русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 23 июня 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 11 (142) | Растущая роль рубильника. Ярмарка и мечты. |


Растущая роль рубильника


Ужесточаются правила на розничном рынке электроэнергии. Постановление правительства РФ № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии», похоже, станет для предприятий и организаций очередной проверкой на прочность.
Главное в документе – ужесточение законодательства в части установки и эксплуатации приборов учета. Например, безучетное потребление электроэнергии отныне будет являться основанием для ограничения или полного отключения электроснабжения проштрафившегося потребителя. Поставщики электроэнергии получили право «браться за рубильник» в случае, если потребитель не оплатил авансовые платежи, а также не внес деньги за превышение величины максимальной мощности (ВММ), указанной в договоре с электроснабжающей организацией. Потребитель, который участвует в графиках аварийного ограничения и отключения, теперь несет ответственность за состояние противоаварийной автоматики и средств релейной защиты и при ненадлежащем содержании этих систем также может быть отключен от энергоснабжения. Таковы многочисленные «минусы» правительственного постановления для потребителей электрической энергии. «Плюсов» значительно меньше. Например, опломбировка и введение в эксплуатацию приборов учета теперь является бесплатной для потребителя услугой. Собственно, других очевидно положительных моментов для потребителей в озвученном документе, кажется, нет.
Законодатели преследуют прозрачную цель: мотивировать потребителей производить расчеты согласно приборам учета. В выигрыше от нового порядка расчетов оказываются предприятия малого бизнеса, поскольку отныне существенно снижается цена электрических мощностей для этой категории потребителей. Так, в июне 2012 года средний показатель ЧЧИ (число часов использования мощности) для нижегородского малого бизнеса составил более 8 тысяч, что в 8 раз больше, чем, скажем, четыре года назад, когда начался экономический кризис. (Как известно, чем больше ЧЧИ, тем меньше тариф.) Существуют и другие нововведения. «У одноставочных потребителей (представителей малого и среднего бизнеса) появилась возможность выбора тарифа, – сообщил на семинаре в НАПП заместитель генерального директора ОАО «Нижегородская сбытовая компания» Евгений Водопьянов. – В частности, теперь можно отдать предпочтение одноставочному или двухставочному тарифу, причем по отдельности на покупку электроэнергии и на ее транспортировку. Кроме того, для малого бизнеса остались преференции нахождения в первой категории потребителей электроэнергии».
Другое существенное нововведение – обязательное включение величины максимальной мощности в договор электроснабжения. Этот показатель действует для потребителей, которые по тем или иным причинам не установили у себя приборы учета, поэтому теперь, как считают законодатели, должны в прямом смысле слова расплачиваться за свою недальновидность. Кто и как должен рассчитывать величину максимальной мощности? Для потребителя выгоднее самому рассчитать максимальную мощность потребления и внести ее в существующий договор электроснабжения.
Постановлением введен новый термин – величина резервируемой мощности, которая получается вычитанием из ВММ фактически потребляемой мощности. С июля 2012 года этот показатель появился в счетах потребителей, имеющих показатель ВММ свыше 670 киловатт в месяц. Пока величина резервируемой мощности не подлежит оплате, однако уже в ближайшее время оплата за резервируемую мощность может стать явлением действительности.
Сергей Анисимов

Ярмарка и мечты


22 августа на территории ЗАО «Нижегородская ярмарка» прошло выездное заседание комитета Законодательного собрания Нижегородской области по экономике, промышленности и поддержке предпринимательства.

Ни для кого не секрет, что в последние годы Нижегородская ярмарка по разным причинам теряет высокий статус главной выставочной витрины региона. Генеральный директор ВЗАО «Нижегородская ярмарка» Валерий Барулин не отрицает данного факта, но находит веские, на его взгляд, доводы, объясняющие причину застойных явлений в развитии выставочного комплекса. Причина, как полагает В. Барулин, одна. В 1995 году тогдашние областные власти оформили Ярмарку как ответчика по кредиту Инкомбанка на сумму 3,5 миллиона долларов. После дефолта в 1998 году Инкомбанк приказал долго жить, однако злополучный кредит, как выражается Валерий Барулин, «завис». В итоге в 2002 году, когда гендиректором Ярмарки стал Валерий Барулин, на ней уже «висел» 21 миллион долларов долга. Почему за семь лет долг вырос на столь значительную сумму, неясно до сих пор. Злополучный кредит вкупе с другими прегрешениями предыдущего руководства выставочным комплексом стоили в итоге должности прежнему гендиректору «Нижегородской ярмарки» Владимиру Бессарабу. Десять лет назад была проведена аудиторская проверка финансово-хозяйственной деятельности Нижегородской ярмарки, после которой областная администрация обнародовала информацию о выводе активов ВЗАО «Нижегородская ярмарка» в дочерние фирмы. Тогдашний вице-губернатор Юрий Сентюрин признавал, что кроме всего прочего не существует четкой концепции развития Ярмарки, а есть только набор прописных истин о том, что «регион должен стать одним из крупнейших выставочных центров Европы».

57.6Kb

Не существует такой концепции и поныне. По большому счету за 10 минувших лет ничего не изменилось, если не стало хуже. Валерий Барулин считает причиной всех бед Ярмарки тот самый кредит, тему с которым, по его словам, удалось окончательно закрыть только в прошлом году. По версии генерального директора «Нижегородской ярмарки», выставочный комплекс все последние годы не развивался потому, что не мог разделаться с долгом и получить возможность брать новые кредиты. Сегодня у акционеров ярмарки якобы развязаны руки для развития выставочного комплекса.

В ближайших планах – строительство конгрессно-выставочного бизнес-центра, инвестиции в который составят не менее 20 миллионов долларов. (Кстати, шесть лет назад Валерий Барулин в интервью автору этих строк уверял, что строительство бизнес-центра начется в 2007 году.) Особая гордость гендиректора в проекте – зрительный зал бизнес-центра вместимостью 3000 человек. «Такого большого зала нет ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге», – уверяет Валерий Барулин. Впрочем, тут же оговаривается: «Кремлевский концертный зал в столице вмещает 6000 человек, но это немножко другое. Благодаря бизнес-центру мы сможем проводить мероприятия мирового уровня». Строительство новых площадей планируется начать в первом квартале будущего года.

Площадь нового бизнес-центра составит 12 000 квадратных метров. Такова и нынешняя площадь всех выставочных павильонов Нижегородской ярмарки. Однако в итоге общая площадь выставочного комплекса не удвоится, потому что будут снесены павильоны, которые еще в 1996 году были построены как временные. В результате Нижегородская ярмарка будет иметь 18 000 квадратных метров выставочных площадей. Как они будут использоваться – непонятно. Может быть, задумано сделать на месте Ярмарки большой торговый центр (о чем в свое время мечтал Борис Немцов, будучи нижегородским губернатором), отодвинув не очень прибыльную для нижегородцев выставочную деятельность на задний план?

Валерий Барулин с гордостью сообщил, что за последние десять лет Ярмарка не взяла ни одного кредита и не получила ни копейки бюджетных денег на поддержание инфраструктуры от главных акционеров – администраций области и Нижнего Новгорода. Уменьшение популярности Нижегородской ярмарки среди VIP и рядовых экспонентов гендиректор объясняет сменой конъюнктуры: «Ни один потенциальный участник не заплатит сегодня деньги только за экзотику приехать в Нижний Новгород, как это было в 90-е годы, – сейчас платят деньги за расширение деловых контактов». После этой фразы Валерий Барулин раскрыл страшную тайну – ни один серьезный контракт на Нижегородской ярмарке не заключается! Выходит, руководство ярмарки не один десяток лет, мягко выражаясь, вводило общественность в заблуждение, официально сообщая о многомиллионных суммах сделок, заключенных в ходе проведения выставок?

Валерий Барулин пытался доказать право на жизнь выставочного центра, приведя довольно затасканный аргумент, что один рубль, заплаченный экспонентом за участие в выставочных мероприятиях, приносит экономике региона 5–7 рублей, которые гости оставляют в магазинах и гостиницах Нижнего Новгорода. Данные расчеты сделаны международными экспертами для экономически развитых стран, куда Россия если и входит, то с большой долей условности. А вот факт прекращения с этого года деятельности главного ярмарочного форума прежних лет «Россия единая» говорит сам за себя. Нет секрета и в том, что форумы атомщиков, вроде бы формально придавшие некую динамику Ярмарке в последние годы, на самом деле организованы НИАЭП, за высокий статус и растущий авторитет которого зацепились выставочники, лишь предоставляя в аренду площади.

Зачем Ярмарке дополнительно 6000 квадратных метров площадей, если в большинстве случаев существующие метры остаются невостребованными? И не свидетельствует ли устойчивое снижение активности Ярмарки о неэффективном менеджменте? Мы уже писали о том, что наша редакция сотрудничает практически со всеми российскими выставочными комплексами, и потому мы можем определенно говорить о том, что нигде нет такого застоя, как на Нижегородской ярмарке. Более того, активно развиваются выставочные центры даже в тех регионах, где нет и не было даже малой толики той истории и тех традиций, которыми славилась Нижегородская ярмарка.

Почему Нижегородская ярмарка и наш выставочный бизнес хиреют? На этот и другие неудобные вопросы депутатов Владимир Барулин не смог дать внятного ответа, продолжая ссылаться на упомянутый «мошеннический долг» и отсутствие бюджетного финансирования. Депутат Дмитрий Краснов задался риторическим вопросом: почему никто не ответил за старый долг? Депутат Николай Пугин, посетовав на плохое финансовое наследство, доставшееся нынешнему руководству Нижегородской ярмарки, добавил, что «сегодня говорить об этом не надо». Может быть, депутаты и нынешний ярмарочный менеджмент не хотят тревожить тень бывшего нижегородского губернатора Бориса Немцова, при непосредственном участии которого на Ярмарку «повесили» тот самый долг?

…В конце обсуждения депутат Владимир Буланов поинтересовался, почему на выставочные мероприятия перестали ездить знаменитости мирового уровня вроде Тура Хейердала. «Тур Хейердал умер», – последовал невозмутимый ответ Валерия Барулина.

И это правда. Но правда и в том, что подавляющее большинство промышленников региона сегодня скажут, что наша Ярмарка тоже скончалась. И руководители предприятий приведут массу убедительных аргументов в подтверждение этого. На выставках, собираемых Ярмаркой, скукота и давно уже нет ничего такого, что заставило бы руководителя предприятия сесть в машину и поехать на выставку. Промышленники давно обогнали Нижегородскую ярмарку и в поисках новаций, и в маркетинговых стратегиях и продвижении продукции, и в налаживании контактов и поиске партнеров в профессиональной среде. Нижегородская ярмарка давно перестала быть полигоном передовых идей (как было ранее, когда Ярмарка привозила и демонстрировала нам лучшие мировые технологии), потеряв тем самым нижегородскую промышленную аудиторию. А показать себя наши промышленники охотнее поедут в растущие Казань, Пермь или Астану, чем на Нижегородскую ярмарку, где за крашеным забором добрый десяток лет покоятся бетонные надолбы, оставшиеся от мечты той поры, когда Тур Хейердал был еще жив.

Сергей Анисимов


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100