русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 июня 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 7 (118) | Закон плох, но цифры хороши. Как с выгодой сдать подельников. |


Закон плох, но цифры хороши

На недавнем заседании правительства Нижегородской области начальник управления по организации конкурсов и аукционов Нижегородской области Сергей Грачев отчитался о размещении государственного заказа в регионе за 2010 год.

12.9Kb

В прошлом году государственных заказов было размещено на сумму 17,5 млрд рублей, что на 9% больше, чем в 2009 году. По результатам проведенных торгов сложилась экономия в размере более 596 млн рублей, что составляет 6,8% от суммы размещенного заказа на торгах. Как сказал С. Грачев, экономия напрямую зависит от количества поданных заявок: наибольший процент экономии (19,1%) был достигнут при подаче пяти и более заявок на 1 лот. Участниками размещения заказов было подано порядка 8 тысяч заявок. Среднее количество участников размещения заказа на 1 лот составляет 2,7 организации, по сравнению с 2009 годом данный показатель уменьшился на 25%. «Тенденция снижения результативности торгов и количества участников на одну процедуру размещения заказа наблюдается в целом по России, – отметил начальник управления. – Существенную долю в таких показателях сыграло увеличение числа случаев сговора участников торгов вследствие несовершенства законодательной базы».

По данным управления по организации конкурсов и аукционов области, в 2010 году с субъектами малого предпринимательства по результатам проведенных для них торгов и запросов котировок заключено контрактов на сумму более 610 млн рублей, что почти на треть больше, чем в 2009 году.

Использование схемы обеспечения лекарствами и изделиями медицинского назначения в течение более трех лет показало следующие преимущества: оплата стоимости продукции производится без предоплаты и по факту отпуска, отсутствуют нереализованные остатки продукции, развается конкуренция среди участников фармрынка. Как отметил С. Грачев, «в России подобная схема является уникальной» и ее можно рассматривать в качестве основы при закупках других социально значимых товаров для государственных нужд, таких, как продукты питания, топливо, строительство крупных объектов, когда поставка товара сопряжена с необходимым комплексом услуг. «Подобная схема может являться одной из антикризисных мер в современных экономических условиях, и в случае широкого внедрения позволит не только получить более высокие показатели по экономии, по количеству участников, но и позволит получить соответствующее качество товара и сопутствующих услуг», – подытожил докладчик.

Одна из основных тенденций – дробление заказа на небольшие закупки, которые с определённого предела (10­30 тыс. руб.) становятся неинтересны производителям и поставщикам. Эту тенденцию Грачёв связывает с сокращением размещения заказа в форме запроса котировок и переходом на аукционную форму. Доля таких невыгодных для поставщиков заказов в первом квартале 2011 года составляет 46%. Таким образом, задачей на 2011 – 2012 годы является укрупнение и централизация закупок, равномерность их размещения в течение года, а также популяризация торгов по отбору уполномоченных организаций, отметил начальник управления. Однако, губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев считает, что при укрупнении заказа необходимо обратить внимание на то, «чтобы не обрушить систему малого бизнеса», который как раз и принимает участие в таких небольших заказах.

С точки зрения С. Грачёва, Федеральный закон 94­Ф3 о госзакупках нуждается в дальнейшем реформировании в той части, которая касается обеспечения добросовестной конкуренции на рынке, а также адекватного выставления требований к товарам и услугам. Надо сказать, что нижегородские власти не одиноки в своём мнении. И Дмитрий Медведев, и Владимир Путин в последнее время довольно много говорят о необходимости совершенствования законодательства. О том, как сделать систему закупок прозрачной, спорят Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба, которая намерена выпустить свои рекомендации к составлению требований по госзакупкам.

Пока же, как отметил С. Грачев, наиболее эффективной формой размещения заказа на стандартизованную продукцию являются электронные торги, которые дают наибольшую экономию бюджетных средств при реализации закупки. В настоящее время, сообщил он, большая часть закупок проводится в виде открытого аукциона в электронной форме, где наблюдается положительная динамика – средняя экономия на закупку составляет 12,3% при среднем количестве участников 3 организации на одну закупку.

Вячеслав СЕРГЕЕВ

Как с выгодой сдать подельников


Недавно федеральная антимонопольная служба рапортовала о раскрытии крупного картельного сговора российских производителей жидкого азота. Одним из участников картеля стало нижегородское предприятие «Сибур-нефтехим». Подробностями проведенной антимонопольщиками операции поделился один из ее участников, руководитель нижегородского управления ФАС России Михаил Теодорович:
– Федеральная антимонопольная служба вынесла решение по делу о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ряда предприятий химической промышленности. Речь идет о так называемом картельном соглашении. Если говорить простым языком, люди сели и договорились, как они разделят рынок жидкого хлора, сколько и кому будут поставлять своей продукции, какие будут санкции в отношении тех участников конвенции, которые нарушат это соглашение, по каким ценам они будут торговать и как они будут компенсировать друг другу возможные убытки. Фактически, они разделили российский рынок хлора, который является основой большого количества продуктов, используемых в народном хозяйстве. Речь идет об огромном количестве разного рода химических продуктов, удобрениях, а также городских «Водоканалах». Жидкий хлор используется при очистке воды, потребляется сотнями тонн в год и является существенным фактором при определении услуг «Водоканала», что самым прямым образом отражается на кошельках потребителей этих услуг. Существо картельного соглашения состояло в том, чтобы с конца 2007 года повысить цену на хлор до 15 тысяч рублей за тонну без НДС. В 2008 году средняя цена на хлор уже составляла 21 тысячу рублей. Дальше пошло по накатанной дороге: 2009 год – 23 тысячи рублей, 2010 год – 32 тысячи рублей. Это данные по казанскому «Водоканалу». В целом цена на хлор в России за три года выросла в три раза. Соответственно выросла и цена воды, которую оплачивает потребитель.
Участие в картеле было частью производственной деятельности десятка предприятий химической промышленности. Они действовали настолько уверенно, что возникало ощущение, что рынком распоряжаются именно они, хотя в соответствии со своими ценовыми предпочтениями им должен распоряжаться только потребитель. Участники картеля в своей переписке откровенно указывали на то, что конкуренция вредна для объемов реализации.
– Каким образом был раскрыт картель?
– ФАС использовала две группы методов – оперативные и аналитические. Аналитика показала аномалии поведения рынка, который перестал двигаться. Стабилизация цен, объемов и клиентов, закрепленных за определенными производителями, показала, какие хозяйствующие субъекты являются участниками картеля. Агентурная деятельность, проведенная, в том числе, и на территории Нижегородской области, подтвердила и дополнила картину. Для нас важно, что подобные картельные соглашения существуют на многих других рынках, в том числе, и на социально значимых. В частности, мы предполагаем наличие картельных соглашений на рынке продовольствия. Поэтому, пользуясь случаем, хочу обратиться к нижегородцам с просьбой информировать нас о всех аномалиях ценового поведения поставщиков, о любых странностях, которые происходят на рынке тех или иных товаров. Когда нельзя купить или продать столько товара, сколько хочется. Или цена товара странным образом стабилизировалась и продавцы перестают ее обсуждать – бери по этой цене, либо уходи. Любые такие ситуации косвенно свидетельствуют о наличии картельных сговоров.
– Какие санкции ожидают участников картельного сговора?
– Санкции заложены в Уголовном кодексе, который предусматривает на финише длительное тюремное заключение.
– Появилась информация, что руководители нижегородского предприятия «Сибур-нефтехим», участвовавшего в картельном сговоре, смогут избежать санкций. Так ли это?
– Антимонопольное законодательство предусматривает амнистию первому участнику картеля, пришедшему с явкой с повинной. Представители «Сибур-нефтехима» добровольно сообщили о своем участии в картеле, добровольно представили ряд доказательств существования картеля, выполнив условия для явки с повинной. В силу этого предприятие и его руководители освобождены от ответственности. Но как не бывает рыбы второй свежести, так и не бывает явки с повинной, с которой может прийти второй и любой другой участник картеля. Поступок «Сибур-нефтехима» – хороший пример нашему бизнесу, что «сдать подельников» бывает выгодно.
– Расследование по возможным картельным соглашениям инициирует исключительно федеральное управление ФАС?
– Мы действовали сообща, очень важные доказательства существования хлорного картеля были выявлены именно на территории Нижегородской области. Нашим управлением была создана группа, которая влилась в состав проверочной бригады, и в рамках того, что мы называем «обысками на рассвете», эти доказательства были получены. Если пользоваться военной терминологией, в нашем управлении сегодня есть обстрелянные бойцы, которые знают, как вести такие дела.
– Раскрытие хлорного картеля – первое дело такого рода в России?
– Он не первое по времени, оно – первое, которое удалось расследовать наиболее полно. С каждым новым «обыском на рассвете» прибавляется опыта, мы тратим меньше сил и времени и находим то, что хотим найти. Хлорное дело в каком-то смысле образцово-показательное, потому что в ходе расследования удалось не совершить ошибок, зафиксировать и задокументировать доказательства. На сегодняшний день документы частично переданы в органы внутренних дел. Картель – довольно древняя форма экономических отношений, однако, картельные нормы появились относительно недавно, к моменту, когда картели уже были в некотором смысле нормой жизни. Теперь они запрещены, но не все вовремя это поняли. Картельное дело, вскрытое ФАС, служит сигналом рынку, что такие отношения нужно прекращать, поскольку впереди маячит шанс на «жесткую посадку».
– Какой объем рынка был разделен участниками картеля?
– Они разделили более 90 процентов рынка и по долям, и по привязке клиентов к производителям, и по цене. Производитель не отдавал хлор тем, кто не был в конвенции. Сбыть хлор тем, кто не участвовал в картеле, тоже было невозможно. Например, некий «Водоканал» вдруг начинал брать хлор у сторонних производителей. Ему тут же ограничивали поставки со стороны крупных поставщиков, объясняя: «Ребята, зачем вам эти 10 тонн хлора со стороны, если вы теряете 200 тонн от нас? В вашем объеме работы эти 10 тонн погоды не сделают. Вам – удобно, нам – удобно. Зачем вам эта конкуренция?»
– Цена на жидкий хлор сейчас должна снизиться?
– Рынок хлора отреагирует на это с неизбежностью в самое ближайшее время.
Р.S. В управлении корпоративных связей компании «Сибур-нефтехим» нам подтвердили, что информация, озвученная нижегородским теруправлением ФАС соответствует действительности: представители «Сибур-нефтехима» первыми раскрыли картель и активно сотрудничали с антимонопольщиками, поэтому избегут ответственности за картельный сговор. От дальнейших комментариев в управлении отказались.
Сергей Анисимов
 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100