русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 октября 2018 г. вторник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" №9 (108) от 27.09.2010 г. | Идеология идущих на подъем |


Идеология идущих на подъем

34.2Kb

– ...Здесь имеется компрессорная подача, обеспечивающая поступление семян в грунт не абы как, а зернышко по зернышку, как положено по технологии, в зависимости от культуры, от необходимой скорости и множества других факторов. Прошли поле в одну сторону, обратно развернулись и GPS выводит агрегат на междурядье, – генеральный директор ООО «Промтех­НН» Анатолий Тютьнев с вдохновением рассказывает министру промышленности и инноваций областного правительства Николаю Сатаеву о своей инновационной продукции для сельского хозяйства, производство которой налажено предприятием совместно с итальянской компанией Alpego. – При этом мы договорились с итальянцами, что 40 процентов комплектующих делаем мы, 60 – пока поставляют нам они. И стопроцентно собираем эти комбинированные сеялки здесь, выпуская под двойной маркой. Мы неоднократно выезжали в хозяйства, показывали, приглашали сюда специалистов и руководителей сельхозпредприятий. Но этой современной высокопроизводительной, технологичной сеялке, обеспечивающей на поле выполнение одновременно целого комплекса работ, крестьяне предпочитают простую механическую модель, традиционную...

А чуть ранее, проводя участников конференции «Инновационный потенциал средних предприятий Нижегородской области» вдоль стоящих в ряд вальцовых плющилок зерна (их использование позволяет на 20 – 30 процентов поднять привесы, а затраты на приобретение плющилки окупаются за год), Анатолий Михайлович также сетовал на то, что сельчане не особо охотно берут эту продукцию. Даже несмотря на то, что стоит она на 30 – 40 процентов дешевле импортных аналогов.

Несоответствие инновационного предложения и традиционного потребительского спроса – наглядный пример и весомые аргументы для одной из сторон в споре политэкономистов, дискутирующих о готовности и способности общества к инновационному развитию (помните вброшенный не так давно руководством либерального Института современного развития тезис о том, что наш народ архаичен и не готов к инновациям?). Владельцы сельхозпредприятий и рады бы купить современную инновационную сеялку и производительную плющилку, да средств на развитие нет вовсе, все заложено и перезаложено в уплату банковских кредитов. А урожай нынешним летом – в три раза меньше уровня прошлого года, причем, основные потери как раз пришлись на фуражное зерно, так что селу далеко не до плющилок да комбинированных итало­нижегородских сеялок, выжить бы в эту непогодь.

И в этой теме – один из выводов, к которому неожиданно подвела конференция: инновации нереализуемы «дышащими на ладан», они невозможны в бедности, неподъемны сегментами экономики, с некоторых пор пренебрежительно называемыми банкирами­монетаристами «низкомаржинальными». Более того, можно утверждать, что инновационный путь развития возможен лишь как тренд, сопутствующий росту. Инновационное развитие – это идеология идущих на подъем.

Растем ли мы и поднимается ли наша промышленность? От честного ответа на этот вопрос зависит и точная оценка наших инновационных возможностей.

Применительно к среднему бизнесу региона ответить на этот вопрос можно утвердительно. Средние предприятия Нижегородской области за первое полугодие показали почти 25­процентный рост, сообщил Н.П. Сатаев, произведя продукции и оказав услуг на17 миллиардов рублей, что составило 3,5% от объема отгрузки всех предприятий экономики области. Прирост темпами почти вдвое большими, чем вся областная экономика, это хороший показатель здоровья середнячков, их мобильности и умения выживать, что называется, в самых агрессивных средах. Невольно вспоминается высказанное в прошлом году в самый разгар кризиса в интервью нашей газете утверждение Юрия Яворского, владельца группы компаний «РИДА», о том, что будущее экономики за небольшими бизнес­единицами численностью около ста человек, что потенциально именно они способны без потерь пережить кризис, а время гигантских многотысячных «динозавров» прошло.

Прошла или нет пора промышленных гигантов, для данного рассуждения не особенно важно. Но то, что время средних предприятий, тех самых небольших бизнес­единиц, настало, статистический факт. О чем, в частности, и сообщил Валерий Цыбанев, генеральный директор НАПП:

– Ежедневная выработка на одного работающего в средних предприятиях, участвующих сегодня в конференции, в среднем один миллион рублей. По крупным предприятиям у нас в области такой производительности нет. Понятно, что там большие издержки на обслуживании территорий, там большой обслуживающий персонал, тем не менее у крупных предприятий этот показатель в районе 600 тысяч рублей. Поэтому надо признать, что средние промышленные предприятия – это высокоэффективные структуры. К примеру, ЗАО «Транспорт», выросшее из специального конструкторского бюро Горьковского политехнического института и создающее ныне транспортно­технологические машины, производит почти на миллиард рублей продукции, имея в штате 250 человек. То есть выработка здесь по четыре миллиона на одного работающего. Если создать 50 таких предприятий, это будет объем Выксунского металлургического завода, вот какой колоссальный резерв в этом сегменте бизнеса сосредоточен. Более того, это самый большой резерв, который может позволить экономике Нижегородской области успешно развиваться по инновационному пути.

Оценку Валерия Николаевича разделяет и областное правительство. «Сегодня совершенно очевидно, что средний бизнес в нашем регионе обладает огромным потенциалом, и помочь реализовать его, создать максимально комфортные условия для его развития – это одна из основных задач, которая стоит перед нами», – так оценил середняков Николай Сатаев, при этом обозначив и задачи областной власти.

Итак, ни у руководства Ассоциации промышленников и предпринимателей, ни у власти нет сомнений в том, что «золотые яйца» нижегородской экономики несут именно средние промпредприятия. А что думает по этому поводу сам средний бизнес? И что они такое, крепкие середняки нижегородской промышленности?

По оценке НАПП, проводившей мониторинг этого сектора промышленного производства с весны текущего года, подавляющее большинство устойчиво работающих средних предприятий возникло 15 – 20 лет назад. И очень многие начинали бизнес с использования разработок нижегородских вузов, научных лабораторий и исследовательских институтов или конструкторских бюро. То есть, тогда, в начале девяностых, был успешно реализован некий механизм смычки науки и производства, который сейчас федеральное правительство пытается создать, давая институтам и университетам возможность развивать коммерческие проекты в малых инновационных предприятиях. Сегодня ведущие предприятия среднего бизнеса научились коммерциализировать уже свои научные разработки, имеют серьезные конструкторские и технологические отделы, способные разрабатывать новые и перспективные модели, что позволяет им успешно работать не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. Примеров тому, от бронеавтомобилей РИДА до гиротронов ГИКОМа, на нижегородской земле более чем достаточно. И наша газета с удовольствием рассказывает о таких бизнесах. В целом же в разряд средних нижегородская статистика сегодня относит более 750 предприятий области.

И конечно, за эти два десятилетия нашей рыночной жизни можно насчитать не одну сотню середнячков, чей бизнес рухнул или расщепился на малые фрагменты. Но это естественно для бизнеса и никоим образом не бросает тень на устойчивость и потенциал нормально организованных середнячков промышленности. А полсотни участников конференции – это своего рода примеры из учебника по классике организации бизнеса, это сливки, успешные и развивающиеся предприятия, знающие и толк, и цену инновациям. Тем они нам и интересны.

Производство сельхозоборудования, о котором мы говорили в самом начале, не основной профиль компании Промтех­НН, являющейся разработчиком и производителем технических средств, используемых при капитальном ремонте магистральных газо– и нефтепроводов. Структуры Газпрома и нефтяных компаний России – основные потребители продукции предприятия, успешно работающего на этом рынке 15 лет и уже способного решать амбициозные задачи по созданию машин с искусственным интеллектом, а также машин для ремонта шельфовых трубопроводов, чего в мире пока никто не делает. Так что этот нижегродский середнячок не из робких. А оборудованием для сельхозпредприятий и медицины Промтех­НН стал заниматься сравнительно недавно с целью диверсификации бизнеса. И здесь тоже есть успехи. Кроме совместного с итальянцами производства сеялок, предприятием за короткий срок разработаны оригинальные модели функциональных многосекционных медицинских кроватей с регулировкой положения секций и самой кровати с помощью бесшумного электропривода и выносного пульта. На финишной прямой – разработка оригинального операционного стола, который в России пока не производится. По оценкам медиков, данное оборудование сделано на уровне передовых мировых образцов и должно быть востребовано медициной.

– Производственные мощности предприятия, – рассказывал журналистам А.М. Тютьнев – позволяют сегодня изготовить до ста штук кроватей различного типа и назначения в месяц. Фактически, мы готовы организовать небольшой конвейер. Если бы мы могли получить госзаказ на эту продукцию хотя бы для нашей области, в которой 130 больниц, мы бы создали ещё дополнительно порядка шестидесяти рабочих мест, а на полученную прибыль закупили бы дополнительно оборудование и довели бы до промышленного выпуска многие наши идеи, которые могли бы конкурировать с западными образцами по всем позициям, будучи на 60­80 процентов дешевле.

Оговорка «если бы мы могли», сделанная Анатолием Михайловичем, очень важна и, увы, весома. Потому что всё то оригинальное и современное, всё то инновационное, что способен дать обществу потенциал среднего бизнеса, разбивается о чиновно­бюрократическую структуру экономической надстройки. Госзаказ можно получить только на тендере. А на тендере запрашиваются пакетные поставки, то есть не только кровати, но ещё тумбочки, стулья и много чего нужного для больничной палаты, вплоть до туалетной бумаги, в одном лоте. И потому все шансы получить госзаказ при таком подходе выпадают посреднической торгово­закупочной структуре, которая всё это может приобрести в Китае и скомплектовать в своём гараже. Формальный признак, следовать которому требуют от промышленников безусловно, выхолащивает сущностные моменты и фундаментальные основы мотивации деятельности предприятия.

Что за проблема, скажете вы? Надо создать небольшую группу по закупкам всего, что не производит предприятие в рамках поставок по этому тендеру и победить. Создать небольшую группу по одному тендеру, такую же по другому, третьему, создать специальную маркетинговую структуру по изучению товарного рынка, затем построить специальный склад. Да. И затем из промышленного предприятия переименоваться в крупную торгово­закупочную контору?

Вот такие завалы, простенькие с виду, но прочные и труднопреодолимые, на пути бизнеса не только в сфере закупок, они повсюду. Причем, видны всем и давно бизнесом обозначены вешками, как «лежащий полицейский» на дороге. И понятно, что завалы эти выстроены преимущественно властью, создающей и утверждающей правила игры. Поэтому к ней и адресуются все вопросы и претензии бизнеса, а вовсе не из иждивенческих или, как модно нынче говорить, патерналистских настроений. Средний бизнес чужд иждивенчества; возникший в новую постсоветскую эпоху, он в природе своей несет рыночные гены. Не имея сырьевых доходов и тарифных возможностей формирования прибыли, присущих энергетическим монополистам, не являясь градообразующими и потому не получая никаких специальных антикризисных дотаций от государства, середнячки живут самой настоящей реальностью, проблемы которой четко раскладывают по пунктам.

– С разрушением плановой экономики у нас рухнули и все кооперационные связи как между предприятиями различных отраслей, так и внутри одной отрасли. Весь мир перенял этот наш опыт кооперационных связей, а у нас их практически нет. Предприятия, особенно средние, пытаются самостоятельно налаживать эти связи, понимая, что без них невозможно успешное развитие. Но очень часто мы здесь не имеем никакой поддержки. А информационное пространство, которое могло бы способствовать налаживанию таких связей, содействовать техническому обмену и взаимопомощи между предприятиями, очень скудное. Это первое. Второе: подготовка кадров для предприятий должным образом не ведется, технических специалистов сегодня нет, а если учебные заведения готовят каких­то специалистов, то на весьма низком уровне. Третье: обновление парка оборудования происходит у нас крайне медленно. У предприятий нет на это достаточных средств и нет возможности получать длинные и дешевые кредиты на эти цели. В этом плане мы существенно отстаем не только от передовых западных стран, но даже от наших бывших союзников по соцлагерю. В частности, в Чехии, где наши специалисты были неделю назад, на предприятии оборудование меняют каждые пять лет. В Германии оборудование меняют каждые четыре года, в Японии – каждые три. А мы не можем себе позволить замену оборудования даже через десять лет. Четвертое: к сожалению, из года в год мы снижаем уровень своей технологической школы, все больше потребляем чужой продукции и все меньше используем своей, так что скоро самостоятельно и табуретку не сможем сделать. А инновационный путь развития – амбициозное и сложное дело, потому помогать предприятиям необходимо, особенно в начале, при запуске тех или иных инновационных проектов. Пятое: сейчас на всех уровнях власти много говорится о технопарках как инструменте развития бизнеса и повышения его инновационной активности. И наверное, это важно. Но надо формировать и другие инструменты, способные повысить производственную активность в уже действующей бизнес­среде, помогающие создавать новые рабочие места и увеличивать налогооблагаемую базу на успешно действующих предприятиях.

И в качестве иллюстрации, свидетельствующей о том, что бизнесу необходима помощь власти, А. М. Тютьнев, а это он разложил по пунктам проблемные позиции, привел пример из жизни своего предприятия. Промтех­НН разработал новую систему балансировки магистральных трубопроводов в условиях обводненной местности и слабонесущих грунтов. Только Газпрому таких систем необходимо около 10 тысяч комплектов в год, а емкость рынка – более семи лет работы, и даже больше, потому как сегодня в России такие системы не производятся, а болот у нас в нефтегазоносных районах предостаточно. Предприятию реализация этой программы позволит создать 90 рабочих мест и ежегодно выпускать товара на 400 миллионов рублей (вот она, эффективность инноваций, дающая выработку более 4 миллионов на одного работающего). Проблема с реализацией проекта возникла одна: срок службы изделий такой системы должен быть соизмерим со сроком службы газопровода, то есть равен 50 годам. А это значит, что изделия должны иметь надежные антикоррозионные покрытия. Такую надежность дает только горячее цинкование. В Нижегородской области предприятия, владеющего такой технологией, нет. В России – только два, под Москвой и в Санкт­Петербурге. В Польше, территория которой в 50 раз меньше российской и лишь в четыре раза больше Нижегородской области, действует пять таких заводов. Стоит завод горячего цинкования около 6 миллионов евро. Промтех­НН со своей инновационной системой балансировки трубопроводов может загрузить его заказами лишь процентов на десять, поэтому организовывать производство по горячему цинкованию только под себя нецелесообразно. Как решить проблему? Пока на предприятии ищут ответ на этот вопрос, Газпром уже приступил к опытной установке подобной системы канадского производства.

В регионе, говорят сегодня промышленники, отсутствуют многие крайне необходимые для нормальной деятельности и развития средних промпредприятий звенья технологических процессов и производств. Например, нет предприятия, специализирующегося на гальванических покрытиях и способного гибко откликаться на запросы машиностроителей. Нет предприятия, способного производить гидроарматуру малых серий или штучно, нет центров по термообработке, по механическим испытаниям. Да много чего нет.

О чем примеры? О том, что промышленникам только помощи власти по разгребанию завалов недостаточно. Передовым, крепким и успешным предприятиям, чтобы оседлать волну инновационного подъема, сегодня требуется активная созидательная промышленная политика региональных властей, направленная не просто на «создание благоприятного климата для бизнеса и инноваций», но целенаправленно и последовательно формирующая в регионе необходимую структуру промышленности, способствующую развитию предприятий региона, готовую откликаться на инновационные прорывы промышленников. Такую активную созидательную политику, которая могла бы идти вровень с промышленными лидерами, расширяя и удлиняя им горизонты планирования. Словом, «Даешь госплан как основу инновационного прорыва!»

Возможно ли это при нынешней либеральной заточенности российского законодательства и российских же властей? Возможно, более того, наиболее смелые регионы России уже так и делают, о чем мы и постараемся рассказать в ближайших номерах.

Петр Чурухов


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100