параллельно идущим изысканиям, начали заниматься непосредственно разработкой проекта. Уже в мае 2009 года Гипрогазцентр сдал проект на ведомственную экспертизу Газпрома и к прошлой весне мы получили положительные заключения и ведомственной, газпромовской, и главной государственной экспертиз, а также положительное заключение государственной и независимой экологических экспертиз. В силу того, что сроки строительства газопровода директивно установлены очень жестко, мы параллельно с разработкой утверждаемой части проектной документации ещё с осени прошлого года вели подготовку рабочей документации по определенным участкам: строительно­монтажные работы на магистральном газопроводе, как Вы знаете, начались ещё осенью 2009 года. И в этом – специфика данного проекта: на какую­то часть газопровода ещё только разрабатывается проектная документация, а на другом участке уже полным ходом идет укладка трубы. Полностью же разработку рабочей документации по всему проекту газопроводной системы Сахалин – Хабаровск – Владивосток мы завершили только минувшим летом, когда добрая половина трубопровода была уже уложена. – Вот Вы говорите, «утверждаемая часть», «рабочая документация», тысяча человек задействованы. Огромная работа в течение многих месяцев. Как этот продукт – проект магистрального газопровода протяженностью без малого в две тысячи километров – можно представить? Как нашим читателям можно рассказать о нем более наглядно, в объемах, тоннах, человеко­часах? – Рабочая документация – это примерно четыре тысячи комплектов, которые только в одном экземпляре займут, наверное, КАМАЗ, потому что это больше пяти с половиной тонн бумаги. Это очень много, и это действительно огромный труд нашего немаленького коллектива. Мало того, что это очень большой газопровод по протяженности, имеющий значительные переходы через морские участки, он ещё и проходит по очень сложной местности, где, в частности, высокая сейсмичность, мощные тектонические разломы. Поэтому при разработке проекта приходилось уделять очень большое внимание вопросам геологических, гидрологических, сейсмических, тектонических и прочих специфических изысканий. При этом особенности местности в той или иной из этих сфер подчас требовали от нас совершенно нестандартных специальных проектных решений. – Это – объективные трудности, так сказать, природное сопротивление. Готовясь к этому интервью, я обнаружил в СМИ мнения противников газопровода, довольно категоричные высказывания о том, что газопровод Сахалин – Хабаровск – Владивосток лишь очередное освоение бюджетных денег, что для него на Сахалине нет даже достаточных объемов газа. Была также мощная кампания приморских экологов, выступавших категорически против строительства газопровода. Я понимаю, что Гипрогазцентр не может влиять на правительство России, решившее вести газопровод. Но Гипрогазцентр как генеральный проектировщик не может не принимать во внимание и это далеко не природное сопротивление. Думаю, что Вам, работнику Гипрогазцентра, отвечающему за реализацию проекта, приходилось сталкиваться с этим? – Моя работа заключается как раз в том, чтобы координировать усилия и действия всех механизмов, так или иначе связанных с этим процессом, с разработкой проекта и строительством газопровода. Здесь приходится учитывать не только деятельность персонала Гипрогазцентра, занятого разработкой проекта, и не только работу привлеченных нами организаций, но и какие­то политические моменты, в частности, отношения с руководителями территорий, по которым планируется прокладывать трассу, с руководством Приморского, Хабаровского краев, Сахалинской области и Дальневосточного федерального округа в целом. Потому что, как Вы совершенно правильно заметили, у проекта, несмотря на то, что он решает исключительную государственную задачу, были и противники. И вот эта тема, связанная с якобы недостаточными объемами газа для заполнения трубопровода, была одной из, так сказать, козырных у противников газопровода. Дело в том, что Дальневосточный регион – исторически нефтяной, там давно и успешно работает компания «Роснефть». Естественно, что и отношения между нефтяниками и тамошней властью сложились также исторически очень близкими, даже теплыми. И в этом нет ничего плохого. Между нефтяниками же и газовиками всегда присутствовала некая конфронтационность, ревностные отношения и определенная конкуренция. Тем более, что у нефтяников в регионе в активе были и есть собственные газораспределительные сети. Поэтому, когда в нефтяной регион пришла газовая компания, это вызвало некое отторжение. Но теперь, когда мы нашли точки соприкосновения и начали совместно работать, все поняли, что есть определенная взаимная выгода нормальных отношений. В частности, мы сделали небольшой проект газораспределительной станции в Комсомольске­на­Амуре на их газопроводе. Тема недостатка газа отчасти связана как раз с этим периодом непонимания. Нынешний полпред Дальневосточного федерального округа Виктор Иншаев прежде был губернатором Хабаровского края. И надо сказать, что он очень многое сделал по газификации края, строил газопроводы с Сахалина, убеждал инвесторов в необходимости заводить газопроводы именно в Хабаровский край. И энергетики там тянули газопроводы, и нефтяники тянули, и Дальтрансгаз свой трубопровод имел. То есть нынешний полпред провел большую работу по газификации края, будучи губернатором; именно при нем в большей или меньшей степени газифицировались такие большие города, как Хабаровск, Николаевск, Комсомольск. Поэтому, когда пришел Газпром с таким серьезным проектом, естественно возникло опасение, что мы весь газ заберем и мимо Хабаровского края в приоритетном плане уведем в Приморье, чтобы в опережающем порядке обеспечить проведение саммита в 2012 году. Но мы сумели доказать руководству и Хабаровского края, и Дальневосточного округа, что весь объем газа, который сегодня приходит в край, который законтрактован краевыми организациями, так и будет сюда поступать. Ведь одна из центральных задач и этого газопровода, и всей Восточной газовой программы – рост уровня газификации и развитие территорий. Мы убедили наших оппонентов в том, что получаемый ими газ – это же не весь газ, имеющийся на Сахалине. Есть доля государства по Соглашению о распределении продукции с месторождений Сахалин­1 и Сахалин­2, и эту долю государство непременно получит. Кроме того, есть шельфовое Киринское месторождение, где уже пробурены первые скважины и уже пошел газ, это месторождение даст 70 процентов газа для строящейся газотранспортной системы Сахалин – Хабаровск – Владивосток. Так что на сегодня с руководством округа и краев этих проблем у нас нет, мы работаем с полным взаимопониманием. – Были ещё и претензии экологов, с подачи которых газеты пестрели заголовками вроде «Трубой по леопарду» или «Нажали на газ – выжали тигров». – Я уже говорил, что проект получил одобрение всех необходимых экспертных и экологических комиссий, государственных и независимых. Безусловно, строительство газо­провода, а это полоса отвода, работа техники, это траншеи, различные переходы газопровода через реки и так далее, наносит ущерб природе. Об этом совершенно определенно сказано в нашем проекте, где дается оценка воздействию строительства газопровода на окружающую среду особо охраняемых природных территорий, а именно по ним были основные претензии экологов. Но проект предусматривает достаточные меры для восстановления экосистемы, все эти нюансы нами учтены: если, к примеру, трасса газопровода проходит по местам гнездования аистов и в период строительства нарушает их покой, проектом предусмотрено оборудование новых мест для гнездования в близлежащем лесном массиве; если мы нарушаем нерестилища ценных дальневосточных рыб, оборудуя переход через нерестовые реки, мы закупаем и после завершения работ выпускаем в реки необходимое количество молоди, малька для восстановления популяции. Несмотря на очень сжатые сроки, в которые мы разработали и подготовили всю необходимую документацию, мы все эти экологические требования выполняем. Кроме того, по большей части трасса газопровода проходит по имеющимся технологическим коридорам уже действующих там нефте­ и газопроводов, то есть по ранее урбанизированным территориям. При этом хочу сказать, что есть четыре уровня контроля за стройкой. Технический надзор, надзор заказчика, в двух направлениях ведется авторский надзор, в том числе отдельно по вопросам экологии, для чего Гипрогазцентром привлечены специальные люди. Кроме того, экологи, которые оппонировали нам, за этим процессом наблюдают, администрации местные также контролируют ход строительства. То есть, со всех сторон этот процесс виден общественности. И я Вам скажу, что даже если бы у кого­то возникло желание не выполнить все решения, которые заложены в проекте, возможности такой просто нет. – Большой, фундаментальный, уникальный проект. Что дала работа над ним Вам лично, что она дала Гипрогазцентру? – Да, наверное, за всю сорокалетнюю историю Гипрогазцентра это самый глобальный, самый крупный проект. Тем не менее, это не первый крупный проект, поэтому опыт работы у нас был. Безусловно, здесь есть специфика. От Нижнего Новгорода до Хабаровска восемь тысяч километров на самолете, настолько удаленные друг от друга часовые пояса, что у нас всего два часа рабочего времени перекрываются: там заканчивается рабочий день, а у нас только начался. Решая эту проблему, мы создали в Хабаровске свою рабочую группу. В начале я говорил о том, что специфика местности требовала от нас неординарных решений. Например, в связи с тем, что трасса проходит в сейсмоопасных участках, нам пришлось заказать ученым специальные расчеты сейсмоустойчивости, на основании которых мы разработали новые способы укладки трубы в траншее. Нам, точнее, ученым по нашей просьбе, также пришлось разрабатывать специальные требования для проектирования газопроводов в зоне тектонических разломов, таких требований просто не было в стране на тот момент. То есть с профессиональной точки зрения мы приобрели бесценный опыт. А такие, к примеру, решения, которые мы с помощью наших партнеров реализовали при проектировании перехода через пролив Невельского с острова Сахалин на материк, это чуть больше 43 километров, на мой взгляд, просто уникальны. Что касается меня лично, то, работая прежде на площадках как подрядчик­заказчик, теперь я пополнил свой профессиональный опыт тем, что знаю, как «изнутри» выглядит процесс проектирования. Зачастую заказчик, подрядчик и проектировщик смотрят на один и тот же процесс с разных позиций, как бы разными глазами, и каждый в отдельности не видит всей полноты картины. Возможно, я сумел привнести в проектирование как раз видение проблемы глазами подрядчика и заказчика, что сняло многие потенциальные разногласия в процессе и позволило вести его более эффективно. – И последний вопрос. Мне так и не удалось найти точных цифр протяженности газопровода. Сообщалось о том, что первая очередь составляет 1350 километров. Но от Сахалина до Владивостока через Хабаровск будет больше? – Первая очередь реализуется таким образом, что задействуется уже имеющийся газопровод от Комсомольска­на­Амуре до Хабаровска. В дальнейшем, во вторую очередь, между этими городами будет проложена новая ветка газопровода и общая протяженность всей газотранспортной системы составит почти 1800 километров. – Это, конечно, не самый длинный газопровод в мире, тем не менее, этого хватит, чтобы покрыть расстояние с севера на юг немаленького государства Франция и вернуться обратно. Впечатляет. Что ж, в канун профессионального праздника позвольте пожелать в Вашем лице всем сотрудникам Гипрогазцентра безусловных успехов в решении и этой, и новых грандиозных задач. Петр Чурухов А в это время... «Газпром продолжает финансировать в полной мере восточные проекты. В этом году, при снижении инвестиционной программы Газпрома с 920 миллиардов до 814 миллиардов рублей в связи со снижением спроса на газ, мы увеличили инвестиции в дальневосточные проекты на 30 миллиардов рублей. Общая сумма инвестиций Газпрома в 2009 году составила 67 миллиардов рублей, в 2010 году вложения превысят 100 миллиардов рублей», – сообщил на Дальневосточном экономическом форуме в Хабаровске зампредседателя правления Газпрома Александр Ананенков. Он отметил, что Восточная газовая программа является основополагающим документом долгосрочной стратегии развития газовой отрасли на востоке страны. В будущем ГТС Сахалин – Хабаровск – Владивосток сможет обеспечить транспортировку более 47 миллиардов кубометров газа, в том числе около 30 миллиардов кубометров сахалинского газа. Это позволит удовлетворить приоритетную потребность в газе дальневосточных регионов России и сформировать дополнительный потенциал для экспорта газа в страны Азиатско­Тихоокеанского региона.

 
Корпоративные подарки шоколад choco corp изготовление сувенирного шоколада.
базально-клеточная карцинома читать
health-ambulance.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100