русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 июня 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 2 (113) | Кластер, ещё кластер./ Жизнь без тарифов. / Сосулек не будет? |


Кластер, ещё кластер, и ещё один


23.3Kb

Мы довольно много писали о нижегородском атомном кластере и тех преимуществах, которые может дать региональным промышленникам участие в поставках продукции для атомных станций. Теперь, когда получены все разрешения на строительство Нижегородской АЭС, эта тема для нашей газеты станет одной из основных. Но вот о необходимости формирования в регионе фармацевтического кластера неожиданно заявил глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин. «На мой взгляд, – сказал он, – развитие фармацевтического рынка и рынка медицинских услуг – одна из будущих специализаций Нижнего Новгорода».

Разговор о создании кластеров становится не просто модной экономической темой, кластерный подход все более воспринимается как реальный механизм концентрации усилий в определенном сегменте экономики, как способ повышения конкурентоспособности региональной промышленности. Вот и в Дзержинске в первой декаде февраля было объявлено о создании центра химической промышленности мирового уровня – нефтегазохимического кластера.

На рубеже тысячелетий при активном участии тогдашнего полпреда Президента в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко была предпринята попытка возродить былые связи химиков Дзержинска и нефтехимиков Кстова, закончившаяся неудачей из­за внутренних неурядиц в компании «Сибур». Следующая попытка состоялась в 2007 году, когда столичная компания «Агиплан» разработала концепцию химического кластера, который в областном правительстве назвали российским центром ПВХ. Тогдашний министр промышленности и инноваций Нижегородской области Валерий Барулин стал активным проводником идеи в жизнь. Однако, с уходом с поста Барулина о перспективной идее уже никто не вспоминал.

И вот третья попытка возродить единство производственных связей химиков в регионе. Насколько удачной окажется очередная попытка государства возродить отечественный химпром на базе экс­столицы химии?

По словам мэра Дзержинска Виктора Сопина, создание нефтехимических кластеров в стране было официально одобрено на совещании по вопросам развития нефтехимической отрасли, состоявшемся в Нижнем Новгороде в сентябре минувшего года под председательством Владимира Путина.

И не просто одобрено – государство готово давать деньги на развитие современных химических технологий. В частности, проект дзержинского кластера готов финансировать Международный фонд совета министров обороны стран СНГ. Само название фонда говорит о конкретном интересе военных представителей к современной химической промышленности. Если учесть, что начало городу большой химии дала эвакуация сюда во время первой мировой войны двух химических предприятий (нынешние завод «Корунд» и им. Свердлова), впору говорить о ренессансе химической оборонной промышленности в Дзержинске. И этот вопрос актуален хотя бы потому, что половину всех материалов для оборонной промышленности, проходящих по разделу «Продукция нефтехимии», Россия сегодня вынуждена покупать за границей. «Мы не можем от этого зависеть», – убежден президент Российского союза химиков Виктор Иванов. И профессионалы уверяют, что эту проблему можно решить, были бы деньги. А они, судя по уверениям столичных гостей, потекут в Дзержинск: мэр города говорит о сотнях миллионов евро инвестиций.

«Вопрос не в деньгах, – считает советник президента Международного фонда совета министров обороны стран СНГ Руслан Тарханов.– Хотя их дадут только под уникальный, научно обоснованный и конкурентоспособный проект. Те же проекты, которые реализовывались в Дзержинске в советское время, сегодня никто не пропустит, прежде всего, по соображениям экологии».

Интерес администрации города к глобальному проекту, серьезность и реальность которого гарантирует государство, вполне объясним. А что может дать создание кластера дзержинским промышленникам? Два главных преимущества кластера – возможность снижения тарифов монополистов, «пригибающих промышленность», и дешевое сырье. Химия – очень энергоемкая отрасль. Поэтому любое повышение энерготарифов увеличивает накладные расходы промышленникам в двойном и тройном размере. Например, если до начала экономического кризиса средняя рентабельность производств в Дзержинске составляла 10­20 процентов, то уже к 2010 году она сократилась до 2­7 процентов.

Снижение затрат может произойти за счет перехода от использования перманентно дорожающей нефти к использованию газа в рамках базового для многих дзержинских промышленников предприятия «Сибур­Нефтехим». Сегодня основа многих химических продуктов (окиси этилена и гликолей, а также пропилена) вырабатывается на базе нефтепродуктов, поступающих из Кстова в Дзержинск. Современные технологии позволяют нефть заменить на газ, тем самым удешевив процесс производства базового химического сырья. А пока же, к примеру, на заводе «Корунд» сырье закупают в Китае, хотя точно такое же сырье производится «за забором», на Капролактаме. Однако, сырье «за забором» стоит дороже, чем в Китае. «Такого быть не должно, и кластер призван решить эту проблему»,– считает президент Российского союза химиков Виктор Иванов.

Другая беда дзержинской химии – выпуск химических полуфабрикатов (как было изначально задумано при экономике социализма), а не конечных продуктов, более востребованных на рынке. Поэтому одна из задач – добиться более высокой глубины переработки химической продукции, что также может быть реализовано эффективно лишь в рамках кластера.

Как объяснил корреспонденту «НДГ» Виктор Сопин, сейчас рассматривается идея объединения дзержинских предприятий в общую структуру под конкретный проект. Это может быть либо открытое акционерное общество, либо иная организационная форма, при которой предприятия смогут в рамках кластера сохранять свою самостоятельность. «Серьезного сопротивления такие союзы у промышленников не вызовут»,– убежден Виктор Сопин. «Наша задача заключается в том, чтобы убедить собственников, что участие в кластере им выгодно, – вторит ему Виктор Иванов. И путь в этом направлении также очевиден: сегодня невозможно заставить руководство Корунда закупить дорогое сырье у Капролактама потому только, что «так надо стране и партии». Но если покупать сырье на соседнем предприятии станет выгодно, никто даже не взглянет в сторону Китая.

Тем не менее, в скорое возрождение столицы химии верят не все. Так, по словам генерального директора завода «Авиабор» Евгения Желудова, практически все дзержинские химические производства устарели, нужна серьезная модернизация оборудования, на что требуются достаточно большие средства. Поэтому идея кластера на данном этапе интересна скорее ученым, нежели промышленникам, решающим текущие задачи. Однако, ученые тоже сомневаются. «Пока готового проекта нет, разговор идет абстрактный»,– говорит декан дзержинского филиала Нижегородского политехнического университета Виктор Кулепов.

Виктор Сопин отвечает сомневающимся, что уже сегодня имеются два «козырных» проекта, которые докажут притягательность идеи кластера для промышленников. Один из них, в частности, касается производства компонентов для полипеноуретана, применяемого в автомобильной промышленности.

Кроме того, уже существует договоренность с заместителем губернатора по инвестиционной политике Михаилом Сватковским о передаче ряда объектов социальной инфраструктуры ОАО «Сибур­
Нефтехим» на баланс муниципалитета для использования в режиме частно­государственного партнерства. Таким образом базовое предприятие дзержинского кластера своевременно освобождается от социальной нагрузки именно для снижения стоимости базового сырья для остальных предприятий будущего кластера.

Все последние годы областное правительство рассматривает дзержинскую площадку как главный инвестиционный плацдарм региона. Здесь и удобная логистика, и свободные энергетические ресурсы, позволяющие освоить порядка 3,5 тысячи гектаров под инвестиционные проекты. Инвестиционный климат Дзержинска в ближайшее время улучшится за счет строительства инженерных коммуникаций водоснабжения и водооотведения на территории промышленного парка «Дзержинск­Восточный».

Но главное – искренняя заинтересованность государства в развитии химической промышленности страны на новой технологической основе. «Сегодня кластеры – главные конкурентоспособные площадки в мире. Дзержинск обладает естественными конкурентными преимуществами и нуждается в новом менеджменте, который сумеет найти базу солидарности для различных хозяйствующих субъектов»,– убежден глава Нижегородской ассоциация развития управления Василий Козлов.

Сергей Анисимов

Жизнь без тарифов



Несмотря на то, что для нас стало привычным ежегодное январское повышение цен на услуги монополистов, и промышленники давно привыкли закладывать в свои бизнес-планы этот рост, начало 2011 года выдалось особенным. Январь был первым месяцем, когда российская экономика лишилась госрегулирования цен в энергетике и весь её объем промышленники стали закупать на оптовом рынке. Энергетики его называют при этом ещё и «свободным».

Насколько он свободен и как с его ценорастущей поступью справляться промышленникам, чье положение такая свобода энергетиков активно ухудшает? Об этом шла речь на круглом столе, проведенном Нижегородской ассоциацией промышленников и предпринимателей в середине февраля. На заседание помимо руководителей промпредприятий и представителей профильных министерств областного правительства пришли также нижегородские энергетики: руководитель региональной службы по тарифам Нижегородской области Олег Седов, генеральный директор Нижегородской сбытовой компании Василий Ситдиков, заместитель директора филиала «Нижновэнерго» ОАО «МРСК Центра и Приволжья» Сергей Ананьев.

И сразу определились: наши нижегородские энергетики ни на шаг не отступают от требований российского законодательства и все вопросы, связанные с ценами – в Москву, федеральным властям. А Москва, жестко и четко реализуя реформу энергетики, выдергивая, как и обещала, тарифную табуреточку из-под промышленников, совершенно не замечает, что те заваливаются навзничь, ибо не прописаны механизмы, которые позволили бы промышленникам эту «жизнь без тарифов» как-то освоить. В результате в январе для многих крупных промышленных предприятий цена на электроэнергию оказалась в разы выше, чем планировали. Настолько выше, что её доля в себестоимости продукции возросла до 45 процентов, лишив производство всяких рассуждений о рентабельности.

Как жить дальше? Собственно, этим вопросом и открыл дискуссию Валерий Цыбанев, генеральный директор НАПП.

– Сегодня переходный период от регулируемого рынка закончился и его правила не действуют, а другие правила розничного рынка до сих пор правительством Российской Федерации не прописаны. Поэтому у сбытовой компании, – поведал собравшимся В. Ситдиков, – отсутствуют нормативные акты, устанавливающие стоимость электроэнергии у Администратора торговой системы.

Но не в этом главная проблема: к концу первого квартала ясность в этом вопросе появится. Реформаторы, занимаясь либерализацией рынка и прописывая пошаговые изменения энергетики в «тучные» годы, не сделали сегодня никакой скидки на то, что российская промышленность ещё толком не оправилась от кризисного вала, и эти обременения свободного оптового рынка электроэнергетики для неё фактически неподъемны. И если малый бизнес и торговля в результате новых правил могут рассчитывать на сравнительно небольшой рост цен и даже, как утверждают энергетики, на некоторое их снижение, то крупные промпредприятия в этой ситуции много проигрывают. Более того, с 1 января сетевые компании работают по новой методике тарифного регулирования – RAB, направленной на привлечение дополнительных инвестиций для строительства и модернизации сетевой инфраструктуры, в связи с чем промышленники открыто говорят о том, что энергетики решают свои производственно-экономические проблемы за их счет. Так, заместитель генерального директора Балахнинского бумкомбината Сергей Малодушный рассказал, что рост тарифов в прошлом году уже привел предприятие к убыткам, а прогнозируемый на текущий год рост цены на электроэнергию в 23% приведет к увеличению расходов предприятия почти на миллиард рублей.

При таких аппетитах энергетиков никакие темпы снижения энергоемкости не смогут компенсировать промышленникам их потерь. Тем более, что и внедрение энергосберегающих технологий и оборудования – дело затратное. Получается, что январская жизнь без тарифов обозначила очередной тупичок. И к этой проблеме мы еще не раз вернемся на страницах нашей газеты.

Иван Галкин


Сосулек не будет?



Возможно, уже следующей зимой грозное объявление «Осторожно, сосульки!» навсегда исчезнет со стен зданий нашего города. «Устройство для удаления сосулек со свесов кровли здания» изобрел заведующий лабораторией кафедры теплогазоснабжения Нижегородского государственного архитектурно-строительного университета Владимир Гальбаум.

– Идея изобретения пришла ко мне в голову пару лет назад, – вспоминает Владимир Иосифович. – В филиале одного московского вуза на Автозаводе решили поменять крышу здания. Строили новую крышу подрядчики по финскому проекту с использованием современных материалов. Построили. Тут наступила русская зима. Вся крыша в одно мгновение обросла огромными сосульками, причем, особо выдающиеся экземпляры, как назло, выросли именно там, где часто ходили студенты. Руководство рвет и мечет, а меня вдруг, как это всегда и случается, осенило.

Владимир Иосифович, как все новаторы, нашел свой метод и, в отличие от предшественников, решил не бороться с уже выросшими сосульками, а рубить их «на корню», то есть просто не давать им шанса вырасти более чем на 50 мм.

– Само устройство состоит из двух металлических штырей, забитых в стену здания под срез кровли и двух (или одного) оцинкованных тросов диаметром 3-5 мм, натянутых между штырями. – рассказывает Гальбаум, – По этим тросам ездит специальной формы пластина, передвигаемая от одного штыря к другому с помощью такого же тонкого троса. Один человек в строительной каске за этот трос периодически перетаскивает пластину по всей длине здания, закрепляя трос уже на другом конце стены. Элементарно! И совершенно не обязательно, чтобы устройство обслуживал специальный человек за зарплату. Эти нехитрые действия вполне может проделывать вахтер или охранник.

На вопрос, почему проект рассчитан в основном на малоэтажные дома, Владимир Иосифович отвечает просто: «Мне очень хочется, чтобы мое изобретение в первую очередь установили бы на зданиях детских садов, школ, медицинских учреждений, учреждений культуры – там, где, по причине большого людского потока, падение сосулек может привести к настоящей трагедии. Как правило, высота этих зданий не превышает пяти этажей».

Изобретением Гальбаума, на которое получен патент от Федеральной службы по интеллектуальной собственности, уже заинтересовались в департаменте жилья и инженерной инфраструктуры городской администрации, а также руководство домоуправляющих компаний нескольких районов Нижнего Новгорода. Наладить производство пока экспериментальных образцов планируется на базе открывающегося в скором времени при ННГАСУ малого инновационного предприятия.

Пожелаем нижегородскому изобретателю победить одну из самых насущных проблем русской зимы.

Злата МЕДУШЕВСКАЯ




 
Ижмех кронштейн ижмех кочевник 2 www.gunsroom.ru. | http://govoritel.ru/ товары с тегом громкоговоритель поясной.

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100