русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 22 апреля 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" №3 (114) | Пора сосчитать билборды. Ликбез для широкого круга лиц. |


Пора сосчитать билборды



Дума Нижнего Новгорода приняла за основу проект концепции наружной рекламы в городе. По мнению главы города Олега Сорокина, в настоящее время состоянием рынка наружной рекламы в областном центре недовольны все: жители Нижнего Новгорода, субъекты рекламного рынка и городская администрация. Претензии простых нижегородцев понятны – наружная реклама зачастую раздражает. Чиновники недовольны низкими доходами, собираемыми с объектов «наружки» городской казной. Субъекты рекламного рынка жалуются, главным образом, на непрозрачный характер формирования рынка. Способны ли новые правила игры удовлетворить всех недовольных?

– Городскую территорию планируется разделить на несколько зон: ансамбль Нижегородского кремля; исторические территории, такие, например, как Старый Нижний, Старое Канавино, Старое Сормово, Соцгород; рекреационные зоны, где парки и скверы; а также жилые и промышленные, – рассказывает о рекламной концепции директор муниципального учреждения «Рекламная служба Нижнего Новгорода» Вячеслав Виноградов. – Каждой зоне будет соответствовать свой коэффициент. При разделении учитывалась интенсивность транспортного потока: все дороги разделены на пять категорий с собственным коэффициентом. На территории нижегородского Кремля размещение рекламных конструкций запретят, однако, возможно размещение малых форм, выполненных по индивидуальному проекту при согласовании с главным архитектором. Не допускается размещение рекламных конструкций, которые мешают визуальному восприятию исторических объектов. Размещение растяжек в исторической части города также будет запрещено.

Заседание круглого стола на злободневную тему, куда были приглашены участники рынка «наружки», проходило бурно. «Вы превышаете полномочия, запрещая размещение рекламы на исторических памятниках – этого положения нет в федеральном законе!» «На каком основании разграничены «Старый Нижний» и другие районы города?» «Почему две трети рекламных мест в городе принадлежат одной компании, которая получает преференции от города?» Вот только часть претензий, которые обрушились на главу города. В ответ Олег Сорокин сообщил, что прокуратура в настоящее время проводит экспертизу на предмет коррупционности предлагаемой концепции, которая в итоге «может измениться до неузнаваемости».

А пока есть констатация того, что существующее положение городскую власть не устраивает. Глава администрации Нижнего Новгорода Олег Кондрашов отметил, что после принятия концепции как минимум 30 процентов конструкций необходимо будет демонтировать. Согласно официальной информации, из более чем четырех тысяч рекламных конструкций муниципальными, то есть теми, с которых казна получает доход, являются только 1,5 тысячи. «Остальным мы выдали разрешение и потеряли их для бюджета», – печально констатирует Олег Сорокин.

Что делать? Сносить незаконные конструкции! Однако, за два минувших года в Нижнем демонтировано лишь 68 незаконно установленных рекламных щитов. В настоящее время для нужд «Рекламной службы города» приобретается дополнительное оборудование для демонтажа, значит, процесс сноса явно пойдет быстрее.

Предпринимателей же больше волнует другое. Нужен открытый реестр всех рекламных конструкций в Нижнем Новгороде с указанием, когда и на каких условиях данное рекламное место было приобретено. Что, судя по всему, не очень нравится Вячеславу Виноградову, предложившему предпринимателям создать реестр незаконно установленных рекламных носителей самостоятельно.

Меж тем, непрозрачность рынка и разноплановость правил игры создают массу проблем.

– На сегодняшний день одним участникам рынка согласовывают размещение рекламы, другим – нет, – говорит председатель Ассоциации молодых предпринимателей Роман Амбарцумян: Обращаешься за разрешением, тебе запрещают, говорят, что нарушается гармоничное пространство окружающей среды. А потом на том же месте появляются рекламные носители, которые, очевидно, окружающей среде не помеха. Представители малого и среднего бизнеса зачастую не могут согласовать с мэрией размещение даже небольшой рекламной вывески. А крупный рекламный бизнес запросто «ляпает» свою рекламу там, где ему заблагорассудится. Создается впечатление, что муниципальное учреждение «Рекламная служба города» в своей работе руководствовалось четко поставленной задачей: создать в Нижнем Новгороде неконкурентное поле для игроков на рынке наружной рекламы.

И в целом по России, и у нас сегодня господствуют иностранные рекламные корпорации. Они являются монополистами, однако, доказать это почти невозможно, поскольку ими создаются несколько аффилированных фирм, связь между которыми установить трудно. Такие фирмы оккупируют рынок наружной рекламы отдельно взятого города и диктуют свои условия не только рекламодателям, но и городской администрации. Местные же игроки не могут участвовать в аукционах и конкурсах, потому что на торги выставляются, как правило, крупные лоты в несколько десятков рекламных конструкций. На это требуется очень приличная сумма (порядка 6-8 миллионов рублей), которую заплатить единовременно могут далеко не все. В результате малый рекламный бизнес в Нижнем Новгороде, как правило, не имеет возможности работать на этом рынке.

Захотят ли и, главное, смогут ли изменить ситуацию городские власти? Вот самый актуальный вопрос для нижегородского малого рекламного бизнеса.

Сергей Анисимов


Ликбез для широкого круга лиц



Чуть более года назад вступили в силу новые правила для участников системы государственных заказов, требующие осуществлять преимущественную часть государственных закупок через систему электронных площадок. С 1 января 2011 года эта норма стала обязательной для региональных и муниципальных заказчиков. С января этого года заработал и единый российский сайт для размещения информации по торгам.

Предполагалось, что таким способом, делая прозрачным весь механизм госзакупок, государство будет активно бороться с коррупцией. Однако, по сообщениям Федеральной антимонопольной службы, после перехода на новую систему объемы сделок по государственным закупкам в России значительно уменьшились.Чтобы прояснить ситуацию мы встретились с начальником управления по организации конкурсов и аукционов Нижегородской области Сергеем Грачевым.

12.7Kb

– Сергей Владимирович, по сообщениям ФАС с переходом на новую систему госзакупки в России практически остановились. Почему закон Российской Федерации от 21 июля 2005 г. № 94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» не работает сейчас в полной мере? Как обстоят дела с госзакупками посредством электронных торгов в Нижегородской области?

– Наша область входит в первую десятку регионов по количеству опубликованных извещений на едином российском сайте госзакупок. Согласен, количество объявлений на сайте упало, но это скорее сезонный фактор. Дело в том, что социально важные поставки, которые должны осуществляться в первом квартале – продукты питания, медикаменты, коммуналка, обеспечивающие жизнедеятельность учреждений – как правило, проходят во II-IV квартале. Поэтому в первом квартале у нас всегда идет некоторый спад.

– Пользователи российского сайта госзакупок жалуются на технические сбои, трудности с регистрацией и размещением информации о закупках. Специалисты отмечают, что сбои на сайтах, где идут торги, могут играть решающую роль при подведении итогов. Вам есть что на это возразить?

– Жалобы на работу российского сайта действительно отмечаются, в том числе и в Нижегородской области. Случаются и срывы торгов. Не то чтобы торги не состоялись вообще – просто они смещаются по времени. Как правило, из-за того, что на сайте не была опубликована вся информация. Это вопрос чисто технический. Возможно, что сайт не прошел испытание на пиковую нагрузку. Если раньше на одном региональном сайте регистрировались несколько тысяч пользователей, то теперь пользователи со всех регионов должны регистрироваться на едином сайте, где по этой причине сразу же образовалась своеобразная очередь.

– Получается, что технические службы плохо подготовились к новым правилам игры и требованиям Федерального закона № 94? Согласно этому документу должны быть обеспечены равные права участников размещения заказа, однако, судя по всему, это требование не всегда выполняется. Почему?

– Цель электронных торгов изначально была благая – информацию со всей страны о госзакупках свести в одно место, чтобы, допустим, человек из Нижнего Новгорода видел, как происходят торги в других регионах. Например, я являюсь производителем фрезерных станков и мне нужно знать, есть ли заказы на мою продукцию? До 1 января 2011 года, чтобы узнать это, мне приходилось заходить на сайты всех российских регионов. Сейчас же я захожу на единый сайт, где есть информация по заказам на фрезерные станки по всем регионам. На этот сайт обращаются и продавцы, и покупатели. Однако, каналы связи, видимо, не могут выдержать такого большого количества обращений.

Точно такие же проблемы возникают и у электронных площадок, которые проводят торги. На сегодняшний день в России пять электронных площадок. На определенное число в определенное время назначается аукцион. Участники торгов извещаются о том, что торги проходят в режиме реального времени. В назначенное время участник выходит на торги, однако, случается, что не получает доступа к торгам. А потом выясняется, что аукцион уже прошел.

Когда создавалась система электронных торгов, говорилось, что таким образом мы исключаем человеческий фактор при проведении торгов. Однако, сегодня вместо человеческого заработал фактор технический. Человека можно наказать. А как наказать компьютер? Штраф ему выписать? Конечно, через суд штрафуют владельца этой системы. Раньше в случае, когда либо заказчик, либо поставщик считали, что их права нарушены, они имели возможность обратиться либо в федеральную антимонопольную службу, либо в суд. При этом имелась возможность вернутся в исходное положение и начать торги снова. Теперь же между двумя сторонами появилась третья – либо в виде единого российского сайта, либо электронной площадки. Если по вине этой третьей стороны происходят какие-то сбои, две другие стороны вправе пожаловаться на неё. Но вернуть назад удается далеко не всё.

Между тем, дорога ложка к обеду. Либо этот товар позже будет не востребован, либо востребован, но, возможно, за совершенно другие деньги.

– То есть создание единого российского сайта госзакупок себя не оправдало?

– На мой взгляд, при создании единого российского сайта нужно было оставить и региональные сайты. Например, есть виды продукции, которые могут поставляться или производиться независимо от того, где находится производитель или поставщик – те же самые компьютеры. Их делают за границей, а поставщик может быть из любого российского города, вопрос только во времени доставки. Или, к примеру, крупные строительные объекты. Таким компаниям нужен весь спектр заказчиков – именно для них и предназначен единый российский сайт. В то же время есть товары, которые могут интересовать исключительно местного производителя. Например, свежее мясо редко завозится в регион извне, его нужно быстрее продать. Или, хлеб. Кто мне с Владивостока повезет хлеб? Производство скоропортящихся продуктов, ремонт, бытовые услуги – все это, как правило, не выходит за пределы региона. Поэтому возникает вопрос – а всем ли нужна информация из других регионов на одном сайте?

Сегодня предложения по корректировке работы центрального сайта собираются по всей стране.

– Все конкурсы и аукционы проводятся с обеспечительным взносом в пять процентов от цены аукциона. По окончании аукциона участнику возвращается обеспечительный взнос по закону в течение 10 дней. А в реальности это происходит в лучшем случае в течение месяца. А если торговая площадка расположена на другом конце страны? Когда предприниматель получит возврат обеспечительного взноса?

– За такие нарушения предусмотрена административная ответственность и штрафные санкции. Участникам, не победившим в торгах, взнос возвращается в течение 5 дней. Тем же, кто выиграл, взнос возвращается в течение пяти дней после заключения контракта. А на само заключение контракта отводится до 20 дней. Таким образом, окончательный срок возврата взноса может вырасти до 25 дней.

– Генеральный директор Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей Валерий Цыбанев рассказывал нам, что некоторые недобросовестные фирмы заявляют цену «ниже нижнего предела», выигрывают на торгах, получают авансирование и начинают искать подрядчиков – преимущественно тех, кто смог бы выполнить работу «за копейки». И находят, привлекая совершенно непрофессиональных людей. Отчего сбиваются цены на рынке, государство получает некачественную услугу или вовсе ее не получает. Есть ли у вашего управления рычаги для изменения ситуации?

– Нужно единое понимание ситуации органами, которые осуществляют заказ, с одной стороны, и надзорными и контрольными органами – с другой. Контрольный орган для нас – это федеральная антимонопольная служба, а надзорный орган – прокуратура. 94-й закон не так уж плох. Речь идет о том, все ли возможности закона используются. И здесь возникает расхождение в понимании отдельных норм закона. В частности, мы пытались вводить некоторые положения в документацию, чтобы понять, откуда у некоторых участников торгов взялся товар и насколько он легален. Ведь чудес не бывает. Например, если я хочу нанять бригаду, чтобы поклеить обои в помещении, то несложно определить минимальный уровень затрат. Стоимость материала – это рыночная цена, допустим, 100 рублей. Существуют нормы, сколько требуется человеко-часов, чтобы поклеить один квадратный метр обоев. Если все это подсчитать, выяснится, что для того, чтобы оклеить комнату площадью 20 квадратных метров, по нормативам требуется, например, один день. Существует минимальная оплата труда, ниже которой платить запрещено законом. С фонда оплаты труда нужно заплатить налог. При производстве работ использовался некий механизм, который потреблял электрическую энергию по тарифам, которые известны. Если сложить все эти расходы, мы получим тот минимум, ниже которого, не нарушая существующих требований, оказать услугу нельзя. Плюс рентабельность. И когда на такого вида работу мы получаем предложения по цене ниже нижней, к производителям возникают вопросы. Вы платите зарплату меньше МРОТ или воруете электроэнергию помимо счетчика? Вы не платите налоги или вообще эти обои где-то украдены? Но зачастую контрольные и надзорные органы считают, что мы не имеем права требовать такие сведения.

Открываем федеральный закон № 94, где читаем «Требования к участникам размещения заказов путем проведения торгов». Пояснений к этим требованиям нет, потому трактуются они всеми по-разному. Если я как организатор торгов хочу, чтобы у меня была добросовестная конкуренция, чтобы ко мне все пришли с легальным товаром, то я считаю, что мы вправе потребовать таможенную справку с указанием суммы таможенной пошлины, если, к примеру, товар ввозился из-за границы. Предполагаемые поставщики нелегального товара сразу начинают говорить в ответ: «Вы не имеете права требовать с меня такую справку». И ссылаются при этом на другое положение 94-го закона, где говорится, что «заказчик или уполномоченный орган не вправе устанавливать иные требования к участникам размещения заказов». И здесь начинаются дискуссии в судах.

Суду нужно понять: то, что мы требуем – это реальное ограничение конкуренции или борьба с недобросовестными поставщиками? Как я уже сказал, по данной позиции существуют различные мнения. Какое из них больше соответствует целям закона, которая состоит в развитии добросовестной конкуренции? Суды арбитражной юрисдикции смотрят за тем, не ущемляются ли интересы широкого круга лиц. Широкий круг лиц – это население, потребители услуг.

– Сергей Владимирович, что необходимо знать и уметь производителям товаров и услуг для того, чтобы гарантированно продать свой товар или услугу через систему государственных закупок и соблюсти все требования закона? Какие советы, как сторона, организующая торги, Вы могли бы дать потенциальным участникам рынка размещения заказов?

– Сложившийся стереотип, что при размещении заказов все предопределено и шансов выиграть не очень много, должен быть сломан. Некоторые потенциальные продавцы товаров и услуг не выходят на торги именно поэтому. Мой совет: «Уважаемые господа! Приходите и участвуйте в торгах!». Мы замечаем, что компаний, производящих тот или иной товар, порой в сотни раз больше тех, кто постоянно участвует в наших торгах, однако некоторые юридические лица не принимают участия в торгах, потому что считают, что конечный результат предопределен. Но это не так, уверяю вас!

Другой момент. У некоторых участников возникают вопросы к отдельным требованиям, которые прописаны на едином сайте госзакупок, и они заранее отказываются от участия в торгах, потому что считают, что не могут выполнить эти требования. Для таких случаев у нас существует форма запроса, связанная с документацией, которую надо выслать в наше управление по организации конкурсов и аукционов Нижегородской области. Практика показывает, что более чем в половине случаев мы вносим изменения в документацию, помогая участникам. Не бойтесь – присылайте запросы!

Что касается участия в торгах на электронных площадках. Одна из основных проблем здесь связана с тем, что некоторые потенциальные участники не могут разобраться во всех тонкостях электронных торгов. До нас доходит информация, что участники торгов не могут зарегистрироваться просто потому, что элементарно не знают, как это технически сделать. В Нижнем Новгороде сегодня работают представительства электронных площадок, которые готовы обучать всех желающих в своих компьютерных классах. Думаю, что к лету все потенциальные участники торгов обязательно научатся выходить на электронные торги и будут участвовать в них без проблем.

Василий ШУЙСКИЙ




 
Стальные перехода отечественного и импортного производства, выгодные цены
vik-m.net

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100