русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 16 января 2018 г. вторник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2011 год | "Нижегородская деловая газета" № 9 (120) | Приезжайте ещё! Архитекторы стремятся к компромиссу. |


Приезжайте ещё!

6.4Kb

Надо сказать, что нижегородцы не заметили европейского присутствия на своей земле. Саммит Россия – ЕС как пришел к нам тихо, под дождичек, так и и ушел с прохладным ветерком. Впрочем, ещё до начала нижегородского саммита стороны заявляли о том, что ничего особо важного во время встречи на Волге не произойдет.

«Когда стороны проводят по два саммита в год, а это имеет место в наших отношениях с Евросоюзом, и предстоит уже 27­й саммит по счету, готовить какие­то крупные документы к подписанию на каждый саммит было бы несколько искусственно», – заявил накануне саммита постпред РФ при Евросоюзе Владимир Чижов.

А итоги, если в двух словах, таковы. Несмотря на то, что Россия согласилась быстренько аннулировать свой огуречный демарш, в ВТО нас пока не примут. «По ВТО мы стараемся со всеми нашими партнерами договориться уже 17 лет. Нам всем это уже страшно надоело, и мы надеемся действительно каждый год завершить эти переговоры», – признался президент Д. А. Медведев. А мы вздохнули: и слава Богу, что доживем до совершеннолетия данного процесса.

Что касается визового вопроса, Д. Медведев признал, что добиться каких­либо конкретных обещаний по поводу введения безвизового режима с ЕС ему не удалось.

Ладно, поездим в Черногорию, потерпим пока без Лазурного побережья. Зато нам достался от саммита шикарный асфальт от самого аэропорта, отличное покрытие на проспектах Ленина и Гагарина. И воспоминания о тихой Варварской улице, на которой под знаками «Остановка запрещена» действительно не стояло ни одной машинки даже с тремя «ашками».

Три дня мы были европейцами, спасибо Жозе Баррозу!

Архитекторы стремятся к компромиссу


«Опыт у Сергея Геннадьевича большой. В институте «Горькийгражданпроект» он руководил группой архитекторов, работал вместе с зубром нижегородской архитектуры Александром Харитоновым, является членом правления Союза архитекторов России», – так представлял В. П. Шанцев Сергея Попова, утверждая его в первой декаде мая на должность главного архитектора Нижегородской области.

5.2Kb

Наша беседа – о проблемах архитектуры мегаполиса и о том, какие задачи собирается решать
С. Г. Попов, приступивший 1 июня к своим новым должностным обязанностям.

– В 90-е годы часто приходилось слышать, что Нижний Новгород – архитектурная столица России. И тому были основания, многие нижегородские проекты той поры отмечались мировой архитектурной общественностью. Согласны ли Вы с той точкой зрения, что подобный разгул художественной демократии в Нижнем сегодня невозможен, потому что бал в городе давно правит не творчество, а большие деньги?

– Тогда в Нижнем Новгороде по сравнению с другими нестоличными городами была довольно бурная инвестиционная деятельность. Кроме того, у нас была своя, особая архитектурная школа. Горький, как Вы помните, был закрытым городом. И мы в те годы могли строить только типовые здания. Индивидуальное проектирование было возможно лишь по уникальным, общественно значимым объектам вроде театров или вокзалов. Поэтому средств для самовыражения у горьковских архитекторов в советские годы было очень мало. А, как известно, голь на выдумки хитра. Именно отсутствие возможности делать, что хочешь, заставляло искать оригинальные решения для переработки типовых фасадов с использованием любых подручных средств, например, канализационных коллекторов в качестве импровизированных колонн. Когда начался рынок, появились новые возможности и новые материалы, весь сдерживаемый в советские годы потенциал выплеснулся и воплотился в десятки оригинальных зданий.

Тогда главный архитектор Александр Харитонов поставил жесткий заслон любому типовому строительству, все проекты стали индивидуальными. Именно в то время стали говорить о возникновении нижегородской архитектурной школы.

– В 1999-м году Харитонов трагически погибает и должность главного архитектора города упраздняется. Как это обстоятельство, на Ваш взгляд, сказалось на градостроительстве?

– С приходом к власти в городе мэра Юрия Лебедева была изменена структура управления в градостроительстве. Ее сделали такой, какой она существует сегодня. Когда в свое время мэр Дмитрий Бедняков предложил Харитонову заняться стройкой, по всей видимости, руководители города и области были заняты другими проблемами. Поэтому главный архитектор города получил карт-бланш на все вопросы, связанные с градостроительством и архитектурой. Это была уникальная ситуация, и вряд ли она повторится.

– Власть можно понять: в строительстве крутятся большие деньги, значит, не до художественных изысков. На первый план вышли вопросы экономической целесообразности. Или я ошибаюсь?

– В Нижнем Новгороде деньги и сегодня решают не все. Сравните с другими городами, Самарой, например. Там уже нет исторического города, а у нас он еще есть. Когда в начале 90-х начался бум первичного накопления капитала, можно было объявить мораторий на застройку исторического центра. Но в результате могло бы получится как во Владимире, где все послесоветские годы за исключением последних трех лет ничего не строили вообще. А что значит, не строить ничего вообще? Резать курицу, несущую хоть какие-то яйца! При том, что вся промышленность встала, лишиться еще и строительства? За счет чего тогда выживать?

У нас еще в советские годы город претерпел серьезные изменения, выразившиеся в том, что не стало цельной исторической градостроительной картины. Среди купеческих домов еще в те годы безжалостно понавтыкали типовых «сундуков». Эти дома резко диссонируют с окружением. Поэтому, наверное, правильно был выбран путь: идти по синтезу сохранения старого и вкраплению нового. Я бы это назвал стремлением к компромиссу, на пути к которому нужно преодолеть массу сложностей, чтобы не потерять город и в то же время не лишить его инвестиций. В процессе этой реконструкции нам иногда удается снизить диссонирующее влияние зданий советского периода на старинные особняки. Можно ведь делать застройку так, чтобы с учетом переменной этажности нового строительства постепенно перейти от двух-трехэтажных исторических зданий к построенным в советские годы домам, чтобы они не выглядели так вызывающе. Это и называется снижением диссонирующего влияния.

– В Нижнем Новгороде уже несколько лет нет главного архитектора. Недавно было объявлено, что этот пост займет Виктор Быков. Не кажется ли Вам, что главный архитектор города может оказаться в положении статиста?

– Правление Нижегородской организации Союза архитекторов четко обозначило свою позицию руководителям города. По нашему мнению, в администрации города была принята не совсем верная структура в блоке, отвечающем за строительство и архитектуру. Нам так до сих пор никто и не объяснил полномочия главного архитектора города и его функции. Являясь работником областного департамента градостроительного развития, я представляю себе уровень задач главного архитектора города, степень нашего взаимодействия и разделение функций. Как себе это представляют руководители города, пока неизвестно. Но сегодня правление Союза архитекторов видит только одну реальную схему: когда главный архитектор Нижнего является директором департамента градостроительного развития и архитектуры. Союз архитекторов Нижегородской области готов поддержать кандидатуру, которая будет именно директором департамента.

– Как Вам кажется, почему власти уже несколько лет не могут принять окончательный генеральный план развития Нижнего Новгорода?

– Потому что заказан генплан был очень давно, и с тех пор многое поменялось. Раньше все решало государство, теперь собственников много, и у каждого есть свое мнение о том, где что должно быть. Меняются и финансовые возможности региона. И вообще, генплан должен быть живым организмом, а не закаменевшим. Он определяет основные направления развития города, основные тенденции. В том числе, как сохранить исторический центр, как создать систему городских «подцентров», чтобы оттянуть туда часть функций, определить размещение спальных районов, производственных зон, грамотно разогнать по городу транспортные потоки.

– С чего планируете начать свою работу в новой должности?

- Главный архитектор – это не столько творец, сколько чиновник, который создает условия для того, чтобы творили и строили другие. Задача номер один – максимально использовать возможности коммуникации между властью, инвестором и проектировщиками, чтобы убеждать одних, давать ценные указания другим и ограничить каким-то образом третьих. Уже пять лет в Нижегородской области действует Градостроительный совет при губернаторе Валерии Шанцеве, и я могу сказать, что глава региона прислушивается к мнению архитекторов.

Сегодня в федеральном законодательстве прописана задача максимально упростить процесс получения земли, но практически не прописан процесс контроля за тем, что на ней потом происходит. Это подается как «снижение административных барьеров». Но когда снижаешь административные барьеры совсем, получается полное безобразие. Единственный путь – глубже и детальнее разрабатывать регламенты, чтобы все зависело не от воли отдельного чиновника, а от разумной регламентации: какое можно построить здание, какой высоты, в каком стиле? Чтобы у инвестора не было соблазна давить на архитектора и все правила игры были четко определены заранее.

Сергей Анисимов

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100