русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 января 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 8 (119) | ВЕЛИКИЕ РЕКИ - 2011 |


Путешествие в биосферный резерват



Биосферный резерват – термин для нашего слуха пока непривычный. Как только знакомишься с его значением – а это «особо охраняемая природная территория, призванная демонстрировать сбалансированное взаимодействие природы и человека, концепцию устойчивого развития окружающей среды» – сразу хочется заменить новый термин более знакомым словом «заповедник». Отчасти эти два понятия схожи: в России чаще всего и заповедник, и биосферный резерват сосуществуют на одной территории. Но все-таки они не тождественны.

83.1Kb

– Образно говоря, заповедники были созданы как башни из слоновой кости. И основной принцип, который там господствует, – «Не пущать!», – рассказывает заместитель председателя Российского комитета программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» и председатель семинара «Устойчивое развитие биосферных резерватов в бассейне реки Волги: прошлое и будущее программы МАБ» В. М. Неронов. – Когда была создана программа ЮНЕСКО, «неприкасаемость» заповедников исчезла. Биосферный резерват нацелен на привлечение посетителей, на информационно-просветительскую деятельность. Заповедник же, в первую очередь, должен думать о сохранении первозданных природных процессов, растительного и животного мира, которые есть на его территории.

В семинаре приняли участие руководители многих волжских заповедников и биосферных резерватов: Большого Волжско-Камского, Окского, Астраханского, Средне-Волжского, Дарвинского, Центрально-Лесного и других. Каждый из них может похвастаться редчайшими представителями флоры и фауны, многие из которых находятся на грани исчезновения. Так, только на территории Окского биосферного резервата существует 40 видов животных и 2 вида растений из Красной книги РФ, в заповеднике «Керженский» – 29 видов животных и 18 видов растений, в Дарвинском биосферном заповеднике – 18 видов птиц, 3 вида растений и 2 вида беспозвоночных.

Самое острое обсуждение на семинаре вызвала проблема экотуризма. Его основная цель – наслаждение природой, ее красотой, разнообразием в местах, где природа сохраняет первоначальный девственный вид. Для того, чтобы человек отправился в такое путешествие, он должен обладать экологической культурой и быть изначально ориентирован на бережное отношение к природе, на сохранение заповедных зон, по которым будет пролегать этот своеобразный туристический маршрут. Основные страны-поставщики зачарованных природой туристов – Северная Америка, Япония, европейские государства. В России же экотуризм пока находится на самой начальной стадии развития.

– В мировой практике доходы от экотуризма – одна из главных статей развития природоохранной деятельности, – рассказывает директор Астраханского биосферного резервата Н. А. Литвинова. – Именно экотуризм сыграл огромную роль в создании и развитии большинства ценнейших природных резерватов мирового значения. Но исследования показывают, что у нас чрезмерный поток туристов в заповедниках приводит к деградации природной среды, снижению экологического и культурного разнообразия. Очевидно, что перед тем, как дать возможность людям увидеть и «потрогать» природу, нужно не только научить их ее любить и беречь, но и подготовить соответствующую инфраструктуру. При этом она должна быть, в первую очередь, ориентирована на защиту природного комплекса от антропогенного воздействия, а это требует крупных финансовых вливаний. Для заповедников, которые созданы главным образом как научные учреждения, приоритетом является сохранение популяций животных, растений и мест их обитания, и получается, что развитие туризма на этой территории противоречит Законодательству РФ. Опыт показывает, что в России развитие экотуризма на территории заповедников сталкивается также и с проблемой непонимания сути явления чиновниками. Экотуризм – это не просто отдых на природе. Как-то мне попал в руки проспект одной из наших туристических баз, которая поддерживается правительством области. Для рекламы экотуризма они придумали слоган: «Шашлыки на необитаемых островах!» Это очень ярко показывает уровень нашей экологической «культуры».

Это выступление, выражающее скорее отрицательное отношение к развитию экологического туризма в России, нежели его поддержку, вызвало жаркую дискуссию. «За» экотуризм высказались замдиректора департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды В. Б. Степаницкий и доктор биологических наук и заведующий лабораторией функциональной экологии ИФПБ РАН А. С. Керженцев.

– Я десять лет сотрудничаю с китайскими коллегами и знаю, что 13,5 миллиарда долларов они получают только от экотуризма. Это для них неисчерпаемый источник доходов, большая часть населения этих территорий занята в инфраструктуре заповедников, национальных парков, биосферных резерватов. Они на эти деньги восстановили дороги, построили дома. Так почему бы нам не начать развивать эту отрасль? – резонно возражает Анатолий Семенович ревнителям заповедных зон.

По мнению В. М. Неронова, экотуризм просто не может быть запрещен законодательно, а министерству природных ресурсов и экологии нужно больше ориентировать директоров заповедников на то, чтобы «открыть» их территории. И помогать им в этом.

Однако, не только необходимость заповедников зарабатывать средства на собственное развитие и не столько трансформация заповедников в резерваты беспокоит биологов и экологов: пройдет довольно короткое время и мы научимся любоваться нашими заповедными красотами, не нарушая при этом природного равновесия и покоя. Создадим соответствующую инфраструктуру, наладим логистику и туристические маршруты, и японцы с немцами поедут к нам насладиться теми же керженецкими урочищами. Улучшение качества среды обитания человека, вот тема, которая не могла не звучать на этом семинаре и которой уделяется особое внимание ЮНЕСКО.

– Самым опасным для человека разумного является изменение среды обитания, – рассказывает Анатолий Семенович Керженцев. – Только сейчас мы осознали, что являемся самым молодым биологическим видом, который не способен адаптироваться к иной окружающей среде. Человек появился тогда, когда его среда обитания была уже сформирована, поэтому даже незначительное изменение качества воздуха, воды и пищи вызывает патологические изменения в нашем организме. Вся остальная биота выживает, а вот человек – нет. Лучше всего, на мой взгляд, эту мысль выразил американский эколог Отис Бартон: «Произойдет одно из двух, или люди сделают так, что в воздухе станет меньше дыма, или дым сделает так, что на Земле станет меньше людей». На наш взгляд, выход из сложившейся ситуации в том, чтобы максимально сохранить природные экосистемы, которые в автоматическом режиме регулируют качество нашей среды. Должна быть создана государственная спецслужба, ответственная за среду обитания, нужны профессионалы, которые будут лечить природные системы – экопатологи. И если человечество бросит все свои силы и ресурсы на обеспечение этих нужд, то мы, несомненно, выйдем из сложившегося экологического кризиса.

Александра ЛАШУК

Регион и глобальные изменения



Где на территории Нижегородской области расположены настоящие залежи свалочного газа? Чем береза лучше осины? Что такое биогаз? Ответы на эти и другие вопросы можно было получить на семинаре «Опыт и перспективы инновационных и инвестиционных проектов по устойчивому развитию крупных регионов в условиях глобальных изменений», проходившем в Центре международного сотрудничества ННГАСУ в рамках 13-го Международного научно-промышленного форума «Великие реки».

Пока в обществе продолжаются споры о целесообразности строительства на территории Нижегородской области АЭС, эксперты Центра исследования биомассы г. Лейпцига и Технического вуза г. Вильдау (Германия) предлагают решить часть проблем энергодефицитности региона путем строительства на его территории установок, производящих биогаз. В наши дни этот альтернативный источник энергии широко используется в Германии; через несколько десятилетий эта страна вообще может полностью перейти на биогаз, который по своим характеристикам почти ничем не отличается от природного и может применяться во всех отраслях. Между тем, получают его из так называемой биомассы: пищевых отходов, отходов сельхозпроизводства и животноводства, которыми, по экспертным оценкам немцев, как раз и богата наша область. Новаторское предложение немецких экспертов вызвало у собравшихся интерес. Однако даже предварительные расчеты показали: на сегодняшний день производство биогаза дороже, чем добыча газа природного. А поскольку природный газ в России пока свой... Но ресурсы земли не вечны, и практичные немцы посчитали, что уже через каких-то десять лет, учитывая нынешний темп роста цен на природный газ, цена биогаза и природного сравняются. А десять лет пролетят незаметно.

Кроме отходов сельского хозяйства, наша область богата и отходами лесоперерабатывающей промышленности. Успешным опытом применения древесных отходов в качестве топлива для источников теплоснабжения в регионе поделился заместитель министра жилищно-коммунального хозяйства и топливно-энергетического комплекса Нижегородской области Юрий Арзамасцев:

– Первый наш опыт в этом направлении – построенная в поселке Сява Шахунского района котельная мощностью 12 МВт. В чем же особенность, если хотите, инновационность этого проекта? В том, что оборудование, которое было поставлено Ижевским котельным заводом, предусматривало применение щепы определенных параметров. Например, влажность щепы должна быть не менее 30 %, а чтобы обеспечить необходимую теплотворную способность и, соответственно, выйти на проектные параметры, щепа должна быть из березы. К огромному сожалению, щепы с такими характеристиками в наличии просто не было, поэтому потребовалась срочная реконструкция котлов. Необходимо было применить работу котлов к реальному топливу, к щепе, которая есть в наличии на конкретных предприятиях нашей области, например, в поселке Вахтан, расположенном в непосредственной близости от поселка Сява. В результате работы, которую провели и специалисты Ижевского котельного завода, и специалисты генподрядной организации, был достигнут положительный результат. На сегодняшний день в котлах котельной можно сжигать и щепу повышенной влажности (порядка 60-70 %), и не только березовую, но, например, и щепу от осины.

Юрий Владимирович уверен, что полученный опыт строительства в нашей области котельных, работающих на отходах лесоперерабатывающей промышленности, позволяет решить сразу несколько проблем. Во-первых, строительство котельных с подобными техническими характеристиками позволит постепенно уйти от господства монополий, поставляющих в область все более дорогостоящее сырье: газ, уголь, мазут. Во-вторых, при использовании для работы котельной местного сырья появляется возможность «замкнуть» оборот денежных средств в области. И в-третьих, в регионе может появиться новая сфера деятельности, обеспечивающая непосредственно заготовку сырья, а это новые рабочие места, что для того же севера области, где ощущается дефицит рабочих мест, очень важно.

Несмотря на отмеченный зарубежными экспертами потенциал и успешный отечественный опыт, доцент кафедры экологии и природопользования и кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ Александр Иванов, с которым мы договорились обсудить эту тему, с сожалением отметил, что перспективы дальнейшего развития использования биоэнергетики в Нижегородской области не слишком радужные:

– Биоэнергетика, вообще, можно сказать, «золушка», «гадкий утенок» в энергетике области. У нас, несмотря на то, что своих энергетических ресурсов практически нет (кроме реки Волги, и то мы ее в малой степени используем), не используются в полном объеме и те возобновляемые ресурсы, которые сегодня можно получить из отходов древесины, из отходов сельского хозяйства. Что мешает изменить сложившуюся ситуацию? Главная проблема в том, что наша система, наше нормативно-правовое регулирование никак не поддерживают это направление деятельности. Например, избытки электроэнергии, производимые той же биогазовой установкой, построенной в Германии, поставляются в единую германскую энергетическую сеть, при этом по цене существенно более высокой, чем электроэнергия, которая производится в этой стране традиционными источниками. У нас же даже поставить избытки этой энергии в сеть – уже проблема, не говоря о ценовых преференциях тем, кто генерирует электроэнергию на биоресурсах. Сама идея о большом потенциале биомассы, если посмотреть материалы предыдущих форумов, появляется уже не в первой раз. Наш семинар – лишь очередная попытка развить ее до уровня конкретных проектов. Далеки ли мы от этих проектов? Могу сказать, что не близки. То есть, реальность такова, что завтра эти проекты не возникнут. Но все мы понимаем, что цены на газ и нефть в скором времени действительно существенно вырастут, и в этом смысле ресурсы возобновляемые станут более востребованными, и то, что мы здесь обсуждали и обсуждаем, будет полезным.

Об инвестиционных проектах и перспективных инновациях, а также об улучшении инвестиционного климата в регионе речь зашла на второй день семинара. Тема будущих и уже осуществляемых зарубежных инвестиций в экономику региона особенно актуальна, вероятно, поэтому среди собравшихся были как представители иностранных компаний (корпорация Intel, отделение TROSIFOL немецкой компании KSE GmbH), так и представители профильных министерств Нижегородского правительства.

Несмотря на то, что по оценкам экспертов наша область среди российских регионов обладает наиболее низким количеством барьеров на пути иностранных инвестиций, барьеры эти все-таки существуют. Так, в ходе проведенного консалтинговой компанией KPMG совместно с РСПП анализа инвестиционной привлекательности регионов, результаты которого были представлены собравшимся, такими барьерами для иностранных инвесторов были названы: отсутствие в области собственных природных ресурсов, энергодефицитность региона, отсутствие таможенных терминалов, а также миграция квалифицированных кадров. И эта последняя причина, свидетельствующая о том, что в родном городе недостаточно рабочих мест для высококлассных специалистов, особенно тревожен: Нижний Новгород, считавшийся многие годы научно-техническим центром Поволжья, утрачивает свои позиции.

Нам же было интересно услышать оценку инвестиционного климата в регионе непосредственно от тех, кто уже прошел весь путь и преодолел все барьеры.

– Пожалуй, я соглашусь с мнением, что Нижний Новгород и регион в целом являются привлекательными для крупных иностранных инвесторов, имеющих значительный вес на международном рынке, – обозначил свою позицию руководитель Нижегородского центра исследований и разработок корпорации Intel Владимир Богданов. – Если говорить о том, как развивается инвестиционная привлекательность региона, то надо сказать, что изменения заметны. Правительство Нижегородской области очень много для этого делает и всегда старается прислушиваться к мнению инвесторов. Здесь, наверное, проблема в том, что не все сложности, связанные с привлечением иностранных инвесторов, можно решить на региональном уровне. Необходимо активное вовлечение в эту проблему федеральных чиновников и ведомств. Что касается корпорации Intel, которая с начала 90-х годов активно развивалась в Нижегородской области, то мы будем продолжать инвестировать в экономику региона. С 2000 года мы здесь присутствуем постоянно. Наш Нижегородский офис – самый большой офис корпорации Intel в России и странах СНГ. Уже сам факт, что мы здесь полностью, от начала и до конца, производим некоторые наши продукты, которые затем продаются по всему миру, являются коммерческими, приносящими прибыль компании, говорит о многом.

Такова оценка Владимира Богданова. Хотя за мягкой формой «Пожалуй, я соглашусь...» скрываются некоторые проблемы. Уже после нашего разговора стало известно, что корпорация закрывает Центр исследований и разработок в технопарке «Система-Саров». Одной из публично обозначенных причин закрытия офиса стал затрудненный доступ иностранных специалистов компании на территорию технопарка. А ведь пять лет назад отмечалось, что именно компания Intel внесла наибольший вклад в его развитие.

Надо сказать,что семинар по данной тематике, рассматривавший инновации инвестиционных проектов в разрезе воздействия на природу глобальных изменений, проводился в рамках форума «Великие реки» впервые. По оценке научного руководителя конгресса, ректора ННГАСУ Е. В. Копосова, предложившего ежегодно проводить конференцию по инвестиционной политике, одной из важных особенностей семинара стало то, что состоялся «прямой контакт власти, российских и иностранных ученых и бизнесменов». Что непременно должно принести свои плоды. Во всяком случае, на это надеются организаторы форума, обобщая информацию конференций и семинаров для губернатора В. П. Шанцева – председателя оргкомитета форума.

Злата МЕДУШЕВСКАЯ

Живи, Волга!


В этом году в работе Международного научно-промышленного форума «Великие реки» участвовало 1927 человек, было прочитано 745 докладов (в 2010 г. – 627). По итогам научного конгресса форума будут изданы несколько сборников, в которые войдут только озвученные и обсужденные на секциях доклады, а на сайте ННГАСУ размещена их электронная версия.
На итоговом совещании научного конгресса Е. В. Копосов, ректор ННГСУ – основного организатора «Великих рек» – отметил большую насыщенность научного конгресса по сравнению с прошедшим в 2010 году.
В одиннадцати секциях форума проведено множество конференций, семинаров, круглых столов, на которых ученые и специалисты обсуждали актуальные проблемы. Такие, как рациональное использование и охрана водных ресурсов в бассейнах великих рек, в том числе и задачи по снижению риска природных и техногенных катастроф в бассейнах этих рек. Обсуждалась злободневная для региона в связи с планируемым строительством АЭС проблема экологической безопасности и строительства в карстовых районах. Кстати, на семинаре, рассматривавшем эту тему, прошла презентация русского издания книги немецкого исследователя Габриэллы Адерхолд «Классификация провалов и оседаний в карстоопасных районах Земли Гессен (Германия)», которая была издана в 2010 году.
На круглом столе в рамках секции «Проблемы использования и инновационного развития внутренних водных путей в бассейнах великих рек» состоялся разговор о стратегии развития внутреннего водного транспорта России. Здесь нижегородцами был презентован пилотный проект организации паромно-транспортных перевозок генеральных грузов в Волжско-Камском бассейне. Паром с горизонтальной обработкой способен вместить до 60 автопоездов, обеспечить за навигацию перевозку более 8000 автопоездов и заработать при этом до семи миллионов рублей прибыли.
Также впервые в этом году в программу научного конгресса был включен круглый стол «Эволюция архитектурной среды исторических городов в бассейнах великих рек», проводившийся в рамках секции, рассматривавшей проблемы сохранения культурного и исторического наследия в бассейнах великих рек как важнейшее условие устойчивого развития цивилизации. Сама секция, работавшая на всех тринадцати форумах, проводится под девизом «Реки – колыбель цивилизации, великие реки – проводники культур».
Руководители секций конгресса подчеркнули увеличение аналитической составляющей всех докладов, рост числа молодых специалистов и молодых ученых, высокое качество подготовки и проведения научного конгресса форума. А в завершающий день форума прошло празднование Дня Волги, объявленного в 2008 году по инициативе Бюро ЮНЕСКО в Москве. Этот день проводится для привлечения внимания к проблемам великой русской реки и сохранения полноценной жизни Волги.

Рахма – самая грязная

Отрицательное воздействие цивилизации на природу совершенно очевидно. Поэтому в Нижегородской области самые чистые речки текут в основном на севере, где давление промпроизводства на экологию невелико. По данным ученых из ННГУ­НИУ это речки Козленец, Ухтыш (притоки Керженца), Большая Какша (приток Ветлуги), Варнава (приток Мокши), Вая и Черная (притоки Усты), Санахта (приток Волги), Пужава (приток Сундовика).

А вот Сережу, Пьяну, Суру, Сатис, Велетьму, Тешу, Сейму, Пижму и даже Узолу, что течет на северо­западе области, чистыми назвать сложно. В заповедном Керженце содержатся критические показатели железа, марганца, цинка. А в Кудьме, опоясывающей южный край областного центра, чрезмерное количество алюминия и цинка. Здесь и аммонийный, и нитратный азот, пестициды, избыточный кальций и фитопланктон.

Самая грязная речка области – Рахма, она ежегодно принимает 1300 кубометров сточных вод без очистки. Рахма собирает воды с нагорной части города Нижнего Новгорода и отчасти с территории Кстовского района и несет в Волгу.

Способна ли Волга на цунами?

Профессор РАГС, руководитель отделения проблем природопользования и экологии Минэкономразвития РФ А. В. Шевчук, выступая на одном из семинаров конгресса «Великие реки», слегка упрекнул нижегородцев за чрезмерную настороженность по поводу возможного подьема уровня воды в Чебоксарском водохранилище. Однако, в Нижнем на этот счет есть свои аргументы.

– Пора прекратить все разговоры и проекты поднятия Чебоксарской ГЭС до 68­й отметки, – призывает профессор ННГАСУ Вадим Воронков, бывший 20 лет главным архитектором Горького. – Когда в 80­х годах прошлого века выполнялся проект жилого комплекса на Мещерской пойме, штаб Гражданской обороны РСФСР потребовал от руководства города, чтобы комплекс был защищен от волны прорыва. В случае разрушения дамбы Горьковского водохранилища проход волны прогнозировался на отметке 79 метров. Тогда требование ГО РСФСР было безоговорочно учтено.

Сегодня нет необходимости говорить, сколько кубометров находится в каждом водохранилище. В случае прорыва плотины они могут сработать по принципу домино, и цунами многометровой высоты не затухая, а, напротив, нарастая, прокатится по равнине всего среднего Поволжья, сметая поселения, превращая ее в пустыню и хаос.

Не допустить повторения беды

Волжские биосферные резерваты и заповедники до сих пор лишь примерно могут оценить тот ущерб, который им причинил огонь жаркого лета прошлого года. Но даже по этим очень приблизительным подсчетам ущерб измеряется в миллиардах рублей. Только на территории биосферного резервата «Нижегородское Заволжье» огнем было пройдено более 20 000 гектаров. Директор резервата Е. Н. Коршунова отмечает:

– Последствия, которые мы ожидаем в 2011 году, – это повышение пожароопасности территории, вспышки массовых вредителей леса. Нам необходимо пересмотреть характер природопользования во всем бассейне Нижегородского Заволжья. Катастрофичные пожары для этой территории характерны, а принимаемые меры пожарной безопасности не могут исключить возможности повторения прошлогодних бедствия.

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100