русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 января 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 2 (113) | "Трудовой функционал" против "развитой личности". Начните реформу с зарплаты! Власть о детях позаботилась. |


«Трудовой функционал» против «развитой личности»



Школьное образование несколько неожиданно стало той границей, на защиту которой в едином порыве встало все российское общество. Предложенный чиновниками от образования проект школьной реформы получил яростное сопротивление со всех сторон – от учителей, родителей, психологов, ученых. Отметились даже сатирики. Новый государственный стандарт среднего (полного) общего образования разобран по косточкам и, несмотря на исключительно малый срок существования, уже успел обрасти едкими анекдотами («Мальчик, ты в каком классе учишься?» «Откуда я знаю? Я математику по стандарту не выбирал»).

За всей этой бурей обсуждений, на наш взгляд, как-то потерялся немаловажный вопрос: а зачем вообще проводится реформа школьного образования? Чтобы разобраться в этом, мы и пришли к ректору Нижегородского института развития образования Н. Ю. Бармину.

14.8Kb

Николай Юрьевич, разве советская система образования не была признана одной из лучших в мире? Разве не наши выпускники заполняют всевозможные Силиконовые Долины, получают Нобелевские премии? Разве не наши школьники и сегодня становятся победителями всевозможных международных олимпиад? Так кому и зачем понадобилось ломать вполне работоспособную и эффективную систему?

– Школьные реформы всегда преследуют одну и ту же цель: приблизить образование к нуждам общества.

Образование – это такая социальная система, которая создается ради общественного развития и данное общественное развитие отражает. Она не может быть хорошей или плохой, но всегда должна отражать прогрессивные тенденции.

Были в нашей стране социалистические общественные отношения, построенные на примате социальных ценностей – им соответствовала социалистическая система образования, проповедовавшая принципы гуманизма, равенства, коллективизма, интернационализма, то есть, все те, что были провозглашены основополагающими принципами социализма. Советская школа хорошо вписывалась в довольно сбалансированную систему общественных отношений с присущими ей особенностями – уровнем дохода, уровнем потребления и прочими.

Но наступил 1992 год, и государство объявило о переходе к рыночной экономике, о замене социалистических принципов капиталистическими. А это подразумевает совершенно другие приоритеты, другие общественные отношения: частную собственность на средства производства, развитие конкуренции, социальное неравенство, примат капитала в решении многих вопросов и т. д. Прежняя система образования перестала отображать реальные общественные отношения; изменения, по сути дела, стали неизбежными.

Сегодня налицо вопиющее несоответствие качества образования современным потребностям социально-экономического развития. Приведу такие данные: с 1993 по 2008 год количество вузов в нашей стране увеличилось почти в 2 раза (с 626 до 1134), количество студентов выросло в 3 раза – с 2,5 миллиона человек до более 7,5 миллиона. Но как же этот огромный интеллектуальный потенциал отразился на реальной экономике? Где достижения промышленности, сельского хозяйства, рост ВВП? Они несопоставимы. И значит, закономерен вопрос: тому ли и так ли мы учим своих детей, если в итоге они становятся не самым полезным трудовым ресурсом общества?

Что же такое случилось с системой образования, что она так скоропостижно деградировала?

– Дело не в деградации, а в изменении условий и ценностей общественной жизни.

Задачей и целью советского образования было всестороннее, гармоничное развитие личности. Достойная цель, адекватная условиям жизни советского общества.

А какова задача и цель образования в условиях капитализма? Очевидно, помочь человеку максимально хорошо реализовать свою трудовую функцию в условиях конкуренции и нестабильности рынка труда. Чтобы удовлетворить свои потребности в современном обществе, человек должен работать, и не просто работать – а быть постоянно профессионально востребованным. Он может быть исключительно гармонично развитой личностью, иметь шесть дипломов, говорить на редких языках – но если он не найдет себе работу, что ждёт его в жизни?

Образование – это процесс передачи социального опыта от старших поколений к подрастающим, чтобы могли успешно интегрироваться в реальную жизнь. Но абсолютное большинство взрослых жителей России – это люди, сформировавшие свои ценности и представления в социалистический период жизни страны. Могут ли они научить молодое поколение успешно жить в условиях капитализма – то есть, в условиях, в которых сами никогда не жили? Могут ли люди, начинавшие самостоятельную жизнь в условиях, когда работа, жилье, зарплата им были гарантированы государством, понять всю глубину и сложность проблем, с которыми сталкивается современная молодёжь, начиная свою самостоятельную жизнь? Ответ, на мой взгляд, лежит на поверхности.

Предполагаемая реформа образования в первую очередь ставит перед собой задачу развития самостоятельности в решении проблем жизнеопределения, подготовки к профессиональной деятельности.

Уже не одно поколение россиян выросло на тех ценностях, которые мало помогли им адаптироваться к реалиям жизни. Результаты этих противоречий печальны: люди не могут найти себя, свое место в обществе, полны надежд и иллюзий, которые, в общем-то, беспочвенны. Между тем, очевидно: возврат к прежнему устройству жизни маловероятен, и нужно думать даже не о сегодняшнем дне – о дне завтрашнем, и задача образования – подготовить следующие поколения к адекватному восприятию действительности, к активной социализации в рамках нового общественного и технологического уклада. Сегодняшние первоклассники – это выпускники 2020 года, на них должна быть рассчитана новая модель образования.

Наверное, это действительно невозможно: объединить капитализм и общество «всесторонне развитых личностей». Но даже на уровне простого определения кажется обидной и неправильной государственная политика, направленная на то, чтобы сознательно заменить стремление к идеальному на получение более примитивного.

Что, на Ваш взгляд, следует сделать, чтобы вместо общества личностей не получить общество «винтиков», усердно исполняющих трудовую повинность?

– На первое место я бы, пожалуй, поставил мировоззренческий аспект. Глобальное общество, транснациональной характер развития экономических процессов будут стирать национально-культурную идентичность. Транснациональным компаниям нужен так называемый «человек мира» с наднациональным сознанием. Чтобы сохранить себя как национальную российскую общность, мы должны уделить должное внимание мировоззренческим позициям.

Как это можно сделать в условиях школы? Необходимо формирование предмета, который объединил бы в себе знания о национальной культуре, литературе, истории, философии, психологии – всего спектра гуманитарных наук, объясняющих школьнику роль человека в современном обществе, показывающих причины и следствия конкретных исторических событий и позицию России в этих событиях. Задача такого предмета – научить ребенка мыслить и анализировать, потому что завтра ему придется разбираться в хитросплетениях политики и экономики, противостоять попыткам транснациональных корпораций захватить его сознание и сделать лояльным потребителем или внедрить в его сознание представления, чуждые национальным интересам. Он должен уметь разобраться в этих процессах и уметь сохранить свою национально-культурную идентичность.

Интегрируясь в глобальный мир, мы входим и в интегрированный рынок труда. И опять-таки, хотим мы того или нет, миграция рабочей силы будет нарастать. Наши дети будут работать в поликультурной среде. И здесь на первый план выступают коммуникативные компетенции выпускников. «Английский со словарем» уже не достаточен. Мир интегрируется и, чтобы занять на рынке труда достойное место, наши дети должны, кроме родного языка, качественно знать хотя бы один язык международного общения.

Большинство стран к этому давно уже пришли. Румыны, венгры, индийцы – да кто угодно! – свободно изъясняются на английском, на равных участвуют в международных симпозиумах, конференциях, проектах и не чувствуют никаких языковых барьеров. А наша школа не дает знания иностранного языка! Даже после классов с так называемым углубленным изучением ребенок не может свободно общаться по-английски, а после обычной школы зачастую и двух слов связать не может.

Еще одна важная задача, которую должна решать школа, связана с компетенцией в использовании информационных ресурсов. В феодальном обществе главным капиталом была земля, в индустриальном – частная собственность. В постиндустриальном – информация. Кто владеет необходимой информацией, тот будет владеть и капиталом, и землей, и средствами производства. А для того, чтобы ею владеть, надо быть актуальным в информационной среде: уметь получить информацию, правильно оценить ее, проанализировать, использовать, наработать с ее помощью новые знания, которые сами по себе впоследствии станут конкурентоспособным товаром.

Безусловно, школа должна давать также и научное знание. Вот только какое? Многочисленные прогнозы сходятся на том, что «чистое знание» больше не актуально. Предметоцентризм, которой господствует в российской школе (т. е. разделение знания на отдельные предметы), по моему убеждению, утратил свою ценность. Он был сформирован еще в конце XVIII века вслед за развитием научно-технического прогресса и отражал те направления науки, которые возникали и требовали изучения в ходе развития общества.

Сегодня, актуально знание, полученное на стыке наук. Для понимания приведу ряд перспективных направлений технологического развития: мехатроника и микросистемная техника, геномные технологии, биоинформационные технологии, нанотехнологии и т. д. Разве можно не учитывать этого в современной школе? Значит, и в области преподавания научного знания должны произойти необходимые изменения.

Отдельно следует сказать о такой важной сфере деятельности, как охрана здоровья и безопасности. В современном мире это становится безусловно актуальной темой. Какие знания получают наши выпускники о том, что делать в случае террористического акта? как правильно оказать первую медицинскую помощь? как защититься от средств массового поражения? куда обратиться за помощью? Этому следует уделять серьезное внимание в современном образовании.

Вот эти основные, на мой взгляд, блоки должны быть представлены в реформированной российской школе. А все остальное время следует отвести на самостоятельную работу, которая опять-таки призвана помочь школьникам определиться с выбором будущей профессии, научить детей на практике использовать теоретическое знание.

Николай Юрьевич, с тем, о чем Вы говорите, трудно спорить: безусловно важно, чтобы полученное ребенком образование позволило ему впоследствии найти хорошую работу, обеспечив тем самым достойное существование себе и своим близким; научило его противостоять объективным угрозам и опасностям современного общества, будь то терроризм или рейдерские захваты. Почему же реформа, прописывающая эти задачи, вызвала такое неприятие в обществе? Что в целом не так с этими новыми стандартами, где их слабое звено?

– Чем отличается – и невыгодно отличается – предстоящая реформа ото всех предыдущих? Прежде всего, она формируется на стыке формационных изменений. Разработчики и оценщики исходят из имеющегося у них социального опыта в условиях отсутствия общественно признанного представления о будущем.

Если задача реформы – помочь школе воспитывать граждан нового общества, логично было бы провести широкое обсуждение и прийти к единому мнению в вопросе о том, каким будет наше общество на исходе второго десятилетия XXI века. Было бы безусловно правильным сосредоточиться на выработке представлений о национальном образе выпускника школы в 2020-м, 2030-м годах и далее.

Вместо этого разработчики стандартов попросту берут за основу имеющиеся практики образовательных систем других стран и пытаются интегрировать их с имеющимся опытом в нашей стране. Мир многообразен, и нужно понимать, что именно и для чего мы заимствуем.

Взятый из американской системы образования и заявленный в новом российском стандарте дифференцированный подход к формированию образовательной программы очень важен в условиях нестабильности и повышения ответственности молодого человека за своё будущее. Но вместе с тем мы ведь должны сохранить и социально-культурную идентичность, и это должно быть зафиксировано в образовательном минимуме стандарта. Должна быть четко прописана образовательная база, которая позволит любому российскому школьнику осознавать себя российским гражданином, имеющим набор необходимых культурных, исторических, социальных знаний.

Очень важно также усилить акцент на формировании трудовой функции выпускников как основополагающей в процессе социализации – сейчас в стандартах это прописано очень слабо.

Но самое главное заключается в том, что такой важный вопрос, как реформа образования, должен, конечно, обсуждаться и приниматься с учетом мнения профессионалов-практиков. Как никто иной они знают и сильные, и слабые стороны нашей школы и понимают последствия возможных нововведений.

Благодарю Вас за беседу. Думаю, что мы еще не раз вернемся к вопросу о реформировании современной школы и о последствиях, которые оно вызовет.

Галина МИТЬКИНА

Начните реформу с зарплаты!



Светлана Ивановна Венкова, учитель химии высшей категории, Заслуженный учитель РФ, заместитель директора по учебно-воспитательной работе технического лицея № 38:

6Kb

– Я работаю в техническом лицее уже 19 лет и считаю образование, которое мы даем, высококачественным. А вот предлагаемая реформа может негативно сказаться на будущем школьников. Безусловно, нужна корректировка программ по каждому предмету, и учителя-предметники должны иметь большую свободу в их выборе согласно профилю учебного заведения. Особенность программ должна состоять в том, чтобы сохранить присущий российской средней школе высокий теоретический уровень и сделать обучение максимально развивающим. Только так можно повысить познавательную активность учащихся и способствовать более полному раскрытию творческого потенциала.

В учебном процессе должен быть разумный деятельностный методологический подход к обучению, развивающий общенаучные и межпредметные умения школьников, логическое и образное мышление, экспериментальные методы исследования. Нужно разумно комбинировать классические уроки и нетрадиционные формы занятий: лекционно-зачетную систему, интегрированные уроки, семинары, консультации, ролевые и деловые игры. Нельзя классическое образование полностью заменить модными новинками.

В рамках предлагаемого реформаторами проекта сделать школьное образование развивающим нельзя. Образование выступает в форме услуги, которую можно купить или не купить. Но ребенок не может стать творческой личностью, полноценным гражданином России, если убрать треть предметов, которые изучаются сейчас в школе.

Если уж говорить о школьной реформе, то в первую очередь нужно начинать с изменения отношения государства к учителям, с достойной оплаты их труда. На 2010-2011 учебный год не открыли физический факультет и химическое отделение естественно-географического факультета в Нижегородском педагогическом университете. Пройдет время, учителя со стажем выйдут на пенсию, а молодые учителя станут настоящим дефицитом. Кто тогда будет давать детям знания?

Галина Александровна Коптева, учитель английского языка школы № 48, отличник просвещения, Заслуженный учитель РФ:

5.6Kb

– Первая реформа, которая необходима нашему образованию, – это реформа оплаты труда учителей. Хочется вспомнить реформу 1984 года, когда средний учитель стал получать 200 рублей, что в то время было большими деньгами. В школу сразу потянулись мужчины. Сейчас основной контингент учителей – это люди предпенсионного и пенсионного возраста. Молодежь в школу не идет, поскольку ставка молодого преподавателя – 3500 рублей. Конечно, это влияет на качество преподавания.

Второе, что нужно школе сегодня – это компьютеризация. В каждом классе любой общеобразовательной школы должен быть компьютер, мультимедийный проектор, интерактивная доска и, конечно, интернет. Современных детей должны учить в школе с современным оборудованием.

Еще один вопрос – учебники. Был период, когда учитель сам мог выбрать учебно-методический комплекс. Это было хорошо, но создавало много проблем, особенно при переходе ребенка из одной школы в другую. Сейчас мы работаем по УМК, которые внесены в федеральный перечень, но туда не вошли зарубежные учебники по английскому языку, которые, я считаю, особенно необходимы для преподавания в старшем звене. Кроме того, пока не существует отечественных учебников для профильного обучения английскому языку с 10 класса. А новый стандарт пытается вообще свести перечень учебников по английскому языку к минимуму.

Некоторые школы до недавнего времени открывали классы углубленного изучения того или иного предмета. Они опирались на социальный заказ родителей и на наличие возможности преподавания предмета на таком уровне в школе. Но сейчас для углубленного изучения школе нужно иметь соответствующий статус, а присвоить его всем нельзя. Хотелось бы больше гибкости от государства в решении этого вопроса.

Россия всегда отличалась хорошей системой образования. В ней, конечно, были недостатки, но не такие, чтобы проводить подобные реформы. Существующая система образования воспитывает эрудированных и читающих людей, обладающих знаниями во многих областях. И именно это выгодно отличает Россию от многих других стран.

Мария Шахова, учитель гимназии № 13, молодой специалист, аспирант.

7.9Kb

– В школе я работаю первый год, пришла в гимназию сразу после окончания филологического факультета ННГУ. Веду русский, литературу и словесность у пятых классов и электив по орфографии в десятых и одиннадцатых. Параллельно учусь в заочной аспирантуре. Своей работой, в целом, я довольна. Расстраивает только отношение некоторых учителей к молодежи в школе. Очень грустно слышать такие «напутственные» фразы: «Беги отсюда, не дай Бог тебе здесь задержаться!» Таких педагогов немного, но они есть.

Честно говоря, реформа школьного образования, которую сейчас так активно обсуждают, меня шокировала. В обязательном перечне предметов нет русского языка – это очень странно, ведь язык – основа национального самосознания, культуры! Отсутствие в перечне литературы тоже огорчает. Если не будем читать русскую классику, не сможем ни получить нормальное воспитание, ни обрести нравственные ориентиры, ни понять своей культуры. В нашей школе сейчас даже ученики из нефилологических групп изучают литературу как обязательный предмет.

С другой стороны, некоторые предметы, на мой взгляд, действительно даются излишне подробно. Я бы сделала обязательными историю, математику, русский язык, литературу и физкультуру. Хорошо, если бы в школах ввели психологию общения – это очень помогло бы социализации детей. В десятых-одиннадцатых классах специализация уже действительно необходима, но общеобразовательная программа при этом должна оставаться в гораздо большем объеме.

Власть о детях позаботилась



Не так давно мы писали об анекдотичной ситуации, сложившейся вокруг кировского губернатора Никиты Белых, поведавшего всему миру свою печаль о том, как он, несчастный, не смог найти нормального учебного заведения для своего чада в России. И потому, оставаясь заботливым и любящим отцом, вынужден теперь мучиться регулярными полетами на Туманный Альбион. Ибо отправить отпрыска набираться ума пришлось губернатору именно туда, в Лондон.

Все веселились, полагая, что опростоволосился Никита. Отправил бы своё чадо на выучку к англосаксам как все, тихо и без вздохов твиттерных, и не навлекал бы на себя праведный гнев исчезающих российских интеллигентов да патриотовгосударственников. Словом, сделал бы, как вся околовластная и олигархическая элита, предпочитающая не тратить себя на обустройство России, а откровенно и беззастенчиво встраиваться со своими капиталами и домочадцами в спокойный и благоустроенный западный мир.

После «чистосердечного признания» Белых в стране прошла дискуссия об импортном образовании. И Владимир Соловьев, который ныне уже на канале ВГТРК сводит к барьеру идеологических противников, рассказал про своего сына Сашу, который учится на режиссера также в Лондоне. Соловьева-младшего чуть не поперли с учебы за то, что он... не захотел снимать кино на тему однополых браков. Саша Соловьев отказался делать эту ученическую работу на том основании, что сценарий «противоречит его религиозным убеждениям». Сын у меня, объяснял миру В. Соловьев, православный и к вере относится очень серьезно. Ситуацию спасло лишь то, что предлагаемый сценарий о сексуальных меньшинствах оказался откровенно слабым и его сняли с повестки.

В комментариях этой ситуации, а их набралось больше тысячи, народ говорил и о том, в частности, что западное образование формирует других людей, со своими установками на жизнь. Потому что не только профессиональные знания прививаются чадам российским, не только активно пропагандируемая толерантность к меньшинствам, но и совершенно иные взгляды на жизнь, другие идеологические установки. И получается, что жить по принципу «Родина там, где мне хорошо» – кредо нынешней российской элиты.

Поднять эту образовательную тему заставили не столько последние новации Министерства образования и науки РФ с внедрением образовательных стандартов, о которых мы в сегодняшнем номере тоже подробно говорим, сколько знакомство с давосской речью Президента России Д. А. Медведева и Стратегией инновационного развития России.

«В ближайшее десятилетие, я надеюсь, не менее десятка тысяч наших молодых учёных, инженеров, чиновников и профессионалов в других областях получат магистерские и докторские степени в ведущих университетах мира. Надеюсь, потом они займут ключевые позиции в российском бизнесе, в государственном управлении, в науке и образовании», – говорил Дмитрий Анатольевич, формируя у западной элиты образ желаемого для них завтра России.

И хорошо, если в этих десятках тысяч будет действительно талантливая российская молодежь, а не дети элиты, удачно адаптированные к западной образовательной системе. Только реформы российского образования год от года оставляют для талантливой российской молодежи все меньше шансов пробиться вверх по социальной лестнице, если у родителей нет тугого кошелька. Хочешь поддержать искру Божью в чаде своем, плати и плати, такова тенденция российского образования.

Где-то в статотчетах минувшего года прочитал, что 80 процентов совокупной заработной платы россиян приходятся на 10 процентов работающих.

Не о будущем ли этих десяти процентов говорил Президент Медведев? И не о них ли заботится правительство? Если заглянуть в Стратегию инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, можно без труда найти информацию о том, как россйское правительство намерено поддержать настроения российской элиты, то есть поддержать Никиту Белых и его сторонников по обучению своих чад в Лондоне. Среди индикаторов реализации задач инновационного развития страны есть в этом документе показатель роста числа людей с «импортным» образованием. Собственно, вот эти данные:

доля государственных служащих, получающих ежегодно дополнительное образование за рубежом в 2010 году составляет 0,1%, в 2016 году будет 1%, а в 2020 вырастет до 3%;

доля лиц, занимающих должности руководителей высшей и главной групп должностей государственной гражданской службы, получивших высшее профессиональное образование за рубежом (соответственно в 2010, 2016 и 2020 годах) составит 0,5%, 4% и 12%;

Итак, приобщившиеся к западным ценностям избранные чада заканчивают свое обучение в оксфордах и лэнгфордах и возвращаются на Родину. Им к тому времени должно здесь быть хорошо, то есть уютно и денежно. Поскольку самое хорошее дело в России – стать чиновником, то количество госслужащих, «получивших высшее профессиональное образование за рубежом», запланировано увеличить в 25-30 раз за 10 лет. Поэтому вовсе не опростоволосился тогда Н. Белых: как человек, знающий властные тренды, он встроился в поток и лишь не в меру громко об этом заявил.

Интересно, сколько бюджетных и частных средств улетит из России в западные образовательные структуры в рамках реализации этой программы? И как эти средства будут соотноситься с теми, что российские власти потратят на поддержку отечественного образования? И тем более интересно, что очень многие оппоненты нынешних реформ российского образования критикуют их как раз за активную коммерциализацию, за фактическую легализацию в школьной жизни лозунга «если хочешь быть хорошо образованным – плати».

Печально всё это. Особенно с учетом того, что российское образование фактически сворачивается, и наши школьники, некогда стабильно занимающие первые строки по уровню грамотности в мировой Табели о рангах, плетутся сегодня лишь в пятом десятке. При этом наши министерства продолжают только копировать и заимствовать, механически перенося в российскую реальность западные подходы и принципы организации всего и вся: от болонской системы до технологических платформ, от армейских бригад до вертолетоносцев. Будто не зная, что этот подход, эта вторичность подражательства обрекают страну вечно плестись в догоняющих.

А может, в этом и есть задумка нынешних властных родителей? С передовой и самодостаточной страной пацанам, только что прибывшим из заморских вузов, не справиться. А со страной, заискивающей дружбы у всякого и уговаривающей своих олигархов вернуть из оффшоров хоть немного капитала и поддержать видимость модернизации – вполне можно управиться и новоиспеченным магистрам. Смог же в свои 22 года Аркадий Дворкович, студент университета Дьюка в Северной Каролине, стать научным руководителем Экономической экспертной группы Министерства финансов России. Так он – сын шахматного арбитра и проектировщицы. А уж детей нынешних губернаторов и министров после американских да британских университетов можно будет сразу в министерские кресла сажать!

Михаил Нагорный





 
http://podebrady.ru/ подготовительные курсы чешского языка в праге. | http://московские-разнорабочие.рф/ уборка и вывоз снега цена.

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100