русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 июня 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 4 (135) | Время - деньги. Хороший знак. |


Время – деньги, или Почему власть боится прослыть «могильщиком демократии»


Как утверждают учебники новейшей истории, впервые в мире движущееся изображение было передано на расстояние 26 июля 1928 года в Ташкенте изобретателями Грабовским и Белянским. Хотя полученные изображения были грубыми и не вполне ясными, именно ташкентский опыт можно считать рождением современного телевидения.

В Советском Союзе регулярное телевещание началось 10 марта 1939 года. В этот день московский телецентр на Шаболовке через передатчики, установленные на шуховской башне, передал в эфир документальный фильм об открытии XVIII съезда ВКП(б). В дальнейшем передачи велись четыре раза в неделю по два часа. Весной 1939 года в Москве передачи принимали чуть более 100 телевизоров.

На сегодняшний день, по подсчетам специалистов, количество телеприемников в России превышает 60 миллионов, тогда как по результатам последней переписи населения в стране зарегистрирован лишь 41 миллион семей.

Эти цифры – лишь любопытное дополнение к разговору, который мы предлагаем уважаемым читателям. А разговор – о телевидении как о бизнесе, и наш собеседник – генеральный директор первой нижегородской негосударственной телекомпании «Волга» С. Ф. Лаптев.

17.4Kb

– Сергей Федорович, в Советском Союзе телевидение не было бизнесом. Оно выполняло совершенно другие задачи и не знало таких понятий, как «рейтинг», «реклама» или «прайм-тайм». За сравнительно короткий период произошел настоящий переворот, и сегодня коммерческое телевидение – такая же привычная составляющая нашей жизни, как коммерческая медицина или платное образование.

В своей газете мы немало писали о проблемах и перспективах развития предприятий из самых разных отраслей народного хозяйства. Расскажите, чем отличается телевизионный бизнес, каковы его особенности?

– Прежде всего это высокотехнологичный бизнес. Одним из определяющих условий успеха здесь является соответствие оборудования, телевизионной техники мировым стандартам. Нельзя сделать современное телевидение «на коленке», подручными средствами. Постоянная, непрерывная модернизация – залог успеха любой телекомпании, и «Волга» на протяжении вот уже 20 лет соответствует этим незыблемым канонам. Наш сигнал успешно конкурирует с сигналами всех ведущих телеканалов страны. В Нижнем Новгороде в эфире 19 каналов – и с каждым из них мы в прямой конкуренции; а в кабельных сетях, где мы также транслируем свои передачи, эта конкуренция усилена многократно и в нее вовлечены уже многие мировые телевещатели. Убежден, что именно мощное техническое вооружение телекомпании позволяет нам успешно выдерживать такую конкуренцию. Зритель прежде всего должен получать качественную «картинку», без этого о телевизионном бизнесе можно забыть.

Другой важнейший компонент – это, конечно, информационное наполнение, или контент. Что мы показываем, насколько это соответствует запросам и ожиданиям зрителя, позволяет ли наш контент приковывать к каналу внимание – ответы на эти вопросы в итоге являются и ответом на вопрос, успешен ли наш бизнес. Телевидение – как своеобразный театр или кинотеатр: если передача проходит при пустом «зрительном зале», продать рекламодателю эфирное время не представляется возможным. Замечу при этом: что бы ни говорили апологеты Интернета, телесмотрение по-прежнему остается на передовых позициях в структуре времяпрепровождения человечества и не собирается этих позиций сдавать.

И наконец, еще одной важной составляющей телебизнеса является непосредственно подача рекламной продукции. Она должна быть привлекательна, интересна, органично вписана в контент и, разумеется, эффективна. В современном обществе всеобщего потребления ни один продукт не может быть гарантированно реализован без должного продвижения – то есть без рекламы.

– Британец Томас Маколей заметил как-то: «Делать деньги без рекламы может только монетный двор»…

– Но даже банки постоянно рекламируют свои услуги! Девиз коммерческого телевидения: «Время – деньги», из-за чего некоторые участники рынка нас порой и недолюбливают. А просто мы знаем цену каждой секунде, поскольку именно из этих секунд складывается общий доход компании.

– Давайте не будем углубляться в подробности рекламных технологий. Что меняется в телевидении? Почему, например, правительство страны так яростно поддерживает – в том числе и немалыми денежными средствами – идею замены аналогового вещания на цифровое? Неужели оно – правительство – так озабочено обеспечением россиянам возможности принимать 100 каналов вместо сегодняшних двадцати?

– Нет, конечно, дело не только в этом. Россия подписала международное соглашение о межграничном электромагнитном поле, в рамках которого мы должны полностью освободить определенные радиочастоты, передав их в международное пользование к 2015 году. Цифровизация позволяет уплотнить электромагнитное пространство и высвободить необходимые частоты без ущерба для отечественного потребителя. Это во-первых.

Во-вторых, переход на цифру – это прогресс. Прогрессивные страны предъявляют серьезные требования к решению многих проблем, относящихся к качеству жизни своих граждан: по изменению параметров допустимого уровня шума, вредных выбросов, влияния электромагнитных волн и так далее, и так далее. Почему мы должны отставать в этом? Ведь переход на цифровое вещание, кроме прочего, приведет к серьезному снижению напряженности электромагнитного поля, которое, как известно, не самым лучшим образом воздействует на здоровье человека. А конверсия радиочастот – то есть их уплотнение, сжатие – будет колоссальная! Если сейчас в нашем цехе УКВ работает 19 передатчиков, то для выдачи того же самого сигнала да еще с лучшим качеством понадобится всего только два цифровых передатчика, которые к тому же будут потреблять меньше электроэнергии.

Но важнейшим пунктом, конечно, остается пограничное вещание. Простой пример в качестве иллюстрации: если где-нибудь в городе Благовещенске вы прикладываете трубку сотового телефона к левому уху – вы на линии оператора связи МТС, а если к правому – вы уже на линии сотового оператора ChinaTelecom. Услуги китайских операторов, разумеется, дешевле, и многие приморские пенсионеры покупают карточки ChinaTelecom…

бодное СМИ изо всех свободных и самое демократичное изо всех демократичных, которые им – государством – уже были созданы до этого. Поэтому в идею создания у нас в стране в обозримом будущем Общественного телевидения я, безусловно, не верю, но в освоении больших денег под этот проект можно не сомневаться.

– В недалеком прошлом не только государство, но каждый мало-мальски обеспеченный олигарх местного разлива считал обязательным атрибутом наличие собственного телеканала, радиостанции или газеты. При этом, как правило, вовсе не для того, чтобы использовать СМИ «чисто как бизнес». Потом прошла волна продаж информационных активов. С чем это было связано?

– Прежде всего с тем, что с уходом Ельцина бизнес – и это нельзя не признать – отдалился от политики. Сейчас крупный бизнес общается с властью издалека, да и то по большей мере тогда, когда ему уже не дают дышать. Причем использует для своего общения различные профессиональные объединения, то есть избегает публичности. Конечно, иногда эти споры выливаются на страницы газет или выходят на телеэкраны, но это скорее исключение, чем правило.

А содержать такую дорогую игрушку, как телеканал, для того, например, чтобы рекламировать только свою продукцию или для повышения узнаваемости, – это чересчур обременительно. К тому же телекомпания, работающая по принципу «чего изволите?» – независимо, на государство или на частного владельца,– неизменно проигрывает в эффективности и начинает требовать все больших и больших дотаций.

– Чтобы быть экономически успешным, телевидение должно быть независимым и, по большому счету, политически пассивным. Не важно, кто и зачем выкупает эфирное время (мы не рассматриваем ситуации, связанные с нарушением закона), важно, чтобы выкупленное время было вовремя и в полном объеме оплачено.

Но никакой другой бизнес не привлекает столько внимания власти, сколько его привлекает телевидение. Под самыми благовидными предлогами: чтобы не допустить раскола в обществе, не нагнетать обстановку и т. д. и т. п. власть настоятельно «советует» вам, что надо, а что не надо показывать, кому нельзя предоставлять эфирное время, с кем нежелательно сотрудничать… Это очень мешает работать?

– Это просто правила игры, не более того. Представьте себе, что во время хоккейного матча каждый игрок будет прислушиваться к крикам болельщиков, командующих «Налево!», «Направо!», «Бей в угол!». Болельщики ведь уверены, что сверху лучше видно, как складывается ситуация на поле. Их нельзя в этом обвинить и остановить тоже нельзя: люди пришли смотреть зрелище, важной составной частью которого является их вовлеченность в процесс.

Мы тоже производим зрелище. А власть для нас такой же заказчик, как и все остальные, – не больше, но и не меньше. Если мы выигрываем тендер и заключаем договор, то дальше отношения строятся по принципу «Заказчик всегда прав».

Казалось бы: если не нравится наш контент, если мы вызываем неудовольствие, то почему власть приглашает негосударственные каналы к участию в тендерах, а не ограничивается собственными ресурсами? Да потому что они неэффективны! У них низкие рейтинги, небольшая зрительская аудитория. Это простая информационная защита: довести свою позицию до большинства населения можно только через те СМИ, чей рейтинг действительно высок. А такие СМИ, к сожалению для власти, как правило, не бывают послушными.

– Что представляет наибольшую опасность для коммерческого телевидения? Что его может погубить?

– Неоправданные требования. Не важно, с чьей стороны: власти ли, общества. Если зрителю нравится конкретный канал, он не должен требовать, чтобы с него убрали рекламу – потому что вслед за ней уйдут и те программы и фильмы, которые ему так нравились, ведь их надо чем-то оплачивать, а нет рекламы – нет и средств на оплату.

Но главное для нашего бизнеса, как и для всякого другого, это, конечно, профессионализм в каждой отдельной составляющей. Телевизионная компания – это не производство ракет или атомных реакторов. Каждый, у кого есть деньги, может купить телекамеру, арендовать помещение, выйти в эфир. Но вот что будет дальше? Это как оркестр: собираются вместе люди с одними и теми же инструментами – скрипками, альтами, ударными. Но встает за пульт один дирижер – и зал внимает затаив дыхание и каждый музыкант счастлив играть именно здесь; встает другой – и… ничего не происходит. И тогда билеты на второй концерт никогда не будут проданы.

– В таком случае желаю вашей телекомпании всегда оставаться «оркестром», привлекательным и для самых лучших «музыкантов», и для самых благодарных зрителей.

– Спасибо!

Галина ЮРЬЕВА

А в это время…

В Госдуме состоялись парламентские слушания, на которых обсуждалась инициатива Д. А. Медведева по созданию Общественного телевидения. Большинство участников совещания поддержали идею президента, однако председатель комитета Государственной думы по культуре Станислав Говорухин раскритиковал ее. Он напомнил, что Медведев инициировал строительство «Сколкова», хотя в стране уже есть 150 наукоградов. Суть аналогии режиссер объяснил таким образом: «Я много поездил по стране, и никто ни разу не говорил: «Дайте нам общественное телевидение, дайте нам какой-то канал». Все говорили, как правило, одно: «До каких пор телевидение будет калечить души наших детей?» Говорухин признался, что пребывает «в полной панике». По его мнению, вместо того чтобы затевать «дорогостоящее огромное дело», нужно сначала навести порядок на имеющихся каналах. А для этого необходима «государева воля» – «надо один раз пристукнуть кулаком».

Тем временем Дмитрий Медведев, проводивший в тот же день встречу с членами рабочей группы по формированию «открытого правительства», сообщил, что указ по созданию Общественного ТВ «почти подготовлен и скоро будет представлен» ему на подписание.

Куда спешит уходящий?

Хороший знак


Что принесет стране и миру третий президентский срок Владимира Путина? Вернется ли Нижний Новгород к прямым выборам градоначальника? Именно эти темы стали главными для обсуждения нижегородским экспертным сообществом после президентских выборов.

«Выборы завершились, но ответы на основные вопросы развития страны обществом не были получены, – считает социолог Дмитрий Стрелков. – Мы снова получили отложенную ситуацию. Перед выборами звучали эскизные утверждения, что страну ждет новый облик лидера, но конкретных форм реализации озвученных идей до сих пор не получено. Скорее всего, нас ожидает консервативное будущее, хотя я не оценивал бы такой вариант развития событий фатально. Внутреннее и внешнее давление на страну будет возрастать, поэтому, возможно, мы можем рассчитывать если не на прямые волевые усилия власти по изменению ситуации, то на процессы преобразования, которые власть будет проводить вынужденно».

Ощущается в регионе и кризис партии власти. Один из лидеров «Единой России» в Нижегородской области Александр Вайнберг считает причиной всех бед то обстоятельство, что партия власти обросла людьми с карьерными интересами, а причины фальсификаций на выборах видит в желании людей на местах выслужиться перед партийным начальством. Политолог Иван Юдинцев считает, что партия власти на прошедших выборах фактически была отстранена от влияния на процесс голосования. Например, 4 марта во всех районных отделениях «Единой России» в Нижнем Новгороде, как утверждает Юдинцев, на дверях висели замки. Политолог убежден, что в «Единой России» развернулась внутрипартийная борьба с непредсказуемым исходом. На данном этапе «силовики демонстрируют Путину, что они выиграли для него выборы». А что они предъявят стране завтра?

Как известно, в России грядет возврат к прямым губернаторским выборам. У Валерия Шанцева – карт­бланш до августа 2015 года. Что касается территорий области, то ФЗ № 131 « О местном самоуправлении» предполагает две модели управления муниципальными образованиями. Сегодня в Нижегородской области преимущественно ориентируются на двухступенчатую модель управления с избранием глав исполнительной и представительной власти из числа местных депутатов. Исключение составляет лишь Дзержинск, где сохранены прямые выборы мэра, в силу чего город химиков претендует на статус островка демократии в отдельно взятом регионе.

Чего ждать в будущем?

Если следовать логике усиления процессов демократизации в стране, то логично было бы предположить, что в Нижнем Новгороде, возможно, будут возвращены прямые выборы мэра. Об этом же говорит и социология. Так, 55,4% жителей Нижнего Новгорода выступают за необходимость возврата всенародных выборов мэра. Аналогичный опрос был проведен в Дзержинске, где и вовсе 74% респондентов высказались за сохранение всенародных выборов мэра.

«Возврат прямых всенародных выборов мэра восстановит обратную связь между гордумой и горожанами, которая сейчас отсутствует, – заявил политолог Евгений Семенов. – Население потеряло контроль над органами местного самоуправления. Раньше у граждан была возможность отзыва депутатов, чья работа им казалась неэффективной. Однако сейчас все конституционные изменения происходят автономно от общества, обратной связи нет. Приемные депутатов – это фикция, а публичные отчеты о деятельности – форма самопрезентации».

Однако политолог Сергей Кочеров считает, что прямые выборы мэра в Нижнем Новгороде в ближайшее время не вернутся, потому что действительно оппозиционные настроения в областном центре пока еще слабы.

Любопытно, что, по нашей информации, всенародные выборы уже в ближайшее время могут быть отменены и в Дзержинске. Дело в том, что избранный мэр города химиков Виктор Сопин сегодня ведет политическую войну с некоторыми представителями промышленной элиты города, которые имеют серьезное влияние в думе Дзержинска. В связи с этим вполне вероятным представляется сценарий, когда мэр города может быть отрешен от своей должности, если, к примеру, депутаты не утвердят отчеты градоначальника о работе за 2010 и 2011 годы. После чего изменят устав города и отменят прямые выборы главы администрации. Как в действительности будет развиваться ситуация в Нижнем Новгороде и Дзержинске, мы узнаем в ближайшее время.

И вот что интересно. На одном из недавних круглых столов прозвучала информация, что в условиях властных разборок, цветущих в некоторых муниципальных округах Нижегородской области, власть в них берут градообразующие предприятия, которым нужна реальная, а не декларируемая стабильность. Хороший знак, однако!

Сергей АНИСИМОВ


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100