русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 19 августа 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 4 (135) | Подарок американским трудящимся. |


Подарок американским трудящимся
Что общего между послом США в России Майклом Макфолом и заместителем министра экономического развития России Максимом Медведковым? И тот и другой заботятся о благе американских трудящихся. Наша редакция готовит к выпуску книгу, в которой собраны некоторые интервью директоров нижегородских предприятий и организаций, опубликованные в «Нижегородской деловой газете» в последние годы. «Директорский корпус о времени, о власти, о стране» – так называется эта книга, выход которой намечен на начало апреля. Перечитывая эти интервью, поймал себя на мысли, что мы, реформируясь, внедряя новое и ломая старое, отказываясь от коммунистической идеологии и отдаваясь либерализму рынка, как-то умудряемся не затрагивать некоторые сущностные стороны нашего жизнеустройства. И эта неприкосновенность таких основ, как та гоголевская красивейшая миргородская неусыхающая лужа, вечно с нами. «Просчитывал ли кто-нибудь ситуацию в сельском хозяйстве, связанную со вступлением страны в ВТО? – еще в сентябре 2008 года задавался вопросом С. Д. Шипилов, ныне глава местного самоуправления, председатель Земского собрания Дальнеконстантиновского муниципального района. – Да никто не просчитывал, все авось наш, ну, мол, там будут проблемы, как-то решим, поможем чем-то селу… А я в этом вижу, что без меня, как говорится, меня убить хотели, что сельское хозяйство – это так, придаток, которым можно было пожертвовать ради высоких цен на металл, а в итоге – ради роста олигархических капиталов». Это и есть одна из тех сущностных сторон нашей жизни, неизменно следующих с нами через эпохи. Без меня меня женили – точная и емкая характеристика отношений власти и общества в современной России. Спрашивал ли нас кто-нибудь из нынешних кремлевских долгожителей, принимая кардинальные решения, будь то вступление страны в ВТО или формирование новой партийной системы мнения о целесообразности этих решений у тех, чьими трудами пока жива Россия? Нет, не спрашивал. У нас власть живет сама по себе, народ сам по себе, что и создает массу проблем. Больше трех лет прошло с момента публикации в газете того интервью
С. Д. Шипилова, до вступления в ВТО остался нам последний шажок. Но будто и до сих пор никто из правителей, продвигающих это решение, не просчитал грядущую ситуацию ни в сельском хозяйстве, ни в каком другом секторе отечественной экономики. Информации о том, какие выгоды получает страна от вступления, с цифрами и расчетами, в публичном пространстве нет. Хотя общих фраз в защиту обоснованности этого шага России произносится достаточно. Вот и на днях, выступая на слушаниях в Государственной думе, заместитель главы Министерства экономического развития РФ Максим Медведков, который в течение восьми лет возглавлял переговорную группу по вступлению России в ВТО, успокоил народных избранников, заявив, что после вступления во Всемирную торговую организацию Россия сможет ограничивать доступ иностранных компаний к 100 секторам экономики, в то время как сейчас такая мера применяется лишь к девяти секторам. Красивая вроде фраза, говорящая о том, что ВТО на порядок увеличивает наши возможности защиты отечественных производителей. Но есть ли у нашей экономики эта сотня стоящих на ногах секторов, определены ли они? И если нам действительно нужно будет ограничивать доступ иностранцев в эти сектора, почему их не перечислить уже сейчас и не сказать о мерах, которые намерено предпринять правительство по их защите? Почему не разработать и не начать реализовывать государственную целевую программу по выводу этих секторов на конкурентоспособный уровень, при котором никакое давление извне стало бы не опасно? Когда замминистра общался с депутатами Госдумы, в Москве инициативная группа заявила о запуске процедуры по организации общероссийского референдума по выходу из ВТО. А за две недели до этого в ТПП России проходила конференция «Вступление в ВТО: кто компенсирует потери?», собравшая около трехсот руководителей российских предприятий различных отраслей. На конференции говорилось о том, что доходы федерального бюджета после присоединения к ВТО сократятся на 500 млрд рублей в год, а ежегодные потери российской экономики составят полтора триллиона рублей. При этом не менее трети сельхозпроизводителей будут разорены. Надо сказать, что ряды противников вступления в ВТО не ограничиваются только сельхозпредприятиями, производителями мяса и переработчиками сельхозпродукции, находящимися, по оценке М. Медведкова, в первой группе риска. Среди противников и представители автомобилестроения, и машиностроители, станкостроители, работники легкой, пищевой, кожевенной и деревообрабатывающей промышленности. Против и Союз малых городов России, и компартия с социалистами Миронова, и многие нелиберальные экономисты. И их голос сильнее день ото дня. Дело в том, что условия вступления страны в ВТО, под которыми в середине декабря в Женеве подписалась Россия, стали доступны для аналитиков и широкой общественности лишь во второй половине февраля. И эта общественность забила в колокола, посчитав условия вступления убийственными для страны. Вот, к примеру, данные ассоциации «Росагромаш», приведенные на конференции Константином Бабкиным, президентом ассоциации. Намеченное увеличение квот на поставку импортного мяса в Россию, в частности свинины, обнуление пошлин в пределах квот и снижение пошлин на 10 процентов на поставку свинины сверх квот приведет к росту импорта до двух миллионов тонн в год. Если учесть, что с 1990 года по настоящее время количество посевных площадей в России сократилось на 36%, поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 35%, а поголовье свиней – на 45%, то сохранение этого тренда (а обязательства перед ВТО, принятые Россией, ведут именно к этому) приведет уже в ближайшие годы к полному уничтожению отечественного сельхозпроизводства. Может быть, поэтому В. В. Путин распорядился «провести необходимую работу в регионах РФ» для определения возможных рисков после окончательного присоединения России к ВТО? Но не поздновато ли определять риски после того, как решение практически принято? Вступление России в ВТО намечено на середину лета. Последний шажок страны на этом пути – предстоящая в мае–июне ратификация Государственной думой подписанного Россией соглашения. Вместе с информацией об условиях вступления, поднявшей волну неприятия, предстоящая ратификация соглашения депутатами Думы также привлекла интерес к этой теме. Но оказалось, что не только российские парламентарии обсуждают вступление нашей страны в ВТО. Маслица в огонь подлили американские сенаторы и дипломаты, откровенно и публично рассуждающие о выгоде, которую получит Америка от предстоящего шага России. Вступление РФ в ВТО и связанное с этим предоставление ей на постоянной основе статуса нормального торгового партнера США – это «подарок не России, а американским фермерам, промышленникам и трудящимся», заявил посол Соединенных Штатов в России Майкл Макфол, выступая в Институте мировой экономики имени Питерсона в Вашингтоне. А 15 марта в сенате США состоялись слушания по вопросу предоставления России статуса PNTR – «перманентных нормальных торговых отношений», которым американцы наделяют страны – члены ВТО для того, чтобы при ведении бизнеса на их территориях и при заключении торговых соглашений с ними иметь льготные условия. Здесь надо сказать, что принятие PNTR в отношении России подразумевает отмену поправки Джексона–Вэника, что и вызывает у американских сенаторов оживленную дискуссию. Большинство бизнесменов и многие сенаторы заявили во время слушаний, что если не предоставить России этого статуса, США окажутся в невыгодных условиях, потеряют миллионы долларов и тысячи рабочих мест. И еще пара штрихов. В феврале Россию посетил глава комитета по финансам сената США Макс Бокус. Он побывал в Горках-9 у Дмитрия Медведева, а также на предприятии известной американской компании «Джон Дир» в Домодедове, где поступающие из Америки комплекты тракторов ставят на колеса, занимаясь так называемой крупноузловой сборкой. Вернувшись на родину, Макс Бокус 22 февраля разместил на официальном сайте комитета по финансам сената США свой отчет о поездке. «Джон Дир» показывает пример того, как расширение экспортных поставок может ускорить развитие нашей экономики и создать рабочие места в Соединенных Штатах. Это история успеха! Предоставление России PNTR даст нам доступ на российский рынок, при этом Соединенные Штаты не должны будут предоставить ничего взамен, – просто и убедительно повествует сенатор. – Нам нужно капитализировать эту возможность получения односторонней выгоды, чтобы помочь нашей экономике и предприятиям создать рабочие места здесь, в США, совершенно без каких-либо затрат с нашей стороны». А 15 марта на той же странице сенатского комитета по финансам появилось и выступление Макса Бокуса на слушаниях, где глава финансового комитета также убеждал своих коллег предоставить России статус PNTR. Вот его аргументы, из которых видно, что американские законодатели в отличие от наших депутатов Думы свою выгоду от вступления России в ВТО просчитали скрупулезно: «Если Соединенные Штаты примут PNTR в отношении России – экспорт из США в Россию, по прогнозам, в течение пяти лет удвоится. Принятие PNTR с Россией является односторонним соглашением, которое приносит пользу американским рабочим и предприятиям и не требует от них ничего взамен: Соединенные Штаты не будут в дальнейшем обязаны открывать свой рынок для России. Мы не снизим ни одного из наших тарифов и не внесем ни одного изменения в наши законы о торговле. А Россия снизит тарифы и будет обязана открыть свой рынок для американского экспорта. Поставщики услуг из США получат доступ к телекоммуникационным сетям России, банковским и другим ключевым рынкам. Американские производители мяса получат более широкий доступ на рынок России, в том числе будут щедро подняты квоты на говядину до 60 000 тонн в год». Вот, собственно, аргументы сторон. На мой взгляд, доводы американских сенаторов убедительнее, нежели высказывания российских лоббистов ВТО о том, что «в результате усиления конкуренции на внутреннем рынке произойдут адаптация к новым условиям и повышение конкурентоспособности российских производителей». Так мы готовы одарить американских трудящихся тысячами рабочих мест, пожертвовав своими? Или, пока есть пара месяцев, подумаем о развитии России? Петр ЧУРУХОВ

Комментировать

Имя/Ник
Комментарий
Введите цифры изображенные на картинке:
 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100