русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 16 августа 2018 г. четверг
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 6 (117) | Доходное дело власти. Что сильнее: кнут или пряник? |


Доходное дело власти

13.3Kb

Несмотря на существующие экологические проблемы города, областные власти в последние годы все чаще называют Дзержинск одной из главных инвестиционных площадок региона. Для Дзержинска это безусловно амбициозная идея. Насколько успешно она воплощается в жизнь? Об этом мы беседуем с первым заместителем мэра города Владимиром Колчиным.

– Теоретически в районе Дзержинска три с половиной тысячи гектаров земли могут быть отданы под инвестиционные площадки. По нашей информации, инвесторам, которые хотят заниматься производством, предлагают участки на территории промышленного парка Дзержинск-Восточный площадью 400 гектаров, о котором часто упоминает в своих выступлениях губернатор. Насколько эта промышленная площадка готова к приему инвесторов?

– Далеко не каждому инвестору предлагается осваивать места в промышленном парке Дзержинск-Восточный. Потому что именно этот земельный участок в Дзержинске будет максимально подготовлен к освоению, то есть уже в ближайшей перспективе будет иметь всю необходимую инженерную и дорожную инфраструктуру. Сюда придут только те инвесторы, которые, как мы считаем, достойны занять часть территории промышленного парка. На сегодняшний день максимально подготовлены к этому лишь две иностранные фирмы, Данфосс и Ланкнесс, и решения приняты пока только по ним. Остальные инвесторы кроме протоколов о намерениях на сегодняшний день никаких больших документов не оформили. Под словом «больших» я имею в виду, прежде всего, договоры аренды и те документы, которые могут лечь в основу любого инвестиционного проекта.

– Приходилось слышать разговоры, что Дзержинск-Восточный – это территория, специально предназначенная для иностранных инвесторов, куда российским компаниям лучше вообще не соваться. Это так?

– Не так. В задачу администрации города входит привлечение любого инвестора. Если к нам придет российский инвестор, если явятся отечественные компании с хорошим проектом, мы окажем им даже больше заботы, чем иностранцам. Критерии отбора известны. Должен быть большой объем инвестиций, создано как можно больше новых рабочих мест, должна возникнуть серьезная налогооблагаемая база и так далее. Инвесторы, занимающиеся, к примеру, придорожной торговлей или шиномонтажом, приходят, прежде всего, на ту территорию, где можно заниматься заявленной деятельностью, и Дзержинск-Восточный явно не для них.

А в целом для инвесторов у нас есть четко определенные условия и прозрачные, формализованные критерии отбора. Первое условие – соответствие инвестиционного проекта генеральному плану развития города. Второе условие – соответствие плану землепользования и застройки. Третье условие – соответствие специально выделенным инвестиционным зонам, которые утверждены в рамках генерального плана. Если инвестор подал заявку, мы смотрим его функционал, далее оцениваем его намерения развивать ту или иную отведенную под эти цели территорию, а также рассматриваем направления данного развития.

Если сравнивать промышленную площадку Дзержинск-Восточный с другими инвестиционными площадками, то мы увидим, что рядовая площадка – это просто земля без коммуникаций. Здесь же уже в мае мы сдаем на главгосэкспертизу проекты подготовки промышленного парка по всему сетевому хозяйству: водопровод, канализация, электроэнергия и газ, плюс дорога. В июне-июле при получении положительного заключения будем принимать решение по финансированию стройтельства и монтажа этих сетей. Примерный объем финансирования – порядка 300 миллионов рублей, из которых 15 процентов вложит город, а 85 процентов – область. Таким образом, весной следующего года уже можно будет выдавать разрешение на строительство на территории Дзержинска-Восточного.

– Насколько длинная очередь из инвесторов стоит в промышленный парк?

– Очередь длинная, но места еще есть. Поэтому все зависит от активности самого инвестора.

– Есть информация, что промышленный парк, возможно, станет частью нефтехимического кластера, создаваемого в регионе. В таком случае, в чем принципиальное отличие развития промышленного парка и упомянутого кластера?

– Далеко не факт, что промышленный парк станет частью нефтехимического кластера. Хотя бы потому, что было бы глупо создавать новую логистику: если производство того или иного химического вещества может производиться на территории уже существующего модернизированного производства, то зачем им обязательно идти в парк? Мы контактируем с промышленниками, которые говорят, что на большинстве предприятий города много свободных цехов для размещения нового оборудования. Поэтому заново вкладываться в коммуникации вместо того, чтобы использовать имеющиеся, которые фактически простаивают, было бы нецелесообразно. Кластер – это и новые территории, и уже существующие. Все в конечном счете будет зависеть от инвестора – кто, куда и с какой целью захочет вложить деньги. Могу только сказать, что никаких искусственных ограничений здесь не предполагается.

– Приходилось слышать, что на один рубль, вложенный в строительство промпарка, администрация города может получать прибыль, превышающую вложения десятикратно. Причем, только на продаже этих земельных участков по кадастровой стоимости, не говоря уж о рыночной стоимости земли с инфраструктурой. Так ли это, и насколько успешно идет процесс сегодня?

– Земля имеет стоимость, которая возрастает в связи с ее капитализацией. Подведение инфраструктуры к промышленному парку – это и есть капитализация земли. Готовая площадка отмежевывается и продается на рыночных условиях.. Когда становится ясна инвестиционная составляющая, инвесторы, претендующие на землю, стараются выкупить ее в собственность, чтобы спокойно подсчитать, как скоро окупятся вложенные средства, и в дальнейшем не иметь проблем с землей.

– В результате продажа подготовленных промышленных площадок становится доходным делом для органов власти?

– Естественно; другое дело, что не все местные бюджеты имеют возможность вложиться в развитие инфраструктуры. Например, в текущем году бюджет Дзержинска вряд ли сможет профинансировать свою долю при подготовке территории промышленного парка, но в 2012 году эти деньги будут обязательно заложены в бюджет.

– По площади промпарк занимает только десятую часть потенциально возможных инвестиционных площадок города химиков. Что будете строить в других местах?

– Можете называть Дзержинск-Восточный свободной экономической зоной для любого инвестора, но с определенными правилами игры. На сегодняшний день генпланом Дзержинска обусловлено строительство жилья, потому что без жилья, которое в больших объемах в Дзержинске не строилось давно, не будет развиваться производство. Поэтому привлечение инвесторов в строительство – одна из наших задач. Цифра возведения нового коммерческого жилья в Дзержинске сегодня близка к нулю, поэтому все надо будет начинать практически с чистого листа. Задача серьезная, но посильная – строить 250 тысяч квадратных метров жилья в год. Для этого нужно выработать свежие идеи, нужны оригинальные решения для того, чтобы инвестор пришел, вложил деньги и начал строить. К слову, уже есть инвесторы, которые намерены этим заниматься. Буквально на днях инвестиционных совет при губернаторе будет рассматривать одну из заявок по строительству жилья в городе химиков.

– Существует расхожее мнение, что Дзержинск стал привлекательным для инвесторов главным образом по причине хорошего географического положения и наличия избыточных энергетических мощностей, чем не может похвастаться тот же Нижний Новгород. Как будет использоваться этот потенциал?

– Действительно, химический комплекс советского периода работает не на полную мощность, что создает благоприятные условия для модернизации. При этом на предприятиях имеется ресурс не только избыточной энергетики, но и воды, канализации, тепла и так далее. Как будет использоваться этот ресурс, зависит от того, кто из инвесторов придет к нам первым.

Сергей Анисимов


Что сильнее: кнут или пряник?

16.4Kb

«Устаревшие производства должны платить повышенные налоги, и тогда инновационной деятельностью станет заниматься выгодно». Громкое заявление губернатора Валерия Шанцева на открытии конференции «Государственное регулирование экономики. Инновационный пункт развития» 19 апреля, судя по всему, было обращено к федеральным органам власти, в чьей компетенции изменение налогового законодательства. Другое дело, будет ли оно услышано и принято к действию. С другой стороны, инновационной деятельностью выгодно заниматься не только в случае применения налоговых репрессий по отношению к устаревшим производствам, но и тогда, когда инновационная деятельность могла бы иметь налоговые и прочие преференции. То есть не увеличивать нагрузку на тех, кому трудно модернизироваться, а снизить её тем, кто нашел возможность идти по пути внедрения инноваций.

Что такое инновационная деятельность? В российском законодательстве до сих пор не существует законодательного определения самого термина «инновация». Поэтому сегодня разные люди в России инновациями называют самые разные, иногда взаимоисключающие процессы. Этот момент губернатор отметил специально, подчеркнув трудность отнесения того или иного процесса или явления к инновационному. Хорошо это или плохо? С какой колокольни смотреть! Размытость определения «инновационности» неизбежно подталкивает прошедшее огонь и воды российское чиновничество к соблазну все новое и непонятное считать инновационным. В отчетах перед вышестоящим начальством такой подход, возможно, и дает определенные преимущества. Однако, когда доходит дело до реальных льгот инновационным предприятиям, чиновничий энтузиазм, как правило, пропадает. Например, доктор экономических наук Эдуард Фияксель считает, что в Нижегородской области, как и в России в целом, отсутствует системный подход к построению национальной инновационной системы, а о результатах региональных инновационных достижений сообщается чаще всего для «галочки».

И что интересно, эта терминологическая (а на самом деле и сущностная) неопределенность инвестиционной сферы, лишает страну работающего инструментария, который позволил бы четко знать: это – инновационное предприятие, а это уже нет. Органы Росстата по Нижегородской области в прошлом году называли цифру в 500 малых инновационных предприятий, функционирующих в регионе. Однако, тот же Эдуард Фияксель, активно занимающийся вопросами поддержки инноваций, утверждает, что насчитал не более 200 нижегородских предприятий, отвечающих всем требованиям инновационности, причем, наибольшая концентрация таких предприятий сегодня наблюдается в Сарове.

По мнению Валерия Шанцева, одна из главных проблем в Нижегородской области – изношенность фондов обрабатывающих производств, достигающая 40 процентов. То есть, региону нужна промышленная модернизация, которая только и способна дать рост инноваций. А реализовать этот комплекс мероприятий промышленность может только при наличии инвестиций. Как внешних, так и собственных. Получается, если реализовать намерение губернатора повысить налоги для обрабатывающей промышленности, где велик объем устаревшего оборудования, то возможности собственного инвестирования в развитие у этих предприятий ещё более сократятся. При этом надо учитывать, что объемы собственных инвестиций региональной промышленности значительно превышают вложения иностранных инвесторов.

Оправдана ли в таком случае надежда на внешних инвесторов? По словам губернатора, до начала кризиса проблем с инвестициями не было, объем иностранных инвестиций в регионе до 2008 года ежегодно удваивался. С 2005­го по 2008­й годы объем иностранных инвестиций в регионе вырос аж в девять раз. В кризисные годы объем иностранных инвестиций в Нижегородской области, естественно, упал. Но губернатор подчеркнул, что за кризисные годы в регионе ни одна из мер инновационной поддержки не была свернута. Доля инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции в регионе в прошлом году составила 4%, в то время как в целом по России аналогичный показатель составляет лишь 1,7%.

«Мы не собираемся довольствоваться этим результатом, наша цель – 15 процентов отгруженной продукции инновационных предприятий,– заявил глава региона. – Пусть сейчас говорят, что это нереально, путь осилит идущий». К какому конкретно году регион может достигнуть желаемой цифры, губернатор не уточнил.

Нижегородская область, как утверждает региональное правительство, занимает четвертое место в России по уровню инвестиционной привлекательности, уступая Москве, Санкт­Петербургу и Московской области. На этой цифре вроде бы сходятся и правительственные консультанты, и независимые эксперты. На четвертом месте мы и по персоналу, занятому в инвестиционной деятельности. Но на следующий день после выступления губернатора, на секционном заседании той же научно­практической конференции, где В. П. Шанцева и правительственных чиновников уже не было, вдруг выяснилось, что Нижегородская область по объему отгруженной продукции, полученной с учетом инвестиций в прошлые годы, не вошла даже в десятку регионов ПФО!

Парадокс: инвестиционная привлекательность и народ, в этом деле задействованный, вроде бы есть, а продукции, произведенной с помощью инвестиций, как бы и нет?

При хороших инвестиционных показателях (к примеру, объем инвестиций в основной капитал в расчете на душу населения по состоянию на март текущего года в нашей области – один из наилучших в округе) у региона один из наихудших индексов физического объема валового регионального продукта. У нас средний и малый бизнес развит наиболее слабо среди регионов ПФО: по доле работников, занятых в этой сфере, мы на последнем месте. И вторые с конца по числу зарегистрированных предприятий на 100 тысяч населения. О чем это говорит? Не о том ли, что вся наша инвестиционная привлекательность и показатели инвестиций на душу населения связаны с местными гигантами вроде кстовских проектов ЛУКОЙЛа да Выксунского металлургического завода? А весь прочий бизнес, и в том числе средний, как самая мобильная и наиболее эффективная часть, в регионе совсем не развивается?

Картина малоутешительная. А если ещё в качестве подгоняющего модернизацию «кнута» ввести прогрессивный налог на устаревшие производства, то инновационных среди работающих ныне предприятий будет совсем не много.

Василий ШУЙСКИЙ


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100