русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 20 января 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская днловая газета" № 12 (143) | Заводам нужны дейсвия. |


Заводам нужны действия


Нашим читателям представлять В. В. Клочая не нужно. Он человек известный, в свое время трудился генеральным директором и Ульяновского автомобильного, и Заволжского моторного заводов. Поработав вице-губернатором Нижегородской области, Виктор Владимирович в последние несколько лет снова занялся производством и в настоящее время является председателем совета директоров кулебакского Русполимета и генеральным директором ЗАО «Автокомпозит» (бывший выксунский завод Дробмаш. На днях В. В. Клочай собрал пресс-конференцию и рассказал о ситуации на предприятиях.

43.2Kb

– В этом году бывший завод Дробмаш закончит год с объемом выручки примерно в один миллиард рублей. Изначально планировалась прибыль на уровне 1,3 миллиарда рублей, то есть с поставленной задачей мы не справились. Относимся к этому философски, считаем, что, может быть, планка была изначально высоко поставлена. Многое не удалось сделать по причине человеческого фактора – рынок труда в Выксе очень сложный. Кадры, подготовленные в городе, получают очень высокие зарплаты, а комплектовать персонал людьми с улицы – неправильно. Сейчас на предприятии работает примерно тысяча человек. В течение года шла сумасшедшая фильтрация персонала, повышались критерии его оценки при приеме на работу. К сожалению, приходится принимать жесткие меры по укреплению дисциплины. На производстве зафиксированы случаи прямого вредительства. До нас доходит информация, что имеют место происки компаний-конкурентов, которые не хотят, чтобы Дробмаш работал, например, в сегменте железнодорожного литья. Но есть и внутренняя, опять же кадровая проблема. 13 сентября служба безопасности доложила о том, что выявлены злоупотребления со стороны отдельных работников уровня топ-менеджмента, которые заводу заявляли, что рыночная цена на конкретные изделия не очень высокая, хотя они продавали эти изделия по ценам в 300 процентов от заявленной. Мы этот случай просто так, «на тормозах», не спустим. Дело в том, что часть денег, на которые развивается завод, была заемной, за эти средства поручалось в том числе и областное правительство, поэтому мы относимся к этому случаю как к воровству государственных средств со всеми вытекающими последствиями. Я лично отношу этот случай к разряду мародерства.

– Известно, что большинство нижегородских промышленных предприятий на сегодняшний день закрыли собственные металлургические производства как нерентабельные, в то время как руководство Русполимета в 2010 году заявило о строительстве нового электрометаллургического производства. Насколько оправдала себя идея?

– Во-первых, предприятие предприятию рознь. Одно дело судостроительный завод, на котором закрылось металлургическое производство из-за нерентабельности, другое дело – металлургические предприятия,имеющие определенную специализацию. У Русполимета как раз есть компетенции литейного дела. Кроме того, наш ближайший сосед – Выксунский металлургический завод является потребителем разного рода поддонов и решет, которые было бы глупо вести с Африки и даже Украины. Во-вторых, мы понимали, что имеем гарантированный объем заказа под стальное литье, которое идет на дробильно-сортировочную часть. Далее, по мере развития машиностроительного сегмента у нас растет потребление собственного литья. Думаю, что в следующем году с учетом запасных частей мы выйдем на объем 250 тонн в месяц, или 3 тысяч тонн в год. Несмотря на то что сегодня бум по вагоностроению вроде как проходит, готовится новая программа по утилизации старых вагонов, выработавших свой ресурс (по аналогии с автопромом). Кроме того, сегодня у нас в металлургии есть много позиций, которые нужно локализовывать в России. Например, добрая половина номенклатуры насосов, которые используются в атомном машиностроении, сегодня импортируется с Украины, из Чехии и других стран. Производители задвижек большой запорной арматуры также очень много сегодня импортируют комплектующих. Недавно мы встречались с представителями машиностроительного дивизиона Челябинского трубного завода, у которого есть свой завод в Чехии. Тем не менее они хотят заменить дорогое европейское литье на более дешевое российское и получать поковки с Русполимета. Начиная развивать производство, мы видели все эти сегменты рынка и понимали, что ими нужно заниматься. Думаю, что в этом году мы уже начнем поставки корпусов на Европу.

Русполимет, ЗАО «Автокомпозит« и ОАО «НПК «Уралвагонзавод» в апреле 2012 года подписали соглашение о сотрудничестве. В его рамках будет организовано новое производство стального и чугунного литья мощностью 60 тысяч тонн в год на площадке Автокомпозита. Соглашение также предполагает участие УВЗ совместно с Русполиметом в производстве дробильно-сортировочного оборудования под марками Дробмаш и Дробмаш-Posch. Расскажите об этих контрактах?

– Уралвагонзавод – структура очень большая, как завод он даже занесен в Книгу рекордов Гиннеса в качестве самого большого завода в мире. Сегодня у Уралвагонзавода большая инвестиционная программа, поэтому пока они выступают только как наши клиенты, а не полноценные партнеры. Но мы понимаем, что поддержать нас таким образом – это тоже хорошо. Решение действовать более серьезно зависит от целого ряда факторов. Перед Уралвагонзаводом сегодня российским правительством поставлены серьезные задачи по техническому перевооружению Российской армии. Они изучают ситуацию, выясняют, где мы можем быть им полезными, где наши интересы совпадают. В первую очередь эти интересы совпадают по стальному литью. Некоторые вещи уже в проработке, но пока говорить об этом рано. На территории Дробмаша у нас есть первый корпус, который идеально подходит под литейное производство серийной номенклатуры. По-другому это называется массовое производство, которое дает эффект, гарантирует качество и хорошую себестоимость. Предполагается, что там будут установлены две линии – одна линия стального литья, это в чистом виде номенклатура Уралвагонзавода. Вторая линия – линия чугунного литья, которое может потреблять как Уралвагонзавод, так и автопром. Сейчас мы изучаем вариант привлечения инвестиций в этот проект. Возможно, Уралвагонзавод станет держателем акций ЗАО «Автокомпозит». Я считаю, что когда партнер одновременно является акционером, это лучше, чем просто договор о сотрудничестве, тем более что речь идет о государственной компании. В соглашении такая возможность оговорена, но никто никого ни к чему не понуждает.

– Насколько известно, Русполимет занимает почти 85% российского рынка кольцевых заготовок для авиадвигателей. Недавно было заявлено о создании в Нижегородской области авиастроительного кластера. Насколько интересна Вам концепция кластера, как Вы себе ее представляете и какие предприятии могли бы войти в этот кластер?

– Нам не просто интересна эта идея – я являюсь заместителем председателя рабочей группы РСПП, которая создана по оборонной, и в частности авиационной, тематике. Я считаю, что для России возрождение авиационной промышленности – сверхактуальный вопрос. Авиационная промышленность – это та отрасль, которая может и должна стать суперлокомотивом для продвижения всех инновационных сегментов промышленности. Если мы теряем эту отрасль или формулируем ее в каком-то куцем виде – это нонсенс. Мы огромная страна, поэтому наличие региональной малой авиации – это геополитический вопрос. Мы еще не потеряли все свои позиции и начинаем заниматься авиастроением не с пустого места. У нас сохранились могучие конструкторские школы, хотя сегодня многие КБ пришли к тому, что зарабатывают деньги только за счет предоставления эксплуатационных сертификатов. Но это, как вы понимаете, не развивает авиацию.

– Есть ли какие-то особенности в состоянии авиационной промышленности в Приволжском федеральном округе?

– Приволжский федеральный округ является самым представительным в стране с точки зрения авиапромышленности как гражданского, так и военного назначения. Полномочный представитель президента РФ в ПФО сегодня активно занимается темой развития авиапромышленности в округе – это очень правильный подход. Но сегодня нужны реализаторы этой идеи, нужны реальные действия. Что касается места на рынке, то Рус-полимет действительно занимает львиную долю российского рынка кольцевых заготовок для авиадвигателей, но 85% – это преувеличение. Думаю, что эта цифра появилась без учета того факта, что многие моторные заводы сами делают кольца. Но мы, что называется, в процессе и будем в силу возможностей участвовать и в создании авиационного кластера в Нижнем Новгороде.

– Обсуждается ли возможность сотрудничества ваших структур со структурами Роснано?

– После визита Анатолия Борисовича Чубайса на наше предприятие я был у него. Мы договорились о реализации проекта гранул и порошка. Причем это не только порошки для авиации, речь также идет о порошках на основе железных жаропрочных сплавов. В августе мы представили в Роснано свой бизнес-план, по которому сделано некоторое количество замечаний. Сейчас мы взяли бизнес-план на доработку. Надеюсь, что до конца сентября все замечания будут устранены и проект будет вынесен на рассмотрение инвестиционного совета Роснано. Как только положительное решение будет принято, мы приступим к реализации проекта, который оценивается в сумму порядка двух миллиардов рублей.

– Эксперты говорят, что безусловным плюсом от вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию явится то, что в Россию могут начаться поставки дешевых металлов из-за рубежа для предприятий машиностроения и металлообработки. А что приобретут или потеряют ваши структуры от вступления страны в ВТО?

– Основными лоббистами вхождения России в ВТО были замечательные наши «большие металлурги», но, пока они боролись за ВТО, преимущества российских металлургов потихонечку ушли. За то время, пока они боролись, тарифы на газ и электроэнергию выросли в два-три раза. Так что мы пока не знаем, как отразится на нас вхождение страны в ВТО. Думаю, что по определенным местам нас точно ударит, но многое здесь будет зависеть от позиции российского правительства, от временных мер защиты российского производителя, которые прописаны и должны исполняться. Но проще точно не будет. Пока никакого преимущества для нас я не вижу. Конечно, были приняты некоторые правильные решения по продукции, которая в России не производится, – в отношении такой продукции отменены или снижены до минимума таможенные пошлины. Когда я работал в автопроме, очень много говорили о повышении ввозных таможенных пошлин в России до 25–35 процентов. А в это время в Китае, который уже был членом ВТО, ввозная пошлина была на уровне 135 процентов! При таких пошлинах вообще нет смысла везти туда автомобили для продажи. Поэтому в Китае сегодня в автопроме перепроизводство, а у нас – самый высокий рост производства автомобилей в Европе.

Сергей Анисимов


 
Быстро и качественно снимать квартиру посуточно в Одессе - на сайте oneday

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100