русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 22 октября 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 2 (113) | Картельный сговор: лучше прийти с повинной |


Картельный сговор: лучше прийти с повинной

12.8Kb

Многие предприниматели уверены, что бороться с монополистами бесполезно. Глава нижегородского Управления федеральной антимонопольной службы (ФАС) Михаил Теодорович убежден в обратном и призывает бизнес активнее вставать на защиту своих интересов.

– В каких секторах нижегородской экономики ваше ведомство фиксирует наибольшее количество нарушений и почему?

– Мы используем все источники информации, в том числе прессу и прокуратуру, но основной массив – это заявления граждан. Наибольшие нарушения фиксируются при госзаказе, а также антиконкурентных актах, действиях или бездействии органов государственной власти или местного самоуправления. В минувшем году у нас зафиксировано 180 нарушений от органов власти и 132 нарушения при осуществлении госзаказа.

– Помнится, пару лет назад губернатор на заседании Законодательного собрания публично сетовал, что антимонопольщики не дают нормально развиваться экономике. Мы, мол, от всей души хотим помочь антикризисными мерами ГАЗу, а они усматривают в этом нарушения закона. Не боитесь ссориться с государственными органами?

– Я не хотел бы полемизировать с высшим должностным лицом региона. Пару лет назад у нас было поручение от головного ведомства, касающееся выдачи преференций. В Нижегородской области выявили нарушения областного закона «Об инвестиционной деятельности». Меры поддержки предоставлялись областным правительством не на конкурсной основе, а решением некоего внепроцедурного органа – инвестиционного совета. Этот орган не был никак привязан к законодательству о торгах. Никто не говорит, что сама процедура была незаконна, скорее, она не соответствовала требованиям, которые предъявлялись к процедуре выделения государственной помощи. Мы написали письмо губернатору и работали довольно долго с тем, чтобы найти устраивающий все стороны сценарий. В итоге формула преференций, не противоречащая закону, была найдена.

– Выходит, что в областном правительстве работают не слишком искушенные в законодательстве юристы?

– По моим ощущениям, чиновники немного не дотягивают до губернатора в интенсивности работы. Не все выдерживают темп, который он задал. В результате возникают паузы, затяжки, недоразумения.

– Вы как-то сказали, что бизнесу мешают отстаивать свои права две вещи: отсутствие информации и страх перед монополистом. Поэтому предпринимателям нужно объединяться и сообща покупать услуги квалифицированных юристов, обращаться к институциональным защитникам законных интересов бизнеса, в частности, в ТПП и НАПП. Насколько успешно выполняются Ваши рекомендации?

– Нам совершенно не нравится штрафовать, поэтому тема профилактики нарушений – важнейшая для нас. Антимонопольное законодательство требует столь же серьезной юридической подготовки, как финансовое и налоговое. Мы впервые столкнулись с проблемой слабой юридической подготовки в банковском секторе, а затем увидели ее и на товарных рынках. Сегодня в банковском секторе проблема непрофессионализма юристов в основном изжита. В реальном секторе проблема касалась взаимоотношений с ресурсоснабжающими организациями – газовиками и энергетиками. Сегодня тема непонимания при заключении условий договоров НТЭК также снята, хотя отдельные рецидивы недовольства условиями договоров периодически возникают.

Мы сказали хозяйствующим субъектам: «Если хотите платить за газ столько, сколько вы считаете справедливым – дискутируйте! Чего сразу к нам бежать жаловаться? Общайтесь с поставщиками услуг – это и быстрее, и дешевле». Число жалоб резко сократилось. Либо люди все урегулировали, либо были не уверены до конца в своей правоте. Похожая история с энергетикой, но здесь прогресса больше. Похоже на то, что корпоративные юристы освоили это поле и воюют с энергетиками на равных.

– Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа недавно оставил без удовлетворения кассационную жалобу по поводу крупного штрафа около 46 миллионов рублей за нарушение закона «О защите конкуренции». Почему монополисты идут на такие серьезные нарушения, если знают, что могут нарваться на проблемы с вашим ведомством и получить крупные штрафы?

– Монополии – это бизнес, который хочет зарабатывать деньги. А коллизия, о которой Вы говорите, развивалась в конце 2008-го года. Компания тогда по-другому представляла правовое поле, к тому же не было прецедентов, которые есть сегодня. На устные увещевания бизнес, в том числе и монопольный, как правило, не реагирует. А тогда ситуация была такова: оптовые цены на топливо пошли резко вниз, а розничные – нет. Сбытовая наценка или маржа выросла практически до 100 процентов! ЛУКОЙЛ – большая компания и ряд решений принимается не в регионах, а в центре. Думаю, что большинство вертикально интегрированных компаний живут по таким правилам. Тем не менее, ответственность пришлось нести ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефте-продукт».

– Удается ли выявить случаи картельных ценовых соглашений между хозяйствующими субъектами? Недавно на эту тему говорил Владимир Путин, поэтому есть ощущение, что процесс наконец-то сдвинется с мертвой точки.

– Первые лица государства полномочны ориентировать те или иные ведомства на те или иные задачи. Если премьер говорит, что нужно заниматься картелями, то сегодня это задача «номер один». Картели как тема существуют с нового антимонопольного закона, вступившего в силу в 2006-м году. На Западе картельные соглашения доказываются легче, потому что у антимонопольных органов больше полномочий и больше опыта взаимодействия с силовыми органами. Тем не менее, недавно в Нижегородской области раскрыт крупный картель, дело которого сейчас рассматривается центральным аппаратом ФАС. Подробности пока раскрыть не могу. Однако, господам, практикующим картельные сговоры, хочу порекомендовать не шутить с законом. Тем, у кого есть старые грехи на этот счет, предлагаю воспользоваться процедурой явки с повинной. Первый участник картельного сговора, который приходит в антимонопольный орган и раскрывает картель, освобождается от ответственности.

– С 2010 года вступили в силу новые правила игры для участников системы государственных заказов. Предпринимателей обязали работать с государством только через систему электронных площадок. С 2011 года эта норма стала обязательной для региональных и муниципальных заказчиков. Власти говорят, что коррупция при госзакупках теперь сойдет на нет. А Вы как думаете?

– Сегодня у нас имеется несколько жалоб на электронные площадки. Недавно к нам обратились заказчики и сообщили о том, что не могли разместить объявления о торгах в интернете в течение 21 дня! Просто потому, что не срабатывала соответствующая опция на соответствующем сайте. Вроде бы, деньги – казенные, нужда – государственная. Есть необходимость закупить нечто для государственного учреждения, однако производственный процесс тормозится. Хотя, электронные торги – дело новое, и обвинять кого-то в злом умысле я пока не хотел бы.

– Как часто предприятия обращаются к вам, чтобы устранить конкурента в бизнесе? Или вам в принципе все равно, какую цель преследует заявитель?

– Мы иногда видим, что к нам обращаются, пытаясь свалить конкурента. Бывает так, что, проводя проверку, мы находим нарушение и тогда считаем, что в конце концов, не так важен мотив, исходя из которого человек написал бумагу, как сам факт нарушения закона. В любом случае, мы не занимаемся тем, чтобы специально удалить хозяйствующего субъекта с рынка. Конечно, если люди пытаются кому-то насолить, это вопрос этики. С другой стороны, это обратная сторона экономической свободы, без которой не может развиваться рыночное государство.

– Посоветуйте, в каких случаях необходимо обращаться в ваше ведомство, а в каких лучше идти в арбитражный суд, прокуратуру и так далее? Или лучше подать заявления во все инстанции сразу, как это нередко практикуется?

– К нам следует обращаться, когда существует непримиримая позиция другой стороны, в результате которой, например, начинается злоупотребление доминированием. Каждый случай уникален по-своему. Однако, если суд начинает рассматривать конкретное дело, то жалобу по тем же самым основаниям мы приостанавливаем, поскольку не можем заменить собой судебный орган. Потому что суд рассматривает всю полноту обстоятельств дела, а наше ведомство – только то, что касается нашей темы. Для руководителей же крайне важно понимать, какая палитра инструментов существует, с какой скоростью эти инструменты работают и какие предполагают экономические потери.

Сергей Анисимов







 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100