русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 января 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 6 (137) | Крайняя степень оптимизма. Общий интерес частной медицины. |


Крайняя степень оптимизма


18 апреля на заводе «Красное Сормово» состоялось заседание совета ветеранов Нижегородской ассоциации промышленников и предпринимателей. Генеральный директор предприятия Николай Сергеевич Жарков познакомил «капитанов производства в отставке» с сегодняшней жизнью старейшего нижегородского завода.

Главная новость последних месяцев на предприятии – «Красное Сормово» сменило собственника. Как известно, на протяжении длительного времени основным акционером завода являлась структура предпринимателя Кахи Бендукидзе «Объединенные машиностроительные заводы». В последние годы Бендукидзе отошел от активного бизнеса и уехал в Грузию. В то же время 33% акций «Красного Сормова» находилось в руках госструктуры «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК). Как сообщил Н. С. Жарков, 23 декабря прошлого года контроль над заводом установила ОСК, выкупившая контрольный пакет акций. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем, неизвестно. 7 июня на предприятии пройдет собрание акционеров «Красного Сормова», на котором состоятся выборы генерального директора. Николай Сергеевич надеется вновь переизбраться на эту должность.

15.9Kb

В настоящее время «Красное Сормово» является флагманом отечественного судостроения, поскольку большинство российских судостроительных заводов сегодня практически не имеют заказов. В прошлом году на заводе было спущено со стапелей 10 нефтеналивных танкеров. Н. С. Жарков говорит, что нижегородские судостроители могли бы строить больше, однако не все зависит только от возможностей производства. Продукция заводчан разделяется на военную и гражданскую. Если в советское время на предприятии ежегодно строили 12 атомных подводных лодок, то сегодня «Красное Сормово» сдает одну лодку раз в три года.

Предприятие смогло сохраниться как боеспособная единица во многом благодаря тому, что вовремя провело модернизацию устаревшего оборудования. На обновление основных фондов предприятие ежегодно тратит не менее 120 миллионов рублей. На «Красном Сормове» сегодня работают на принципах конвейерного производства, как в автомобилестроении. Этот принцип позволил сократить количество простоев и поднять производительность труда на невиданные доселе высоты. Модернизация производства отражается и на финансовых показателях. Так, если в прошлом году выручка завода составляла 5,4 миллиарда рублей, то в 2012-м планируется получить уже 6,6 миллиарда рублей. Другое дело, что чистая прибыль сормовичей куда скромнее — в текущем году она, например, составит порядка 350 миллионов рублей. Деньги уходят на заработную плату, налоги и прочие накладные расходы. В прошлом году «Красное Сормово» заплатило в бюджеты всех уровней около 800 миллионов рублей. Один только налог на землю ежегодно «съедает» более 60 миллионов рублей. По словам генерального директора, «если бы предприятие не ушло от дорогой электрической и тепловой энергии, поставляемой Сормовской ТЭЦ, мы бы не выжили».

Сегодня рентабельность производства гражданской продукции на заводе доходит до 18%, а военной – до 40%. Согласно концепции развития ОСК «Красное Сормово» в будущем может быть разделено на два предприятия: по военной и гражданской специализации. В то же время новые собственники пока не озаботились поиском заказов для завода. Если на текущий год заказами предприятие обеспечено, то на следующий «Красное Сормово» имеет контракт на постройку только одного корабля, хотя время, чтобы пополнить портфель заказов, пока есть. По словам Н. С. Жаркова, это нужно сделать до августа, потому как «на мелочах мы не проживем».

На предприятии очень гордятся тем, что сумели сохранить собственное металлургическое производство, тогда как многие российские заводы в погоне за рентабельностью ликвидировали свою литейку и теперь вынуждены покупать литье на стороне по не самым низким ценам. По словам Н. С. Жаркова, Каха Бендукидзе в свое время также настаивал на ликвидации всех металлургических цехов на «Красном Сормове», однако заводским управленцам удалось убедить собственника в обратном.

Тем не менее мартеновский и прокатный цехи пришлось закрыть как раз по соображениям экономии, что также дало свою отдачу: на заводе ежегодно сдают металлолома на сумму порядка 50 миллионов рублей. Средняя заработная палата составляет 21 тысячу рублей. Так же как и многие промышленные предприятия региона, завод испытывает дефицит в сварщиках, станочниках, малярах. А вот актуальная тема вступления России в ВТО генерального директора не пугает. «Хуже не будет, потому что хуже некуда»,– отвечает Николай Сергеевич Жарков на вопросы своих коллег о том, чего ждет завод от ВТО. Это и есть крайняя степень оптимизма, когда лиха схвачено столько, что любая очередная его доза уже не в состоянии повлиять на чашу весов.

Василий ШУЙСКИЙ


Общий интерес частной медицины


По инициативе 12 ведущих клиник Нижнего Новгорода в феврале 2012 года создана Ассоциация нижегородских частных медицинских центров. Организаторы предсказуемо утверждают, что главной целью создания ассоциации станет «забота о здоровье нижегородцев», однако истинные цели нового общественного объединения, скорее всего, простираются в области лоббирования бизнес-интересов.

Статистика утверждает, что в крупных российских городах услугами частных медиков пользуется до 40% населения. В Нижнем Новгороде в течение одного месяца в частные медицинские центры обращаются порядка 150 тысяч человек. Еще несколько лет назад речь шла всего-навсего о варианте медицинского обслуживания «без очереди», куда не очень охотно шли специалисты. Сегодня ситуация качественно изменилась. В медицинских центрах появилось современное оборудование и достойная заработная плата у персонала. Частные клиники отличает отсутствие излишней заорганизованности в работе, чем обычно грешат в государственных медучреждениях. Семьдесят процентов выпускников медицинских вузов стремятся попасть на работу в частную медицину, которую население по привычке называет платной.

По словам председателя правления ассоциации Алексея Душкина, бесплатной медицины не существует в принципе. Просто в одном случае за услуги платит сам пациент, в другом – его работодатель или государство. Одной из задач ассоциации как раз и является борьба как за платежеспособного пациента, так и за платежеспособного работодателя. В настоящее время существуют полисы обязательного медицинского страхования (ОМС) и дополнительного медицинского страхования (ДМС). Полисы ОМС по большей части используются в государственных клиниках, тогда как с полисами ДМС, которые гарантируют более разнообразные и качественные медицинские услуги, идут к частникам. Полис ДМС стоит дороже, чем полис ОМС, поэтому приобрести его для своих сотрудников способен далеко не каждый работодатель. Чаще всего на ДМС расщедриваются предприятия крупного бизнеса, руководство которых понимает, что здоровье персонала предприятия – часть общего бизнес-успеха. Другое дело, что полис ОМС – вещь гораздо более массовая, нежели полис ДМС.

Если называть вещи своими именами, в ближайшее время частники намерены перераспределить часть рынка ОМС в свою пользу. И для этого у них есть определенные преимущества перед государственной медициной. Например, по информации Алексея Душкина, если государственные клиники в среднем затрачивают на одного ОМС-пациента 8 тысяч рублей в год, то частные медцентры укладываются в 5–6 тысяч рублей. До поры до времени частников в массовом порядке не подпускали к лакомому ОМС-пирогу. Однако с принятием законов «Об основах охраны здоровья граждан РФ» и «Об обязательном медицинском страховании», где прописаны механизмы участия частных медицинских организаций в системе оказания государственной медицинской помощи через участие в системе ОМС, у государственных и частных медицинских учреждений появились практически равные права и реальная почва для конкуренции за ОМС-пациента.

Хотя не все здесь так гладко, как хотелось бы членам ассоциации. В ряде случаев заложенные в полисе ОМС деньги не покрывают расходов частников на качественные медицинские услуги, такие, например, как обследование на магнитно-резонансном томографе. В тех случаях, когда бюджетных денег не хватает, в теории должны включаться механизмы государственно-частного партнерства, однако конкретно в здравоохранении действие этих механизмов пока не прописано законодательно. Поэтому ассоциация намерена плотно сотрудничать с министерством здравоохранения Нижегородской области, в том числе и для того, чтобы на местном уровне решить проблемы, не решенные федеральным законодательством. Например, частников очень интересует региональный рынок профессиональных медицинских осмотров и поголовной диспансеризации населения, но (цитата) «с учетом нормальных тарифов». Алексей Душкин пытался заверить корреспондента «НДГ» в том, что ассоциация не преследует дополнительных коммерческих выгод. Однако если ОМС-тарифы все-таки поднимутся (а все к этому идет), а частники медленно, но верно завоюют рынок ОМС-страхования, выиграют от этого представители частной медицины, но никак не работодатели, которые будут вынуждены в очередной раз раскошелиться.

Доля частных клиник на рынке медицинских услуг региона составляет, как и в целом по России, порядка 30%. На сегодняшний день в Нижегородской области официально зарегистрировано 1500 организаций, занимающихся оказанием платных медицинских услуг. Однако часть из них не функционирует, а часть представляет собой одно-единственное «кресло стоматолога». В Нижегородской области насчитывается 62 действующих многопрофильных медицинских центра. В ассоциацию вошли 12 ведущих клиник областного центра, которые, судя по всему, и будут диктовать правила игры на местном рынке медицинских услуг.

Деловыми партнерами Ассоциации нижегородских частных медицинских центров являются общественные организации «ОПОРа России» и «Деловая Россия», а также Торгово-промышленная палата Нижегородской области. Но в данном случае не это главное. Ведущие роли в частных медицинских центрах, как правило, играют бывшие чиновники от медицины, преподаватели Нижегородской медицинской академии, бывшие главные врачи государственных больниц и поликлиник. Поэтому лоббировать собственные интересы на уровне областного минздрава этим людям будет гораздо проще, чем кому-либо другому. Например, по словам Алексея Душкина, в ближайшее время для членов ассоциации, возможно, появятся льготы по уплате налога на прибыль, а частники, работающие по упрощенной системе налогообложения, смогут отдавать в бюджет не 15 процентов от собственной прибыли, а всего пять, как это уже практикуется в 12 российских регионах.

Если бы частники из новообразованной ассоциации столь же рьяно боролись с нечистоплотными врачами, раскручивающими пациентов на круглые суммы, никаких вопросов к уважаемым представителям частной медицины вообще бы не возникало. Сопредседатель ассоциации Анатолий Коваленчик вынужден признать, что случаев мздоимства среди частных эскулапов предостаточно. По словам Коваленчика, только в группе компаний, председателем совета директоров которой он является, за последнее время уволено семь врачей, приносивших клинике максимальную прибыль, но не гнушавшихся «выкачивать» деньги из карманов доверчивых клиентов, назначая пациентам необязательные обследования и лекарства с запредельными ценами. Или, например, засилье фармацевтических компаний, продвигающих нужные препараты методом навязчивого обхаживания как государственных, так и частных практикующих врачей. Почему новоявленная ассоциация не ставит своей целью борьбу с фармацевтами, применяющими агрессивный маркетинг?

Пока в медицине, как государственной, так и частной, не будут решены все злободневные вопросы, говорить о мировых стандартах в отечественном здравоохранении не приходится. Хотя отдельно взятый медицинский бизнес членов ассоциации, возможно, очень скоро пойдет в гору.

Сергей АНИСИМОВ


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100