русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 19 августа 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 6 (117) | Интересы большинства и кошельки ближайших |


Интересы большинства и кошельки ближайших

38Kb

Вот такой диалог не так давно состоялся у президента Медведева в одном из дворов Иркутска, куда он заехал по пути из Китая.

Местная жительница: «Дмитрий Анатольевич, я американка, у меня муж из России. Пожалуйста, помогите визу получить».

– А он американец или российский гражданин?

– Русский он.

– Я обещаю, что позанимаюсь этим, но это зависит не только от меня, но и от моего приятеля. Знаете, как его зовут?

– Владимир Владимирович?

– Нет... Барак Обама. Я только что ему на эту тему письмо написал и сказал, что нам пора упростить порядок получения виз нашими гражданами.

...Что тут сказать? Если в иркутском дворе Дмитрию Медведеву для подтверждения своего статуса и значимости в глазах народа надо непременно упомянуть о том, что он только что (!) пообщался с САМИМ ОБАМОЙ, это говорит о многом. И может быть, в своем отчете перед депутатами Госдумы прежде всего к нему, президенту России, обращался Путин, говоря о том, что слабым в современном мире быть нельзя? Потому как «обязательно найдется кто-то», готовый по-приятельски предложить свою руку для опоры и совершенно бескорыстно прописать, в какую сторону двигаться.

И вот она, разница подходов к определению направления нашего движения.

Один руководитель страны с удовольствием общается со своим американским приятелем, полагая при этом, что нет никаких фундаментальных противоречий между нашими странами. Ибо в России, как заявил Дмитрий Медведев китайскому телевидению, мы создаем свободное рыночное общество, то есть такое же, как давно построено в Америке. Поэтому и нет противоречий, мы просто догоняем, избавляясь по ходу от советского наследия, которое мешает, и в этом нам надо посодействовать. Потому в президентском Совете по развитию гражданского общества и правам человека, в котором активна роль членов небезызвестного общества «Мемориал», и рождается абсурдная идея о «самогеноциде» русского народа и тождестве советского и фашистского. Потому Институт современного развития, попечительский совет которого возглавляет Дмитрий Медведев, раз за разом вываливает на нас ультралиберальные идеи, наподобие той, что для части народа, не способного поддержать президентские идеи модернизации страны, нужно создавать специальные социальные поселения, дабы народ этот не мешал поступательному развитию свободного рыночного общества. В этой же логике живет и активно культивируется вера в то, что иностранные инвесторы должны прийти и помочь нам догонять Америку, поэтому надо создать максимально комфортные условия именно для иностранных инвесторов, раскассировать остатки стратегических отраслей, приватизировать остающуюся привлекательной государственную собственность. Отсюда и Сколково как некая комфортная для иностранцев территория, на которой ограничено действие общих федеральных законов России. Отсюда и воздержание при голосовании в Совбезе ООН по Ливии, дабы не противопоставлять себя миру, в который стремишься. И из этой же логики легковесное «пока наши возятся с производством собственных чипов, мы закупим импортные».

А другой руководитель и раз, и два напоминает о том, что мы до сих пор живем за счет того, что сделано отцами при Советской власти, за что мы и должны быть сегодня благодарны. Путин в своем отчете перед депутатами опять акцентирует внимание на том, что после бездумной политики 90-х страна оказалась в таком положении, что вполне реальной была перспектива полной утраты и авиастроения, и судостроения, и многих других отраслей хозяйства, в которых Советская страна имела приоритет. Но нам, говорит председатель правительства, удалось остановить это разрушительное движение. И если с этой точки зрения смотреть, то семь гражданских самолетов, собранных в России в 2010 году, означают, что мы спасли-таки авиастроение и теперь имеем возможность развивать его и наращивать, отвоевывать потерянное шаг за шагом. Вот и «Юрий Гагарин» (так назвали Суперджет-100, первый в Росии самолет, полностью спроектированный в цифре) улетел в Армению.

«Стране необходимы десятилетия устойчивого, спокойного развития. Без разного рода шараханий, необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или, с другой стороны, социальной демагогии. Ни то, ни другое нам не нужно... Нам предстоит найти такие решения, которые дадут России возможность уверенно идти вперёд, строить сильную инновационную экономику, и каждый год такого развития должен приносить реальные ощутимые улучшения в жизни граждан для абсолютного большинства российских семей. В этом и заключается смысл нашей политики», – говорит Владимир Путин. И это вовсе не похоже на отчет о проделанной работе, скорее на тезисы предвыборной программы.

Это действительно так: и Медведев, и Путин уже живут и действуют в русле предстоящих в 2012 году президентских выборов. Потому разница подходов становится все очевиднее, и все плотнее информационное давление на общество команд, работающих на президента и на премьера.

«Здесь есть специалисты по годовым отчетам компаний? В них обычно пишется о том, что из задуманного не удалось сделать?» – вопрошает в Твиттере Аркадий Дворкович за час до отчета Путина, задавая линию критики премьерского отчета. «Я ждал признания ошибок и недочетов. Я ждал здоровой самокритики. Надеялся услышать что-нибудь вроде: «Считаю работу правительства в 2010 году, направленную на исполнение поручений президента, недостаточно эффективной». Но не услышал. Услышал лишь самолюбование результатами работы в кризисный период», – уже после отчета премьера развивает мысль своего брата Михаил Дворкович, в последнее время регулярно выходящий на либеральную передовую политической полемики. А уже наутро либеральная тусовка разносит отчет Путина ровно по той логике, которую задал Аркадий Дворкович.

Собственно, не об этом речь. Если выбирать именно между этими двумя линиями, прозападной либерально-реформаторской, с одной стороны, и патриотической консервативно-прогрессивной, с другой, то последняя обречена на успех именно потому, что общество устало от либеральных экспериментов. И речь не о «растандемивании» власти, выпускающем в жизненное пространство целую тучу факторов неопределенности и риска для общества. Речь о будущем, о нашем желаемом будущем, модель которого до сих пор не определила для себя Россия.

Если В. В. Путин говорит о том, что каждый год «должен приносить реальные ощутимые улучшения для абсолютного большинства российских семей», можно ли это воспринимать иначе как предвыборный лозунг? Ведь до сих пор улучшений для большинства не ощущалось, а как раз наоборот, улучшение получило меньшинство избранных. Не вставая, по совету Путина, на позицию социальной демагогии, можно, тем не менее, предъявить массу претензий действующей власти именно за то, что экономическая система страны заточена исключительно на поддержку финансовой олигархии и крупного бизнеса. И здесь, безусловно, правы коммунисты, бросающие упрек Путину в том, что именно его политика в самый тяжелый год для экономики позволила невиданными темпами нарастить капиталы миллиардерам и в разы увеличить прибыль банковскому сектору.

И именно эта политика особенно жестко прессует малый и средний бизнес, катализируя и рост тарифов, и повышение налогового бремени. Вспомним те же пресловутые страховые взносы, из-за повышения которых российский малый и средний бизнес оказался в полном нокауте. Говоря о росте этих взносов, мы почему-то говорим только о гибельности данного решения для малого и среднего бизнеса, и не видим здесь вопиющей социальной дискриминации, проводимой федеральными властями. Как известно, доходы выше 463 тысяч рублей на человека в год страховыми взносами не облагаются. То есть, это бремя полностью легло на плечи тех работающих россиян, чья зарплата не дотягивает до 40 тысяч в месяц. Для наглядности ситуации надо знать, к примеру, что сегодня среднемесячная заработная плата в ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукте составляет около 35 тысяч рублей, и это – один из наилучших показателей для нижегородских предприятий. Нетрудно понять, что те, кто выплачивает себе сотни тысяч и миллионы рублей в месяц (а мы уже приводили данные о том, что у нас в стране на 10 процентов россиян приходится 80 процентов оплаты труда), практически не участвуют в этом социальном налогообложении.

Да, согласно Конституции, наше государство является социальным. «И в любых условиях, в любой ситуации мы не откажемся от своих социальных обязательств перед гражданами Российской Федерации», – уверил нас
В. В. Путин. Можно бы радоваться этому, «социальное государство» звучит как-то теплее и приятнее, чем «свободная рыночная экономика», которую намерен строить в России Дмитрий Медведев. Только пока этот уровень социальности далек не только от идеала, но даже от благословенной Европы. Если посмотреть на структуру доходов наших нуворишей, то зарплатная часть (на которую, ещё раз уточним, только до 40000 государство начисляет социальные взносы) составляет там весьма незначительную долю. Так, ставший притчей во языцех Чубайс, будучи генеральным директором ещё государственной корпорации «Роснано», в прошлом году задекларировал доход в объеме более 200 миллионов рублей, из которых более 176 миллионов приходилось на доходы от ценных бумаг и долей участия в коммерческих организациях, то есть на дивиденды. Как известно, налогообложение дивидендов у нас одно из самых либеральных в мире, всего 9 процентов для физических лиц.

Новых данных о суммах дивидендов, полученных российскими олигархами по итогам 2010 года пока нет, но известно, что по итогам кризисного 2009 года акционеры ТНК-ВР Михаил Фридман, Леонард Блаватник и Виктор Вексельберг получили дивидендов по 23 млрд рублей каждый, Владимир Потанин и Олег Дерипаска, акционеры «Норильского никеля» получили почти по 10 миллиардов рублей дивидендов, Братский и Красноярский алюминиевые заводы выплатили акционерам материнской компании «Русал», основным бенефициаром которой является Олег Дерипаска, 1 млрд евро.

И если к этому ряду добавить ставшее уже банальным рассуждение о том, что у нас плоская шкала подоходного налога, и богатый, получающий миллионы в месяц, несет такую же социальную нагрузку, как и дворник, которому платят 5000 рублей в месяц, то впору говорить о том, что Конституции мы не следуем. Вот Франция – социальное государство, там гражданин, получающий свыше 70 000 евро (около трех миллионов рублей) в год, отдаст государству в качестве подоходного налога не менее 40 процентов. И эта ставка распространяется на все доходы французов: зарплату, прибыль от предпринимательской деятельности, доходы от ценных бумаг и так далее, вплоть до тех, которые во Франции отнесены к сверхприбыли. Очевидно, что реальная государственная политика в нашей стране направлена в противоположную сторону от социального государства, и этого не может не знать В. В. Путин. У нас так мощно растут состояния миллиардеров именно поэтому, что государство этому активнейшим образом способствует.

Ещё один показатель российской политэкономической реальности, вполне отвечающий на вопрос, кому на Руси жить хорошо. Президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, занимающий эту должность с 2005 года, в начале апреля обнародовал сведения о своих доходах и имуществе за прошлый год. Оказалось, что глава республики, во многом живущей на дотации из федерального центра, заработал в прошлом году почти в 87 раз больше, чем в 2009 году. И сумма заработка руководителя региона почти в 25 раз превышает годовые доходы президента России. Уместен ли в этом случае применительно к Д. А. Медведеву лозунг «работать лучше надо», неоднократно звучавший из уст президента РФ в адрес российских промышленников, производительность труда которых уступает мировым лидерам?

Так что, Владимиру Путину, чтобы действительно добиться улучшения жизни для российского большинства, надо стать немножко революционером, даже социалистом, и серьезно урезать чиновничье-олигархические аппетиты. То есть, перераспределить доходную часть от богатого меньшинства в пользу несостоятельного большинства, как это происходит в действительно социальных государствах Европы, во Франции или Германии. И российской власти, определяя и моделируя будущее России как социального государства, от решения этого вопроса не уйти.

Говоря привычным языком, Путину предстоит серьёзно поприжать финансовые аппетиты близких к власти олигархов. Вряд ли это возможно. Во всяком случае, встреча В. В. Путина с руководством РСПП, из этих самых «ближайших» и состоящего, символично проходившая на следующий день после отчета премьера в Думе, была больше похожа на диалог договаривающихся равноправных партнеров, нежели на встречу комиссара с раздобревшими нэпманами. И если кто-то в России и будет реализовывать эти декларируемые установки на поддержку большинства народа, если начнет секвестировать кошельки окормляющих власть ближних олигархов, то точно это будет не Медведев и не Путин.

Петр Чурухов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100