русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 июня 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 8 (119) | Реальность инвестиций и эффект компетенции |


Реальность инвестиций и эффект компетенции


Известно, что сегодня российская экономика преимущественно живет продажей сырья. При этом, если вы посмотрите на долю доходов в ВВП страны от этой деятельности за последние 20-30 лет, то увидите, что она (доля), несмотря на наше отчетливо выраженное желание избавляться от сырьевой зависимости, упорно растет.
Не так давно бывший министр геологии СССР, доктор технических наук, профессор, заслуженный геолог РФ Евгений Козловский в своем письме, извещающем Д. А. Медведева об отказе принять Почетную грамоту Президента РФ, поспорил с последним как раз по поводу сырьевой экономики. Дело в том, что Дмитрий Анатольевич публично утверждал, что зависимость нашей экономики от сырья зародилась задолго до нынешней власти, ещё сорок лет назад.
«40 лет назад (в 1970 году) доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7 %. Эти же товары в структуре российского экспорта в 2008 году составляли 67,8 %. Но дело в том, что в те времена экспорт машин и оборудования составлял 21,5 % (в 2008 г. – 4,9 %), продовольствия и сельскохозяйственного сырья – 8,9 % (в 2008 г. – 2 %). Прежде чем лечить больного, как известно, надо поставить правильный диагноз!» – напоминал заслуженный деятель науки руководителю страны в своем письме прописную истину.
Дружащий с Интернетом президент не мог не прочитать этого письма, получившего широчайший общественный резонанс. Другое дело, что нам не известно, оказало ли оно влияние на позицию Д. А. Медведева. Но одно безусловно: среди всего прочего, наше госуправление и наша экономика живут сегодня вот такими письмами. О некоторых посланиях мы писали, в частности, о письмах нижегородских промышленников президенту и премьеру по вопросу губительности для экономики безудержного роста тарифов, сопряженного с ростом страховых выплат. Казалось бы, в стране есть целые экономические институты, занимающиеся разработкой перспектив развития и проводящие экспертизы различных предполагаемых деяний правительства. Но именно письма на эту тему, обрушившиеся на президентский секретариат, сыграли важнейшую роль в признании президентом ошибочности некоторых шагов руководства страны.
У меня в руках – очередное письмо на экономическую тему, точнее, приложение к письму НАПП от 24 мая, в котором промышленники в который раз пытаются доказать властям, что уменьшение нагрузки на промышленность способствует росту производства и, соответственно, увеличению отчислений в бюджет. Например, затраты на получение безотзывной банковской гарантии для обеспечения выполнения гособоронконтрактов, введенные год назад взамен страхования, увеличили нагрузку на нижегородские предприятия почти на 500 миллионов рублей и лишили бюджет 100 миллионов отчислений. А такое простое предложение НАПП, как отмена решения Минздрава РФ об аттестации рабочих мест специализированными организациями и передача этих функций специалистам предприятий, позволит снизить нагрузку на бизнес на 250 миллионов в год и даст 50 миллионов рублей прироста отчислений в бюджет. Законный вопрос: федеральная власть хочет организовать хороший бизнес для менеджеров специализированных организаций, созданных Минздравом, или ей все-таки нужно развивать традиционную промышленность и территории?
Здравомыслящему промышленнику ответ понятен: федеральная власть не ставит на первое место интересы несырьевой промышленности. И потому промышленники все меньше полагаются на власть и государство, все больше рассчитывают на себя. Может, оно и правильно, во всяком случае, при таком подходе у промышленности появляются шансы на модернизационный прорыв. Подобный пример на днях был продемонстрирован членам Совета НАПП, проводившей на Кулебакском металлургическом заводе – основном активе компании «Русполимет» – выездное заседание и пригласившей на него губернатора В. П. Шанцева.
В одном из февральских номеров мы публиковали интервью председателя Координационного совета отделений РСПП в Приволжском федеральном округе В. В. Клочая, в котором, в частности, речь шла о модернизации Кулебакского металлургического завода. Клочай говорил о том, что от частого упоминания слова «модернизация» и многочисленных дискуссий на эту тему, девальвировалось само это понятие применительно к российской промышленности. «Говорят о необходимости политической модернизации, о модернизации системы госуправления и всего общественного устройства. Между тем, для промышленников модернизация в первую очередь означает именно модернизацию производства», – рассуждал В. В. Клочай. Побывав на Русполимете в конце мая, мы воочию увидели, что такое глубокая модернизация современного машиностроительного предприятия.
– Мы поставили перед собой амбициозную задачу: изменить характер труда на этом предприятии, сделать так, чтобы молодежь хотела идти сюда работать, чтобы люди охотно оставались в Кулебаках жить и работать, – начал свой рассказ о модернизации Ю. В. Луканин, генеральный директор завода.

5.4Kb

Что такое Русполимет для Кулебак? Это градообразующее предприятие, дающее до 80 процентов поступлений в городской бюджет, обеспечивающее работой значительную часть жителей. Надо сказать, что так было не всегда: с начала 90-х годов и до 2004 года завод пережил период разрухи, когда растаскивалось оборудование, разрушалось производство. Толлинговая схема, которой пользовались тогдашние собственники завода, не оставляла никаких средств на развитие, потому и речи не могло идти о какой бы то ни было модернизации производства. Работники завода и жители Кулебак помнят и огромные задолженности по зарплате, и отряды ОМОНа, и надолбы перед воротами завода, препятствующие проникновению рейдеров: завод пережил и рейдерские атаки, и целый сериал судебных разбирательств.
Но сегодня завод успешно развивается, о чем и рассказал Ю. В. Луканин, презентуя модернизационные проекты:
– Русполимет сегодня – это несколько самостоятельных производств, по сути – самостоятельных заводов. Прежде всего, это кольцепрокатное, сталелитейное производства, мы также выпускаем сортопрокат, есть ряд других, в том числе специальных, производств, выпускающих изделия из порошков и гранул. Уже в советское время завод освоил производство колец из жаропрочных сплавов для авиации, и сегодня мы выпускаем самую широкую гамму продукции из всех конструкционных сталей и сплавов, а также из алюминиевых, титановых, медных сплавов, жаростойких сталей, жаропрочных сплавов на основе никеля. То есть, мы работаем со всеми конструкционными сплавами, известными сегодня в технике, и в этом уникальность нашего предприятия. Фактически сегодня завод – лидер кольцевых заготовок в России.
На данный момент у нас реализуются три инвестиционных программы: развитие кольцепрокатного производства, развитие специальной металлургии и развитие черной металлургии. Проект по развитию кольцепрокатного производства – в завершающей стадии. Он реализован при поддержке правительства Нижегородской области и в него уже вложен почти миллиард рублей.
Производство колец на заводе – одно из самых передовых, оснащенных современнейшим оборудованием, в рамках программы модернизации на этом производстве мы устанавливаем новый стан, новый пресс, новую термическую печь. В планах модернизации – установка новых манипуляторов, грузоподъемностью до четырех тонн. Это современная, фактически безлюдная технология, исключающая влияние человеческого фактора, что обеспечивает высокую производительность, низкие расходы и гарантирует высокое качество продукта. Наши кольцепрокатные заготовки находят применение в самых разных отраслях, как военных, так и гражданских, в частности, в авиации, в ракетных двигателях.
Технологический принцип производства кольца достаточно прост: это две клети, аксиальная и радиальная, которые обжимают разогретую заготовку, затем в определенном температурном режиме производится деформация материала и производится продукт нужной формы. Особенность наша в том, что мы деформируем те сплавы, изделия из которых не должны деформироваться при высоких температурах. Поэтому мы работаем по очень сложной технологии, в очень узком температурном интервале при очень точных усилиях обжатия. И я бы сказал, что данная технология – это наше ноу-хау, накопленное предприятием в течение многих лет и на самом деле являющееся залогом нашего неплохого положения на рынке кольцевых заготовок.
Если говорить о специальной металлургии, то те, кто был на нашем заводе год назад, уже сегодня могут увидеть революционные изменения. На самом деле мы имели обыкновенный сталелитейный цех обыкновенного машиностроительного предприятия, в котором, рассказывали мне пенсионеры, машинисты крана менялись каждые полчаса, так как больше было физически трудно выдержать. Это была старая литейка со старыми вагранками, которые мы по предписаниям надзорных органов вынуждены были закрыть, экологическая обстановка требовала этого. И около двух лет назад мы приняли решение о модернизации сталелитейного цеха и строительстве на его базе нового производства, а по сути – нового завода по производству сталей и сплавов. Этот завод стоимостью полтора миллиарда рублей мы запустим уже в ноябре текущего года: большая часть строительных работ выполнена, оборудование начнет поступать на завод в середине июля. Надо сказать, что это оборудование итальянской компании Danieli, то есть, самое современное из известных сегодня в металлургии, в нем заложены передовые технологические приемы, позволяющие обеспечить производство качественной продукции. Завод специальной металлургии позволит нам получать 60 тысяч тонн металла в год, примерно половину мы будем потреблять для производства кольца, вторую половину будем продавать на рынке.
Почему мы уверены в том, что продукция будет востребована рынком? Дело в том, что многие металлургические предприятия, которые имели небольшое производство и работали на машиностроение, предприятия, которые специализировались на специальных сталях и сплавах, например ГМЗ, завод «Серп и Молот» в Москве, практически закрываются. При этом в подавляющем большинстве ликвидированы и металлургические производства на машиностроительных предприятиях, а те, которые работают до сих пор, находятся в таком состоянии, что не могут обеспечить ни качества, ни конкурентоспособных затрат при производстве сталей. Мы уверены в этом проекте, потому что мировые тенденции в производстве сталей таковы, что растет потребление коррозионно стойких материалов, с никелем, с хромом, а мы можем делать качественный материал, отвечающий именно таким запросам.
Но самое главное, что следует отметить, что с модернизацией производства спецметаллургии изменяются экологические условия, мы обеспечиваем практически нулевые выбросы в атмосферу, у нас замкнутый водооборотный цикл, мощнейшая газоочистка. Производство автоматизируется, значит, изменяются, становятся более привлекательными и более производительными рабочие места. И нас радует, что молодежь Кулебак идет работать на завод, а студенты колледжа после производственной практики сразу пишут заявления с просьбой принять на работу.
Третий инвестиционный проект, который у нас сегодня в начальной стадии реализации, это развитие черной металлургии. Мы имеем старую металлургию, старый мартеновский и старый сортопрокатный цеха, где сегодня фактически ручной труд и трудно управляемая технология. Естественно, здесь высокие затраты, это убыточное для нас производство, забирающее каждый месяц около 12 миллионов рублей с других производств. Этот проект для нас также социально значим, потому что в Кулебаках накоплены богатые компетенции в области металлургии, которые не хотелось бы терять. И именно эти компетенции являются весомым, даже решающим аргументом за реализацию этого проекта. Потому что практика показывает: где бы ни начинали металлургический проект, в России или другой стране мира, реализация его затягивается и он становится неэффективным, если нет компетенции. В Кулебаках такая компетенция накоплена, имеется колледж, имеется ПТУ, в городе есть металлургические династии, в которых дети растут с пониманием того, что они должны пойти работать по стопам отцов, в металлургию. И мы готовы поддерживать эти настроения.
В рамках реализации инвестиционных проектов у нас появляется совершенно новый комплекс электрометаллургического производства. Это будет действительно новый комплекс не только по времени создания, но и по своим содержательным характеристикам: в светлом цехе, с хорошими условиями, автоматизированным и механизированным трудом. Уровень автоматизации, заложенный в этом комплексе, позволяет реализовать здесь управление процессами по математическим моделям, то есть, с помощью компьютера.
Сегодня мы производим около 60 тысяч тонн стального проката, объем реализации составляет около полутора миллиардов рублей. Но это производство, как я уже сказал, убыточно для нас. Новый комплекс, который мы собираемся здесь построить, рассчитан на производство 350 тысяч тонн строительной арматуры, которая, на наш взгляд, востребована в регионе. Известно, что в Нижегородской области и близлежащих регионах намечается большое строительство, при том, что в этой части России нет заводов, которые производят подобную продукцию. «Плюс» этого завода – в минимальной металлоемкости производимой продукции и в минимальных энергетических затратах. Но самое главное, что этот комплекс позволяет очень гибко перестраивать работу и откликаться на запросы покупателей, выпуская небольшие партии в короткий срок и в широком ассортименте. При этом очевидно, что наше местоположение обеспечивает хорошую логистику для потребителей данной продукции в Поволжье.
В заключении надо сказать, что, как и у всех, у нас рынок упал в 2009 году очень ощутимо, что стало для нас серьезным испытанием. Но мы достаточно быстро восстановились и в 2010 году даже превысили уровень докризисного года. В 2010 выручка возросла более чем на 5 процентов по сравнению с 2008 годом, и на 29 процентов по сравнению с 2009 годом. В текущем году намечается серьезный прирост выручки, по финансовому плану мы должны обеспечить практически 7 миллиардов рублей. По сравнению с 5 миллиардами 2010 года это очень существенный рост.
Вот такие сегодня наши результаты. И понятно, что без инвестиций, без глубокой модернизации производства достичь такого роста было бы невозможно. За последние годы, с 2005 по 2011, инвестиции в производство с учетом затрат по проекту стальцеха, который мы сейчас реализуем, составят почти 2, 5 миллиарда рублей. На сегодняшний день понесенные на модернизацию затраты уже составляют 1 миллиард 652 миллиона. Проекты наши финансируются на 70 процентов за счет кредитных ресурсов, на 30 процентов за счет собственных средств.
Понятно, что помимо грамотно определенных задач модернизации, кроме правильно выстроенной схемы и логики развития, основанной на профессиональных знаниях, кроме наличия команды и тех компетенций, наработанных за годы, о которых говорил Юрий Васильевич, определяющую роль в реализации подобных программ имеют финансовые средства. «Вот пришел на завод Клочай, опыт у него колоссальный, деньги у него есть, он это дело здесь и налаживает. А если денег нет, что ты сделаешь?» – говорил В. Н. Цыбанев, обращаясь к губернатору Шанцеву, ещё в начале года подписавшему совместно с НАПП решение о снижении нагрузки на промышленность по некоторым позициям, находящимся в компетенции региональной власти.
Но все дело в том, что деньги-то есть: вот и В. П. Шанцев рассказал, что московские банки обращаются к нему с просьбами посодействовать в привлечении заемщиков из среды нижегородских промышленников. Деньги есть у банков. Есть и у государства, при слабеющей американской экономике не знающего, куда девать триллионные сверхдоходы от продажи нефти. Но крайне мало денег в промышленности. Эта диспропорция абсолютно неестественна для экономики. И кажется, что дело за малым: наладить это финансовое взаимодействие, устранить диспропорцию, и вся наша промышленность пойдет в рост не хуже, чем Русполимет.
...Наладчики, где вы?
Петр Чурухов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100