русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 20 июня 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 5 (116) | Будущее - за распределённой энергетикой. Пора освоения российских земель. |


Будущее – за распределенной энергетикой

В начале апреля в ТПП Нижегородской области прошел круглый стол по вопросам малой энергетики. «Особенности применения автономных теплоэлектропроизводящих (когенерационных) установок для нужд малых и средних предприятий, отраслей ЖКХ как объектов распределенной энергетики. Проблемы и инновационные решения», так была обозначена организаторами тема разговора, модератором которого выступил председатель общественного комитета по инновациям и промышленной политике при ТПП Нижегородской области Виталий Антоневич.

За последние три года рост энерготарифов в регионе составил не менее160%. В Нижегородской области тарифы на электроэнергию – одни из самых высоких среди соседних регионов. Нормативная база, определяющая расчет как регулируемых, так и нерегулируемых тарифов, на которые перешли небытовые потребители с 2011­го года, чрезвычайно запутана, поэтому провести независимый анализ формирования тарифов крайне затруднительно. Из­за введения режима свободных цен за два минувших года предприятия затратили на оплату электроэнергии на четверть больше средств, чем в режиме регулируемых цен.

65.6Kb

Затраты на тепло и электрическую энергию в себестоимости продукции промышленных предприятий сегодня достигают 50 процентов. Повышение конкурентоспособности российской экономики может и должно произойти за счет экономии энергоресурсов. Один из вариантов решения проблемы – объекты малой энергетики, которые уже работают на ряде нижегородских предприятий. По словам генерального директора ООО «Гидротермаль» Сергея Валиулина, себестоимость одного киловатт­часа электроэнергии и пересчитанной стоимости тепла на минитеплоэлектростанциях при условии использования газа составляет примерно один рубль. При существующих энерготарифах речь может идти о двойной или даже тройной экономии!

За счет чего достигается такая экономия? На объектах большой энергетики неизбежны потери тепла, за которые платит потребитель. В свою очередь объекты малой энергетики имеют более высокий коэффициент полезного действия – их КПД может доходить до 85­90 процентов. Экономия получается потому, что все вырабатываемое тепло уходит в дело. Энергосберегающие установки позволяют существенным образом повысить КПД миниТЭС в так называемом когенерационном режиме (электричество плюс тепло). Такое оборудование внедрено и успешно работает на 16 ТЭС в Белоруссии и на 50 станциях в России. По словам Сергея Валиулина, если используется газовое топливо, миниТЭС окупается примерно за один год. Если установка работает на дизельном топливе, процесс окупаемости растягивается на более длительный срок. Существуют и отрицательные моменты. Например, станция болезненно воспринимает скачки напряжения в сети, а потому без резервных мощностей не обойтись.

По словам главного энергетика ОАО «Агрофирма «Птицефабрика Сеймовская» Александра Ерыкалова, мини ТЭС на фабрике окупилась за два года. Расход газа на один мегаватт мощности составляет чуть более 200 кубометров, а себестоимость одного киловатт­часа в среднем – 1,7 рубля. При росте производства на фабрике за последние несколько лет в два раза потребление газа тоже сократилось в два раза!

Участники совещания выразили сомнения относительно лимитов на газ, которые могут выделить или не выделить газораспределяющие организации. Главный энергетик птицефабрики «Сеймовская» развеял эти сомнения. «Несколько лет назад в Нижегородской области существовал негласный запрет от Газпрома: «Чубайсу газа не давать!», – сообщил Александр Ерыкалов. – Другими словами, выработка электрической энергии непосредственно из голубого топлива не приветствовалась. Сегодня ситуация изменилась и лимиты на газ для получения электричества получить вполне реально. Однако, для этого нужно как минимум уже иметь газовую трубу, подведенную к объекту малой энергетики. Если труба позволяет, газ вы получите, если – нет, тогда, увы…», – резюмировал главный энергетик птицефабрики «Сеймовская».

Словом, вот возможность от призывов об энергоэффективности и экономии перейти к делу. А если бы участникам этого процесса, озабоченным вопросами энергоэффективности, органы местного самоуправления, как того пожелали участники круглого стола, могли бы помочь с льготным финансированием, процесс быстро приобрел бы популярность. Потому как о цене рубль семьдесят за киловатт в нашей шустро реформируемой электроэнергетике можно только мечтать.

Сергей СЛАВИН

Пора освоения российских земель

Большинство экспертов говорят о том, что докризисных сверхприбылей в строительном секторе больше не будет никогда. Так ли это? Насколько рыночные цены на жилье соотносятся с себестоимостью строительства? Как государство собирается регулировать процессы ценообразования в строительной сфере? Об этом мы беседуем с исполнительным директором Нижегородской ассоциации малоэтажного строительства Шамилем Мансуровым.

6.1Kb

– Согласно данным Росстата, стоимость жилья на первичном рынке Нижнего Новгорода достигла 49,6 тысячи рублей за 1 квадратный метр, а на вторичном рынке – 46,1 тысячи рублей. Вы декларируете, что стоимость малоэтажного жилья в регионе не должна превышать 30 тысяч рублей за «квадрат». За счет чего возможно такое серьезное снижение цен?

– Областное правительство стало развивать малоэтажное строительство с 2007 года для того, чтобы в регионе активно строилось жилье эконом ­ класса. Ориентир цены установлен не областью, а федеральным центром конкретно для нашего региона. В итоге все застройщики сейчас стремятся не выходить за рамки установленной российским правительством верхней ценовой планки. Эта цена взята федеральным министерством экономического развития не с потолка, а основана на определенных расчетах, включающих стоимость строительных материалов и земли для разных регионов, а также средней цены жилья на региональном рынке. Например, аналогичная ценовая планка для Москвы – около 70 тысяч рублей за один квадратный метр. Но если мы возьмем коммерческие проекты, в которых на плечи инвестора и застройщика ложатся все обременения по коммуникациям, вся нагрузка по социальной среде – застройщики, конечно, никогда такой цены не добьются. Поэтому в качестве ценового регулятора в нашем регионе выступают целевые программы по стимулированию малоэтажного строительства. В области сегодня существует шесть площадок, где за счет областного бюджета строятся коммуникации. Сегодня в эту программу может попасть каждый район Нижегородской области.

– Если стоимость жилья снижается почти двое, значит, застройщик и инвестор крупно теряют в прибыли, не так ли?

– Если мы говорим о многоквартирном доме, по большому счету, себестоимость самого строительства и в Москве, и в Нижнем Новгороде примерно одна и та же. Разница получается главным образом из­за стоимости земли в столице и у нас. Другой фактор – стоимость подключения к коммуникациям. Третья причина – определенное обременение, которое, «навешивает» власть. В малоэтажном строительстве эти факторы сглаживаются или вообще снимаются. Другое преимущество – малоэтажный дом строится в течение трех месяцев, включая подготовку участка и подводку сетей. В эти сроки «навешивать» на застройщика обременение нет никакого смысла. Таким образом, стоимость жилья снижается в том числе за счет скорости строительства. В малоэтажном комплексном строительстве обычно подбираются новые, неосвоенные земельные участки. Другими словами, это не точечная застройка в центре Нижнего с массой вопросов и согласований. У предыдущего руководства Нижнего Новгорода не было понимания целей малоэтажного строительства. Новое руководство смотрит на этот вопрос шире. Глава города Олег Сорокин, например, говорит, что в городе существуют «белые пятна», которые, кроме как под малоэтажку, не подойдут больше ни подо что (речь идет о Кузнечихинских и Верхнепечерских полях). Мы говорим о малоэтажном формате и подразумеваем не только индивидуальные земельные участки, но и говорим о блокированной застройке и даже многоквартирной, но не выше трех этажей. В то же время преимущества невысокой стоимости и быстрой постройки остаются.

– Власти чаще всего рассуждают примерно так: земля – самый дорогой городской ресурс, поэтому здесь важно не продешевить и продать этот ресурс с максимальной пользой для муниципального бюджета. Согласитесь, логика в этом есть?

– С другой стороны, когда застройщик получает максимально обремененный и дорогой участок, он стремится построить максимально высокое строение. Хотя дефицита земли в Нижнем Новгороде не существует. Поэтому сегодня корректируется генеральный план развития Нижнего Новгорода, где вводятся зоны перспективной малоэтажной застройки. Город готов попасть в областные программы стимулирования малоэтажного строительства и уже выделил финансирование на коммуникации. Олег Сорокин определил, что многоэтажная застройка в Нижнем преимущественно расположится на Анкудиновском шоссе и в Сормовском районе. А вот на выезде из Щербинок планируется строить жилье всех типов.

– Малоэтажное строительство задано преимущественно импульсами из федерального центра. Получается, что речь идет о новой государственной политике в жилищной сфере?

– Совершенно верно. В России только один процент земель используется под жилье. Здесь нужно говорить даже не о жилищной политике, а об освоении российских земель. С другой стороны, нужно понимать (и кризис это убедительно показал), что времена, когда застройщик имел стопроцентную рентабельность, закончились навсегда. Цена в 30 тысяч рублей за один квадратный метр объективна даже при тридцатипроцентной рентабельности. Несколько лет назад в строительство вкладывали деньги не те, кто хочет получить жилье, а те, кто приобретал квартиры в качестве объектов для инвестиций. Я сам вкладывал свободные средства в строительство жилья. Через два года после вложения можно было получить триста процентов прибыли!

– Что может сегодня оживить строительный рынок?

– Спрос в строительной сфере после кризиса оживляется несколько позже, чем в других отраслях экономики. Помочь вывести рынок из ступора могут государственные регуляторы – ипотека и строительство жилья на будущее. Две трети населения сегодня хочет жить в пригороде в своем доме, и эту возможность государство должно им предоставить.

– Не возникает ли конкуренции между традиционными застройщиками многоэтажных домов и компаниями, специализирующимися на малоэтажном строительстве?

– В малоэтажной сфере изначально работали главным образом производители технологий и строительных материалов, преимущественно стеновых, которые диктуют ценовую политику на этом рынке. Это – малый и средний бизнес. Однако, сегодня практически все организации, работавшие на рынке многоэтажного строительства, вступили в нашу ассоциацию. Они видят в этом определенное преимущество, рассматривая малоэтажное строительство как расширение сферы своей деятельности. Многоэтажный дом, который строится три года, слишком подвержен различным рискам. Начался кризис – все встало. В малоэтажке такого быть не может. Если подведены коммуникации, то нет ничего страшного в том, что участок постоит годик ­ другой. Как только появится спрос на жилье – малоэтажные дома мгновенно начнут строиться. Поэтому мы ожидаем всплеска конкуренции в этой сфере.

Сергей Анисимов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100