русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 июня 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 9 (120) | Пришло время работать на Россию |


Пришло время работать на Россию


Май оказался плодовитым для высоких чинов на хорошие и правильные слова. И так уж случилось, что авторство большей части тезисов, что привлекли внимание промышленников, принадлежит В. В. Путину, форсированно поднимающему общероссийскую волну собственной поддер-жки. Безусловно, что все эти слова и тезисы находящегося у властного руля премьер-министра, как и саму идею создания Народного фронта, стоит рассматривать через призму предстоящих выборов. Но с другой стороны, Путин же не новичок во власти, чтобы разбрасываться посылами и обещаниями как депутатский новобранец. И он не может не понимать семантики и силы слов, когда обращается к памяти Сталинграда или говорит о необходимости новой индустриализации. А слова эти, надо сказать, будто не руководителем правительства произнесены, а директорами наших нижегородских заводов, на протяжении последних лет изо дня в день твердящих о необходимости государственной поддержки развития несырьевых отраслей национальной экономики, об актуальности разумной и активной промышленной политики.
Вот, собственно, некоторые майские цитаты Путина о том, что важно для страны:
«Нам нужно укрепить экономическую базу государственного суверенитета, обеспечить нашей экономике технологическую независимость. Вот почему мы говорим о необходимости качественного роста и делаем ставку на внутренний рынок, – заявил В. В. Путин 26 мая на Первом социальном форуме российского бизнеса. – Нам необходимо опережающее развитие всех несырьевых отраслей национальной экономики».
«Нам нужно диверсифицировать экономику и снижать сырьевую зависимость (мы об этом много говорим: это одна из самых важных, ключевых задач развития в ближайшие десятилетия), модернизировать рынок труда, систему образования, создавать эффективные, высоко-производительные и хорошо оплачиваемые рабочие места... Для нас совершенно очевидно, что на территории России должна действовать вся технологическая и промышленная цепочка – от проведения исследовательских и конструкторских работ до изготовления комплектующих и крупносерийного выпуска конечной продукции. Мы должны быть хозяевами на собственном внутреннем рынке. И не в последнюю, а, может быть, в первую очередь необходимо это в машиностроительной отрасли... Думаю, что не будет преувеличением сказать, что речь сегодня идёт о новой волне индустриализации. Конечно же, имею в виду высокотехнологичную индустрию XXI века, действующую на принципах свободного, конкурентного рынка, основанную на таких базовых экономических понятиях, как эффективность, рентабельность, рыночный спрос, окупаемость вложенных инвестиций».
Эта пространная цитата – из выступления В. В. Путина на съезде Союза машиностроителей, проходившем 11 мая в Тольятти, на АвтоВАЗе, где премьер-министр в очередной раз вселил в промышленников надежду, а они, в свою очередь, высказали руководителю правительства всё о своих проблемах, и о том, какой может и должна быть отечественная промышленность.
И не хочется думать, что все эти «нам нужно», высказанные Путину и Путиным, останутся простой риторикой предвыборного года. Так есть ли что за этими нужными и правильными словами, видно ли за ними дело?

24.9Kb

Наш собеседник – В. В. Тятинькин, генеральный директор и главный конструктор производственно-конструкторского объединения «Теплообменник», председатель Нижегородского регионального отделения Союза машиностроителей России.

– Виктор Викторович, Вы были на прошедшем съезде машиностроителей, где Владимир Путин произнес несколько неожиданные слова о необходимости новой индустриализации. Неожиданные прежде всего потому, что либеральная логика развития страны, которой привержено наше правительство на протяжении последних десятилетий, как будто не предполагает таких мобилизационных методов, как индустриализация всей страны. Для нас это слова из другой эпохи. Как оценили делегаты съезда такие идеи?
– На съезде был очень хороший доклад С. В. Чемезова, председателя Союза машиностроителей России, который обозначил все узловые моменты и все болевые точки машиностроения. Это вопросы гособоронзаказа, где одна из основных проблем связана с тем, что министерство обороны поздно дает госзаказы в промышленность. Сергей Викторович говорил и о вопросах разбалансированности промышленности, что никак не способствует её нормальной работе, о давлении естественных монополий на машиностроение. Он очень хорошо обрисоваал проблемы промышленности, связанные с налоговым гнетом, который мешает развитию, с засилием проверяющих, которых у нас очень много, в то время как предприятия гибнут. Очень неплохие доклады сделали руководители московского и санкт-петербургского отделений Союза машиностроителей. Толковые выступления были и по нашей тематике, авиационной. Надо сказать, что на съезде в основном собрались люди, знающиие проблемы машиностроения не понаслышке, работающие в этой сфере более 20-30 лет, поэтому разговор шел прямой, а некоторые оценки были достаточно жесткими.
Да, уже общим местом стало рассуждение о том, что нам надо уходить от сырьевой зависимости, вырываться от этого «трубного диктата». Но это не такой простой вопрос, как может показаться. Потому что сегодня реализуется очень жесткое разделение труда в мировом масштабе, каждая страна имеет свою специализацию в рамках этого процесса. И если Россию сильные мировые экономики уже много лет подвигают именно в сторону сырьевой специализации, то, хотим мы или нет, но мы сидим именно там, в экономике сырьевых отраслей. То есть только наших общих отчетливо выраженных желаний, желаний промышленников и правительства избавиться от сырьевой зависимости, совершенно недостаточно. Изменить ситуацию можно действительно путем целенаправленной реализации проекта новой индустриализации.
Здесь, чтобы Вы знали, я могу сказать о своих наблюдениях: в 90 годах, то есть всего два десятилетия назад самолеты Советского Союза занимали 40 процентов летного рынка мира. А сегодня мы лишь на шестом-седьмом месте, я имею в виду и гражданскую, и военную авиапромышленность. Многие экономисты, в том числе и М. Л. Хазин, чья позиция очень по многим вопросам мне импонирует, считают, что сегодня было бы лучше развивать в стране именно авиационную промышленность, нежели торговать нефтью и газом. Это было бы намного выгоднее экономически, потому что на эту промышленность работала бы вся страна, прежде всего потому, что авиация создает уникальные, наукоемкие, современные конкурентоспособные продукты. А для того, чтобы заработало машиностроение, как раз и нужен такой продукт, говорю это как директор с большим стажем работы и как председатель регионального отделения Союза машиностроителей, знающий ситуацию в отрасли.
И таким продуктом могут быть именно самолеты, в создании и строительстве которых у нас в стране имелся и имеется колоссальный опыт. Посмотрите, приборостроение для создания самолета нужно? Нужно! Значит, будет востребована продукция наших приборостроительных заводов, всех «Салютов», «Кварцев», заводов Фрунзе. Станкостроение нужно для того, чтобы создать самолет? Да! Нужна и металлургия, притом передовая, способная работать с самыми современными материалами и сплавами. Кроме того, современный самолет дает реализацию разработкам по новым конструкционным материалам, по передовым системам связи. Вся промышленность страны начинает четко работать на эти продукты, если мы выстраиваем такой приоритет и пытаемся вернуть себе ту долю рынка, который был у нас двадцать лет назад.
– Но нельзя же думать, что эта простая мысль не посещала министра Христенко, что этого не понимает глава правительства Путин. Невозможно представить, чтобы руководство страны не видило такого пути решения проблем развития отечественной промышленности. Однако, сколько там гражданских самолетов за прошлый год было собрано, меньше десятка?
– Понимете, в чем соль этого дела... Я считаю, что в промышленности должны появится лидеры, способные её повести. Не просто бизнесмены, которые могут удачно продать и выгодно купить, а профессионалы-промышленники. Если профессионалов нет, то нет и грамотной промышленной политики, нет и стратегического видения и просто понимания всей совокупности причинно-следственных связей. Если ты не знаешь, что, как и почему происходит, как ты можешь спланировать какие-то мероприятия, направленные на достижение определенных целей?
– Вы имеете в виду, что в правительстве и ведомствах должны появиться такие люди? Но там же нет отраслевых министерств, потому и не нужны никому профессионалы.
– Действительно, сегодня я не знаю, чем занимается министерство промышленности, хотя там есть департамент авиационной промышленности. Ну и что, что он есть? Может, он чем-то занимается – я, директор предприятия, работающего в авиационной отрасли страны, не знаю, чем занимаются профильный департамент министерства и зависит ли что-нибудь от его работы. Понимаете, у нас здесь нет никакой определенной линии, нет никакой государственной стратегии. Если бы у руководителей министерства был интерес к развитию авиастроения, они могли бы взять за образец американский подход в этой области, или немцев взять за аналог, если своей модели не могут придумать. Но нет и этого. Раньше было просто: я – хороший директор, меня повышают, я становлюсь руководителем главка. И все соображают, что надо делать, все понимают, кто за что отвечает и, самое главное, знают, какие нужны самолеты. Сейчас все очень хорошо говорят, а дела нет.
Но я говорю не столько об отсутствии профессионалов в министерстве, сколько о том, что в промышленности должны появится лидеры, личности, способные стать организаторами дела, поднять то же машиностроение на прорыв. Вот у нас в авиастроении, к примеру, появился такой лидер, Михаил Асланович Погосян.
– И возглавил авиастроительную корпорацию. Но насколько корпорация способна решать проблемы всей отрасли в стране?
– Я с Михаилом Аслановичем знаком давно, он у нас на заводе бывает периодически. И плохо ли, хорошо ли, но в это нелегкое время КБ Сухого разработало самолет Су-35, а это – глубокая модернизация Су-30, который и будет заменятся на рынке новой и очень хорошей тридцать пятой машиной. Кстати, в этом самолете мы впервые в истории нашего предприятия полностью разработали и поставаили систему жизнеобеспечения. Раньше этим занимался или сам разработчик, или московский завод «Наука», а мы выступали лишь в качестве поставщика агрегатов. А система обеспечения жизнедеятельности самолета это и кондиционирование воздуха, и автоматическое регулирование давления, и все тепловые процессы двигателей, и система нейтрального газа, и обеспечение кислородом, и цифровая система управления, включающая все электронные блоки самолета. Словом, все важнейшие функции, необходимые для жизнедеятельности самолета и выполнения им задач, так или иначе охватываются системой жизнеобеспечения. То есть, мы стали законодателями в этой области, более того, в процессе работы над системой жизнеобеспечения Су-35 мы оформили несколько изобретений, запатентовали их в Европе и Америке.
Далее: КБ Сухого сделало Т-50, авиационный комплекс фронтовой авиации, самолет пятого поколения, это опять же Погосян.
– Кстати, в конгрессе США на днях было заявлено о том, что Америка утрачивает свой приоритет по технологии «Стеллс» и самолетам пятого поколения.
– Пусть что угодно говорят, но их F-35 хуже, чем Т-50, это же всем очевидно! Аналогов нашему самолету нет, это правда. Кстати, в Т-50 мы также поставили уникальную разработку, причем, выполненную нашими молодыми конструкторами. И это тоже символично, потому что прошедшие 20 лет наблюдался упадок в промышленности, и в КБ практически никаких новых и уникальных разработок не было.
И «Сухой Суперджет-100», несмотря на его критику, связанную с поздними сроками реализации проекта и некоторыми другими позициями, поднялся в небо и уже летает сегодня на авиалиниях Армении. А с середины июня начал летать по маршруту Москва-Нижний Новгород. И это тоже Погосян, признанный лидер отечественного авиапрома. И сейчас нужно развить это дело, поднятое Михаилом Аслановичем. Должны подтянуться за самолетами в первую очередь металлургия, станкостроение.
Я Вам скажу, и это никакой не секрет, что некоторые позиции мы закрываем за счет покупок за границей, потому что там дешевле и качественнее. А это плохо! Вот сейчас мы делаем очень глубокую модернизацию завода, очень серьезную реконструкцию, обновляем практически все оборудование. И все станки мы закупаем в Швейцарии, в Германии, в Тайване, ибо в России этого не производят. И не потому, что мы не можем делать такую продукцию, а потому что в этой сфере, в отличие от самолетостроения, нет лидера, который бы собрал в единый кулак остатки станкостроения и предложил отрасли прорывной план. От лидера очень многое зависит. Ведь это же очень непросто – сделать такое дело как создать Т-50 в условиях существующей в России промышленности, все скомпоновать, свести воедино по сути разрозненную отрасль, распавшуюся на отдельные фрагменты. Представьте себе, у нас в 1991 году на заводе было 11 000 народа, сейчас осталось две – две с половиной тысячи. И объемы в разы упали. Понятно, что при этом теряется и качество работы, и качество подготовки кадров, и вся совокупность тех характеристик предприятия, которые были тогда, 20 лет назад, тоже меняется не в лучшую сторону. И так везде по стране. Хорошо, что мы в свое время сделали на заводе филиал кафедры политеха по нашей специальности, куда ребята приходят после четвертого курса работать, делают у нас дипломы и защищают их у нас же, а я являюсь председателем государственной экзаменационной комиссии. Защищаются и остаются у нас. Но самое главное, что наши выпускники создают, они умеют работать, и это вселяет надежду.
Так что, когда мы сейчас рассуждаем о том, что Советский Союз держал 40 процентов летного рынка планеты, надо понимать, что это была другая страна с иным потенциалом промышленности, нежели тот, что мы имеем сегодня. И когда я перечисляю сейчас, что Погосяну удалось сделать, это действительно достижение. В определенном смысле авиационной промышленности повезло, что у нас появился такой лидер. В других отраслях серьезных дел за разговорами пока не видно.
– А что Вы можете сказать про Суперджет-100 ? Очень многие не без оснований утверждают, что здесь нет повода для гордости, так как это не российский самолет.
– Конечно, там очень много импортного. Но почему Погосян взял импорт? Для того, чтобы самолет продавался в Европе. Надо же понимать и адекватно оценивать реальность. Мы входим в состав поставщиков этого самолета, и могу сказать, к примеру, что мы делаем по Суперджет-100 значительное количество комплектующих и агрегатов для системы жизнеобеспечения, довольно большой перечень продукции поставляем, а это значит, что мы работаем на добротном мировом уровне.
– Хорошо, самолетам повезло, есть такой лидер в отрасли, Михаил Погосян. Но Вы-то уповаете на то, что авиастроение может вытащить за собой всю промышленность, стать коренником в российской промышленной «телеге»? Достаточно ли для этого одного Погосяна?
– Михаил Асланович лишь директор ОАК, и не более того. А ведь надо подтягивать всё, и эта задача возвращает нас к проблеме профессионалов в правительстве, к вопросу отсутствия лидеров в отраслях российской промышленности. У нас же нет своего автомобиля, у нас нет своего корабля. Хотя Красное Сормово что-то делает, и Вы не так давно писали об этом, но ведь всю комплектацию для этих судов сормовичи закупают в Европе и Корее. Это же не дело, мы теряем и рабочие места, и квалификацию. Посмотрите, у нас стало торгашей больше, чем людей, занятых в сфере материального производства! А это очень плохо, потому как эта тенденция из разряда тех, что отводят нам место сырьевого придатка мировой экономики, которому положено иметь трубу с хорошей пропускной способностью и развитую сферу обслуживания.
И другой важный момент, на котором также акцентировалось внимание на съезде. Всегда сфера материального производства оценивалась выше, чем чиновничий аппарат, и везде в развитых экономиках она оплачивается выше. У нас сегодня картина перевернутая, и это – серьезная проблема. Раньше как было? Если секретарь райкома партии приходит работать на предприятие заместителем директора, для него это считалось благом, прежде всего потому, что его зарплата резко возрастала. А сейчас возьмите любого главу администрации, пойдет ли кто на завод? И любой молодой специалист, заканчивающий институт, будет стремиться туда, где больше платят. Он сегодня в Сбербанк пойдет, в Газпром, в чиновники. Но не пойдет работать конструктором или технологом, где нужны особые профессиональные знания и навыки, но платят при этом меньше, чем в перечисленных структурах. И мы в результате такой политики деградируем, не имеем хорошего станка, не имеем хорошего автомобиля, мы не имеем достойной продукции машиностроительного комплекса.
– Но эта же ситуация была и год, и три назад. Я читаю многочисленные выступления Путина, который очень много встреч проводит с тех пор, как объявил о создании своего Народного фронта. И всюду он говорит, что нужна индустриализация, надо все поменять, модернизировать, стать хозяином на своей земле и не допускать демпинга иностранцев, что нам надо стать пятой экономикой мира. Такие хорошие слова, просто бальзам на израненную душу. И такое ощущение, что он говорил это на вашем съезде, зная, что это будет вам приятно, что этого ждут от него машиностроители.
– И это правда, он говорил то, что нам было приятно услышать.
– А если взять решения правительства, прописанные им стратегии, легко можно увидеть, что по-прежнему приоритеты отдаются сырьевым отраслям, а вовсе не машиностроению.
– Да, Вы правду говорите.
– И как быть промышленникам? Ведь вы, умные директорские головы, знающие все пороги на пути российской промышленности, собрались со всей страны в Тольятти не для того, чтобы услышать от Владимира Путина приятные для себя слова? Как же промышленники могут бороться за свое место в российской экономике, в политике, как могут отстаивать свои интересы? Как могут выдвигать лидеров, о насущной необходимости которых Вы говорите?
– Вот Союз машиностроителей вроде бы и намерен сдвинуть эту ситуацию. Все-таки во главе его стоит авторитетный и опытный человек, генерал-полковник Чемезов, видящий положение дел теми же глазами, что и все российские промышленники. И надо понимать, что сегодня мы только в начале пути. Посмотрите, только что президент Медведев начал говорить о том, что нам нужны инженеры, о которых страна забыла на целых 20 лет.
А что касается Путина, я Вам скажу, что премьер работает на износ. Он прилетел на съезд на вертолете, приземлился прямо у заводоуправления АвтоВАЗа, и он нас поддержал. Если непредвзято посмотреть на все достижения авиационной промышленности последних лет, на все то, что сделал Погосян, за всем этим определенно стоит Путин. И я сейчас говорю совершенно честно, что, не будь Су-30 и наших разработок, связанных с Су-35, мы бы тоже погибли, как ушли в небытие сотни ранее известных заводов. Погиб бы «Гидромаш», погиб бы «Полет». Ведь Погосян вытащил остатки авиационной промышленности на крыльях этих самолетов: продажи Су-30 пошли за границу, мы на этом зарабатывали деньги. А Су-35 создавался уже при прямой поддержке государства; мы как разработчики получали государственные средства, и я надеюсь, что в дальнейшем пойдут заказы военных на этот самолет. Т-50 тоже создается при поддержке государства, а это, должен сказать Вам, достаточно большие финансовые затраты. Так что, нельзя говорить, что нынешняя команда Путина ничего не делает, на самом деле, они – молодцы. Два самолета параллельно, это очень дорогое удовольствие для страны. Вы посмотрите, пятое поколение есть только в Америке, а наш Т-50, разработанный и созданный в нынешней разбитой России, их аналог даже превосходит! И это говорит о нашем потенциале. Это значит, что прибористы в стране есть и работают успешно, мотористы работают, агрегатчики тоже работают, это значит, что вся промышленность потихонечку подтянулась сюда, на эти прорывные участки.
При том, подчеркну ещё раз, что мы только в начале пути, и это не просто красивая фраза для газетного интервью. Если говорить о нашей работе в рамках ОАК Погосяна и существующих там программ, то я знаю, что мы в самой ближайшей перспективе должны провести модернизацию Ил-76, в этом военно-транспортном самолете есть большая загрузка для нас. Затем пойдет Ан-24 «Руслан», который востребован рынком. В силу того, что завод, построенный для производства этого самолета, в Ульяновске, а разработчики после распада СССР остались на Украине, «Руслан» долгое время практически не производился, но теперь с украинскими разработчиками достигнуты договоренности и самолет будет собираться в Ульяновске. Ил-476 выпускался в Узбекистане, теперь эта машина тоже передана в Ульяновск. Там мы тоже разработчики, придется попотеть, сделать всю оснастку. То есть, Погосяном выстроена программа развития корпорации, она должна работать, причем, не только на наш рынок: транспортный Ил-476 – машина, созданная на основе глубокой модернизации Ил -76, нужна за границей; «Руслан» также с удовольствием покупают за рубежом.
Для того, чтобы самолеты продавались на мировом рынке, нужна своя конкурентоспособная продукция, именно своя, а не закупленная за рубежом! Что касается авиастроения, линейка такая на сегодня в стране выстраивается, она есть, и это, безусловно, тоже Путин сделал. Я утверждаю это не на основании каких-то отвлеченных цифр, и я не член Единой России, чтобы хвалить своего лидера в силу партийной принадлежности. Я говорю исходя из того, что знаю, оцениваю то, что сделано по нашей отрасли.
«Теплообменник» комплектует все самолеты, мы и в космосе сидим и знаем все проблемы, также пошли в вертолеты. И о том, что сделано в отрасли, я очень высокого мнения. Да, тяжело, кадры поменялись, многие производства исчезли, кроме того, западные компании активно лоббируют свои интересы, да, пока мало строим гражданских самолетов. Но прогиб-то был серьезный, ведь мы в девяностых годах грохнули всё! Однако сегодня программа строительства 476-й машины есть, там совершенно новая авионика, новый мощный двигатель ПС-90А, разработка которого идет на Пермском заводе. Программа Ан-124 идет, разработка и запуск в производство нового вертолета Ми-38 идет. И Суперджет-100, о котором мы уже говорили, уже набрал около 200 заказов: в Индонезию, Бразилию, Мексику, Италию; и Россия входит очень большим блоком, только Аэрофлот заказал 30 самолетов.
Про военную авиацию мы с Вами уже говорили. Могу только добавить, что сейчас с Индией начинается совместная разработка самолета пятого поколения, и мы будем участвовать в этом деле в обязательном порядке.
– Давайте поговорим о гос-оборонзаказе. Тем более, что съезд поднимал эту проблему, а не так давно Д. А. Медведев поснимал и уволил очередную партию генералов и директоров. Как складываются ваши отношения с военным ведомством?
– Мы получили гособоронзаказ и уже грузим продукцию. Ещё с октября прошлого года мы нарабатывали проекты, мы знаем, где что будет востребовано по гособоронзаказу. Поэтому у нас в этом плане все идет штатно. Про реализацию гособоронзаказа трудно говорить в общем. Понятно, к примеру, что поздняя контрактация делу не помощник, но надо рассматривать каждый конкретный случай, потому что договор заключают две стороны и, не зная сути проблемы, сказать, кто виноват в задержке, невозможно. Точно так же и с выполнением существующих госзаказов, по поводу которых высказывал свое неудовлетворение президент России. Бывает так, что, изголодавшись по работе, предприятие возмется за хороший объем гособоронзаказа, а не проглатывает такой большой кусок, потому как технически не в состоянии этого сделать. Иногда виноваты комплектаторы, и мы, допустим, за некоторые вещи не беремся, потому что не уверены в надежности поставок, а рисковать мы не можем.
К примеру, есть такая продукция, как гермошлем для полетов в стратосфере. Мы знаем, что десяток поставщиков комплектующих, необходимых для его выпуска, закрыли свои производства. Гермошлем нужен авиации, и это наш продукт, но мы не можем взять этот заказ, потому что поставщики нас подведут. Вопрос надежной комплектации сегодня очень важен, как и в целом тема ответственности руководителей предприятий. Представьте ситуацию, когда головное предприятие делает, к примеру, ракету, которая стоит многие сотни миллионов рублей. И у него не получилось выполнить гособоронзаказ, потому что кто-то из комплектаторов что-то не поставил вовремя, не смог сделать или, что в нынешней экономической ситуации не редкость, просто перестал существовать. И это «что-то», стоимостью всего несколько сот тысяч, убивает весь заказ. Головник – а у него много комплектаторов, и это они его подвели – несет ответственность. Такая ситуация – следствие разбалансированности промышленности, о чем мы говорили в самом начале. Поэтому честное, порядочное и профессиональное ведение бизнеса сегодня вопрос особо актуальный.
– Но в вашем сегменте рынка однодневные фирмешки с улицы вряд ли могут появляться среди участников конкурсов?
– Да, когда какая-либо разработка выставляется на конкурс, нам даются совершенно определенные, жесткие параметры, которые мы должны обеспечить. А для того, чтобы сделать хорошую разработку, нужен НИР, это, скажу Вам, очень непростое дело. Поэтому фирма с улицы, «никто, ничто и звать никак», у нас в принципе не может участвовать в конкурсных процедурах. И в этом тоже большой плюс авиастроения как отрасли, способной вытянуть за собой всю российскую промышленность, избавляя её и от мусора, и от разбалансированности.
Мне кажется, что сейчас как раз пришло для этого время, надо всем нам лишь приложить усилия. Мы в России живем и вкладывать должны в Россию, а не в лондоны. Должны жить здесь, и дети наши должны жить здесь, и образование должны получать здесь, тем более, что у нас есть в этом плане бесценный опыт – у нас было и во многом остается прекрасное образование, есть сильная конструкторская и инженерная школы. Вот и Путин недавно рассказал, что в последней машине, разработанной Боингом, сорок процентов интеллектуального труда создано московским центром этой американской компании, а работают там исключительно наши молодые инженеры. Так что время пришло, пора вкладывать в Россию!
Петр Чурухов

 
Проколы под дорогами способом горизонтального направленного бурения
bur-line.com
В нашем магазине вы сможете купить восточный ковер по доступной цене , звоните.
iran-carpets.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100