русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 22 октября 2018 г. понедельник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская днловая газета" № 12 (143) | Власть третейская. Кто определяет цену рубля? |


Власть третейская

88.7Kb
Минувшим летом в Нижегородской области был создан первый строительный третейский суд. В чем преимущества и недостатки третейского варианта судопроизводства? В соответствии с федеральным законом «О третейских судах» эти суды разрешают гражданско-правовые споры наравне с государственными судами и принимают равнозначные им решения. Третейский суд не входит в общую судебную систему, а является ее альтернативой. Возможно, вышеназванное обстоятельство пугает потенциальных истцов от обращения в третейский суд, поэтому объемы рассматриваемых в третейских судах споров сегодня несопоставимы с объемами судопроизводства в гражданских и арбитражных судах. Так, например, третейский суд при Торгово-промышленной палате Нижегородской области, который является старейшим третейским судом региона (работает с 1996 года), в прошлом году рассмотрел всего 200 дел. «Это ничтожно мало по сравнению с судами общей юрисдикции, – признает председатель третейского суда при ТПП Светлана Хахалева. – С другой стороны, мы не звено судебной системы, а альтернативный способ разрешения споров, у которого есть свои преимущества». К числу преимуществ относится право сторон участвовать в формировании состава третейских судей, более низкие судебные расходы, ускорение процедуры рассмотрения спора (не более 20 дней со дня образования состава суда). Третейский суд – конфиденциальный способ разрешения споров, тогда как разбирательство в государственных судах, как известно, ведется публично. В то же время многих смущает невозможность обжаловать решения третейского суда, а также прописанный в законе добровольный порядок исполнения судебных решений. Какой же проигравший ответчик станет исполнять добровольно решение суда, присудившего, например, в срочном порядке отдать определенную сумму денег контрагенту? Для суровой российской действительности введены специальные дополнения к общепринятым на Западе третейским нормам – если ответчик отказывается добровольно исполнять решение третейского суда, бумага из третейского суда направляется в арбитражный или гражданский суд, где оформляется исполнительный лист. Однако чаще всего третейский суд заканчивается оформлением мировых соглашений. По словам Светланы Хахалевой, за 16 лет работы третейского суда при ТПП Нижегородской области зафиксирован единственный отказ суда общей юрисдикции оформлять исполнительное производство на решение третейского суда. «Третейские суды ничего общего с судами не имеют, а компетенция третейского суда основывается лишь на соглашении сторон, – утверждают скептики. К отрицательным моментам можно отнести и отсутствие у третейских судей или организаций, при которых действуют третейские суды, какой-либо специальной ответственности за заведомо неправильное или ошибочное решение – только в общем порядке в соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса России».

В ответ таким скептикам в качестве свидетельства роста авторитета третейского суда Светлана Хахалева говорит об увеличении обращений в третейский суд физических лиц, одно из которых дает другому в долг, закрепляет факт кредитования нотариально и прописывает третейскую оговорку в случае невозврата долга. «По одному из последних дел, рассматриваемых в нашем суде, Борский городской суд выдал исполнительный лист, даже не запрашивая самого дела», – отвечает на доводы скептиков Светлана Хахалева.


Однако на сегодняшний день количество третейских судов в Нижегородской области можно пересчитать по пальцам. Чаще всего такие суды базируются при различных некоммерческих организациях и определяющей роли в судебной практике региона, как уже было сказано, не играют. Четыре года назад в стране и в мире грянул экономический кризис, прямым следствием которого явилось резкое увеличение количества судебных споров между хозяйствующими субъектами. Суды общей юрисдикции, которые и до начала кризиса не отличались особой оперативностью, буквально утонули в бумажном море исковых заявлений. Особую остроту вопрос приобрел в строительной отрасли, где с невыполнением договорных обязательств двух-трехлетней давности не разберутся до сих пор. Решение властей создать в регионе специальный строительный третейский суд как раз и направлено, как заявляют в правительстве, на оперативное разруливание ситуации между заказчиками, подрядчиками и субподрядчиками. По словам министра строительства Нижегородской области Владимира Челомина, «результатом создания строительного третейского суда станет не только оперативное, но и более справедливое рассмотрение всех вопросов, поскольку сейчас по решениям арбитражного суда поступает большое количество кассационных жалоб». Власть не устраивает, что государственные суды судят медленно и «не очень справедливо». Вместе с тем в регионе насчитывается немалое количество объектов незавершенного строительства, которые в прямом и в переносном смысле мозолят глаза чиновникам. Однако кардинально изменить положение не получается даже у представителей власти. В этой ситуации, утверждают власти, третейский суд призван стать эффективным инструментом быстрого и справедливого разрешения экономических споров. Инициатор создания профильного третейского суда при автономной некоммерческой организации «Центр разрешения споров в строительстве» президент СРО «Объединение нижегородских строителей» Дмитрий Кузин одним из преимуществ процедуры делопроизводства третейского суда считает право участников споров выбирать судью для своего процесса. Как известно, человеческий фактор играет не последнюю роль в российских (да и не только российских) судах, поэтому выбор судьи, устраивающего всех, явный шаг вперед. Преимущества третейского суда нижегородские строители поняли еще три года назад в разгар кризиса, когда некоторые саморегулируемые организации региона объявили о создании третейских судов «для внутреннего пользования» только для членов этих СРО. Судя по всему, властям не очень понравилось такое «творчество масс», хоть и не противоречащее закону, но явно исключавшее из процесса принятия решений так называемую административную составляющую. «Не много ли прав взяли себе строители? Мало им ослабления контроля в виде саморегулируемых организаций, так им еще и третейские суды «для междусобойчиков» подавай!» Так или нет рассуждали чиновники, нам доподлинно неизвестно, но логика последующего развития действий подтверждает наши предположения. «Мы распространили действие третейского суда на все строительные организации Нижегородской области, независимо от того, членами какой СРО они являются», – говорит Дмитрий Кузин. Пойдут ли в этот третейский суд строители? И как заставить их судиться там, где хочет власть? Все очень просто – министерство строительства региона и администрация Нижнего Новгорода приняли решение включать в государственные и муниципальные контракты «третейскую оговорку», согласно которой споры по указанным контрактам должны разрешаться в строительном третейском суде при нижегородской автономной некоммерческой организации «Центр разрешения споров в строительстве». Но сможет ли третейский суд с кремлевским оттенком помочь городу быстрее избавиться от пустых черных глазниц заброшенных строек? Сергей Анисимов

Кто определяет цену рубля?


Главное управление Банка России по Нижегородской области подвело итоги развития регионального банковского сектора в течение последнего года. Банкиры отмечают, что существует определенная напряженность во внешнем и внутреннем фондировании, поэтому банки вынуждены осуществлять определенные действия для того, чтобы пополнить свою ресурсную базу. Один из главных источников пополнения ресурсов – физические лица. За календарный год объемы вкладов физлиц в нижегородских банках составили 326 миллиардов рублей, увеличившись за год на 20 процентов. Однако, по словам начальника отдела экономического анализа и мониторинга главного управления Банка России по Нижегородской области Михаила Белова, кредитование физических лиц в 2012 году также растет, причем опережая кредитование юридических лиц. Такая тенденция характерна и для региона, и для всей России. Банк России ежедекадно опрашивает крупнейшие кредитные организации и, в частности, оценивает уровень процентных ставок. Средневзвешенная ставка составляет 10,53 процента годовых. Тем, кто превышает этот уровень на полтора процента, Банк России рекомендует скорректировать свою процентную политику в привлечении средств населения. Потому что если банк декларирует высокие проценты по вкладам, это отражается на конечной цене кредитов и может привести к нестабильности. В этом году Банк России увеличил в два раза количество выдаваемых кредитным организациям заемных средств. Однако полученные банками средства никак не повлияли на объем кредитования промышленности. Недавно на совещании в Нижегородском кремле губернатор Валерий Шанцев заявил о том, что «предприятия сегодня не берут кредиты не потому что они им не нужны, а потому что в связи с вступлением России в ВТО банки повышают процентные ставки, вводят новые условия, требуют, чтобы залог уже не на 20% превышал объем кредита, а на все 60%. Это говорит о том, что банки страхуются. Значит, пора вмешаться региональному правительству. Как и в непростые кризисные времена, мы должны продвигать банки к предприятиям, а предприятия – к банкам». – Банки действительно страхуются? – с таким вопросом мы обратились к Михаилу Белову. – Темпы кредитования юридических лиц действительно сокращаются. Вступление России в ВТО и общая нестабильность на европейских финансовых рынках, конечно, повлияли на развитие ситуации. Банки только недавно прошли через 2008 год, поэтому их стратегия определяется полученными уроками – они стараются себя не закредитовывать. Это разумная с точки зрения и Банка России, и общей экономической логики политика. Ваше утверждение с какой-то точки зрения соответствует действительности. – Но если сравнивать с прошлым годом, то такие крупные структуры, как Сбербанк, ВТБ, Уралсиб, Эллипс-банк, снизили объемы налоговых платежей в регионе. Как утверждают чиновники областного правительства, их работа стала менее прибыльной. И это при том, что темпы роста активов зашкаливают за 30%. Почему так происходит? – Рост вкладов населения в банки – это пассивы. Сейчас с крупнейшими банками, работающими на нижегородской земле, идут серьезные переговоры. Конкретных цифр я озвучить не готов. Прибыль нижегородского банковского сектора за семь месяцев текущего года выросла по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в полтора раза. Но налог на прибыль – это еще не все налоги, которые платят кредитные организации. В ближайшее время этот вопрос прояснится и будет доведен до сведения общественности. Причины этого явления и информация по конкретным банкам в данный момент уточняются. – Членство в ВТО предполагает обязательное участие блокирующих и контрольных пакетов для иностранных банков. Есть предположения, что в результате это приведет к снижению процентных ставок по кредитам как для юридических, так и для физических лиц. Как утверждают некоторые эксперты, этого обстоятельства очень боятся российские банки. Так ли это? – Я думаю, что ситуация изменится не сильно. До вступления в ВТО на территории России действовали дочерние банки иностранных кредитных организаций. Ни для кого не является секретом, что многие дочерние организации поддерживают свои материнские структуры, зарабатывая для них деньги. Позиция финансовых властей страны сводится к тому, что открытие филиалов иностранных банков, которые были бы неподотчетны Банку России, нецелесообразно. Поэтому говорить о том, что к нам приходят иностранные банки, можно с определенной натяжкой. Я не думаю, что в ближайшее время нам стоит ждать в массовом порядке полноценных филиалов иностранных кредитных организаций. А директор нижегородского регионального центра банка «Хоум кредит» Алексей Симкин и вовсе оценивает работу иностранных банков в России как бесперспективную: «На сегодняшний день крупнейшие российские банки настолько нарастили финансовую мощь, что некоторые дочки иностранных банков начинают из России просто уходить, потому что конкурировать со Сбербанком и ВТБ у них не очень получается. Государственные банки имеют возможность получать средства по более дешевым ценам. Иностранные банки либо ушли, либо сконцентрировались на одном сегменте рынка – розничном кредитовании или кредитовании малого бизнеса». Если говорить о росте стоимости кредитов для отечественных промышленников, в причинах которого намерен разобраться Банк России, то возможно, что у этого явления исключительно российская прописка. Вот мнение заместителя регионального директора Приволжского филиала Росбанка Андрея Малышева о стоимости кредитов для предприятий: «Мы все основные кредиты выдаем в рублях. Соответственно фондируемся мы тоже в рублях, в том числе и через инструменты, предлагаемые Центробанком. Стоимость рублевого кредита от вступления страны в ВТО не может снизиться, потому что в Европе нет российских денег. Цена рублей определяется в России». Так кто определяет цену рубля? И это большой вопрос, недаром за то, чтобы Банк России, независимый ныне от нас с вами, вернуть в подчинение государству, во властных кабинетах развернулась активная борьба.

Сергей Анисимов

А в это время… На Нижегородской ярмарке начал работу 13-й Всероссийский банковский форум, главной темой которого стало обсуждение роли банков в экономическом развитии регионов России. «Такое значение теме придается потому, что в современных условиях центры тяжести стимулирования деловой активности должен быть перенесен в регионы. По нашим данным, только 13 регионов из 83 являются самодостаточными с точки зрения формирования бюджета, остальные – дотационные. Разрыв по валовому продукту на душу населения между регионами составляет 89 раз. Это ненормальное положение. Но есть и вторая проблема – невозможно развивать регионы без поддержки центра, но налоговая схема построена так, что регионы отдают средства, а потом идут «с шапкой наверх» и просят поддержки. Эту тему давно обсуждают, и я думаю, лед должен тронуться «, - заявил вице-президент ассоциации российских банков Анатолий Милюков. Он также отметил, что доля банковских кредитов бизнесу составляет около17%, в то время как в Европе она на уровне 70%. «Мне кажется, что такое положение с низкой ролью банковских кредитов не может побуждать регионы работать более активно», – отметил Анатолий Милюков. Дождемся ли ледохода по банковскому руслу?

 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100