русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 20 января 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 13-14 (144-145) | "Банковский рынок находится в напряжении". Кластер в противовес ВТО |


Михаил Задорнов:

«Банковский рынок находится в напряжении»


Председатель правления банка ВТБ24 Михаил Задорнов известен стране как влиятельный экономист довольно давно. Достаточно сказать, что в самом начале девяностых годов

21.7Kb


М. М. Задорнов был членом государственной комиссии по экономической реформе Совета министров РСФСР, затем одним из авторов программы «500 дней» и министром финансов России. На днях ВТБ24 и правительство Нижегородской области подписали соглашение о сотрудничестве.

– Михаил Михайлович, одно из направлений развития Вашего банка – кредитование населения. Нет ли у Вас опасения, что люди наберут кредитов, а потом, как четыре года назад, грянет очередной кризис, который ударит и по банкам, и по их клиентам?

– Глядя на Европу, мы ждем кризиса, а он все не наступает и не наступает. Розничный банковский рынок не испытывает пока (я постучу по дереву) никаких предвестников и сигналов кризиса, у нас нет замедления темпов роста и падения спроса на банковские продукты. В прошлом году прирост розничного кредитования в России составил 36 процентов, а в этом по состоянию на 1 сентября – на 43 процента. Столь быстрые темпы роста пугают специалистов, в том числе и руководителей Банка России. В то же время, если говорить о насыщении рынка, мы еще очень далеки от этого. Отношение среднего объема внутреннего кредитования к внутреннему валовому продукту страны на уровне 10 процентов. Мы сильно отстаем по этому показателю от таких же развивающихся рынков, как Бразилия и Турция, где соотношение розничных кредитов к ВВП достигает 20 процентов, поэтому России еще есть куда расти.

– Вы подписали соглашение о сотрудничестве между ВТБ24 и правительством Нижегородской области по ключевым направлениям развития экономики региона. В чем интерес областных властей к Вашему банку и как Вы могли бы этот интерес удовлетворить?

– Интерес администрации состоит в том, чтобы банки предоставляли нижегородским предприятиям длинные кредиты, не на один-два года, а на три, пять, может быть, даже семь лет. В нашей линейке продуктов для малого и среднего бизнеса такие кредиты есть по вполне разумным ставкам, о чем я и говорил губернатору. В том случае, если предприятие может предоставить нормальные залоги, проработанные проекты и если мы понимаем бизнес-модель этого малого или среднего предприятия, то никаких проблем с кредитами не возникнет. Причем это могут быть предприятия совершенно разных отраслей экономики – от строительства до сдачи в аренду помещений.

– Наш губернатор недавно сообщал, что предприятия сегодня не берут кредиты не потому, что они им не нужны, а потому, что «банки повышают процентные ставки, вводят новые условия, требуют, чтобы залог уже не на 20 процентов превышал объем кредита, а на все 60 процентов». Валерий Шанцев считает, что банки страхуются в связи с вступлением России в ВТО. А Вы как думаете?

– Озабоченность нижегородского правительства вполне понятна. Действительно, с конца прошлого года многие банки (и мы в том числе) ужесточили требования к заемщикам, ожидая, что европейский кризис повлияет на глобальную ситуацию и мы можем столкнуться с падением спроса на российские товары и на общее замедление экономики страны. С конца прошлого года банковский рынок действительно находится в напряжении. Однако рост ставок по кредитам никак не связан с вступлением в ВТО, потому что при вступлении в ВТО никаких ужесточающих для финансовых организаций правил введено не было. Вступление в ВТО влияет на ожесточение конкуренции между продукцией российских предприятий и зарубежными товарами. В этом смысле связь с ужесточением условий кредитования возможна, потому что непонятно, как то или иное предприятие будет себя чувствовать через два-три года. Банки действительно страхуются. С другой стороны, банки, которые строят свою политику надолго, не рассуждают категориями одного или двух лет. Мы, например, стремимся расширять свой бизнес в среднесрочной перспективе, поэтому спокойно выдаем кредиты на два-три года и более.

– И все-таки как вступление в ВТО повлияло на банковскую сферу? Как утверждают некоторые эксперты, вступление России в этот мировой клуб откроет двери для мирового банковского капитала, что, в частности, приведет к снижению процентных ставок по кредитам. Этого обстоятельства якобы очень боятся российские банки. Так ли это?

– Особых изменений в связи с вступлением в ВТО в российском банковском секторе не предвидится. Когда мы проводили переговоры с представителями ВТО, нам, несмотря на давление Европейского союза, удалось сохранить сегодняшние правила игры. А именно то, что никаких филиалов иностранных банков в России не будет, иностранцы вправе только открывать здесь свое дочернее общество со своим собственным капиталом. Легитимна только полностью российская «дочка» иностранного банка. Справедливости ради стоит сказать, что совокупный капитал иностранных банков в России не растет – сейчас он достиг планки примерно в 30 процентов от общего объема капитала российской банковской системы. В силу проблем европейских банков на своих юрисдикциях происходит фактическое сокращение их присутствия и на других территориях, в том числе и в России. Я считаю, что это плохо, но это объективная реальность. Иностранный капитал по объему прирастает, но по доле в общем объеме российской банковской системы сокращается. Происходит это потому, что отечественная банковская система сегодня растет быстрее.

Вообще тема влияния ВТО на финансовый сектор страны очень надуманна. Повторяю, в силу того, что европейская банковская система испытывает проблемы, ей, условно говоря, не до экспансии не только в Россию, но даже и Восточную Европу, где присутствие иностранного капитала также сокращается.

– К 2015 году собственный капитал банков не может быть меньше 300 миллионов рублей. Это очень существенная цифра для региональных кредитных организаций. Почему взят курс на укрупнение банков, ведь считается, что региональные банки более мобильны, чем гиганты российского банковского рынка, а потому занимают особую нишу в банковской системе страны.

– Мне кажется, что Банк России несколько затянул ужесточение требований по обязательным резервам. Если говорить о банковской сфере, то кризис здесь закончился еще в феврале–марте 2010 года. Ужесточения требований Банка России вводились постепенно, начиная с середины 2011 года, основываясь на замечаниях банков, в том числе и нашего. Зачем все это нужно? Банки извлекли урок из кризиса, поэтому Центральный Банк должен был среагировать на серьезные проблемы с балансами банков, возникшие во время кризиса. Проблема и региональных, и крупных банков заключается в том, что темпы роста активов сегодня высокие, но отношение рисковых активов к объему собственного капитала (это первый банковский норматив, как мы говорим в своей профессиональной среде) таково, что банкам необходимо в срочном порядке увеличивать объем уставного капитала. Далеко не все собственники региональных банков могут увеличить капитал в той мере, в какой это обеспечивает рост активов банка. Что касается нашего банка, то мы свою прибыль направляем на увеличение капитала, платим дивиденды. Оставшейся прибыли нам достаточно, чтобы выдерживать заданные темпы роста активов. Другое дело, что не все банки прибыльны в такой степени, как наш.

– Владимир Путин недавно заявил о намерении консолидации банковского сектора страны. Таким образом, и политика Банка России, и заявления властей свидетельствуют, что государство взяло твердый курс на укрупнение отдельных банков. Поскольку Ваш банк не назовешь мелким, Вы не возражаете?

– Я всегда придерживался мысли, которую высказал еще Владимир Ильич Ленин: лучше меньше, да лучше. Лучше иметь 200–300 полноценных банков с реальными, «ненарисованными» балансами, чем, условно говоря, 900 банков, из которых реально работают те же 200. В любом случае делать это нужно поэтапно, повышая прежде всего требования к минимальному уставному капиталу. Этот процесс сегодня идет, другое дело, что он может идти гораздо быстрее. Второй момент – надзор в лице Центробанка должен не допускать откровенной «рисовки балансов» со стороны владельцев банков. Так что чем быстрее этот процесс будет происходить, тем лучше. Я вместе с другими банкирами выступаю за процесс консолидации банков, потому что мне не хочется расплачиваться деньгами наших вкладчиков и частью прибыли за рискованную политику других банков.

– Какая судьба, на Ваш взгляд, уготована европейской валюте?

– В отличие от многих скептиков я верю, что с евро ничего не случится. Риски неуправляемого развития событий в еврозоне сегодня, безусловно, есть. С другой стороны, для Евросоюза распад еврозоны означает шаг назад с очень тяжелыми последствиями возврата внутренних таможенных границ, режима преференций. Европа чисто политически и экономически не может себе этого позволить.

Сергей Анисимов

А в это время…

Вопреки прогнозам аналитиков и здравому смыслу Банк России в середине сентября принял решение повысить на 0,25 % ставки по своим операциям и уровень ставки рефинансирования до 8,25 %. Тем самым он продемонстрировал Западу решимость придерживаться политики инфляционного таргетирования и фактически проигнорировал стагнацию в экономике страны, которая требует понижения процентных ставок для оживления промышленного роста. В итоге экономике грозит рецессия и падение производства в ближайшем будущем.

Кстати, в ходе опроса, не так давно проводимого Росстатом, почти половина респондентов в списке главных ограничений для развития бизнеса отметила нехватку доступных кредитных ресурсов. Как свидетельствуют эксперты, сегодня ставка по кредитам для малого и среднего бизнеса в 2,5–3 раза превышает рентабельность в сельском хозяйстве, машиностроении, приборостроении, станкостроении и прочих наукоемких отраслях промышленности.

Кластер в противовес ВТО


О формировании на территории Нижегородской области кластера атомной энергетики речь идет уже давно. В июне 2012 года был подписан Меморандум о его создании, и сейчас 22 предприятия и организации уже объявили себя участниками кластера. Наряду с очевидными лидерами атомной отрасли в нашем регионе – НИАЭП, НИИИС, саровским Ядерным центром и ОКБМ – в состав кластера вошли Нижегородский машиностроительный завод, РУМО, Русполимет, Арзамасский приборостроительный, Городецкий судоремонтный, дзержинский НИПОМ, вузы, ассоциации, органы государственной власти.

В День работника атомной промышленности, 28 сентября, на Ярмарке состоялся круглый стол «Кластер атомной энергетики: новые возможности экономического развития и кадрового потенциала».

Открывая заседание круглого стола, министр промышленности и инноваций Нижегородской области В. В. Нефедов отметил: «Самой высокотехнологичной на сегодняшний день продукцией нашего региона, несомненно, являются атомные энергоблоки. Задача кластера – создать конкурентоспособный продукт, который позволит именно нашим предприятиям принимать самое активное участие в предстоящем строительстве Нижегородской атомной станции. Решение о строительстве правительством России принято, соответствующие нормативно-правовые документы подписаны, и мы должны объединить все усилия для решения задач, связанных с ее созданием. Многие организационные моменты уже решены, есть Соглашение о сотрудничестве между ГК «Росатом» и правительством Нижегородской области, подписанное С. В. Кириенко и В. П. Шанцевым. Росатом реализует сегодня большие государственные программы, и нам важно войти в эти программы, взять на себя поставки оборудования для будущей станции. Требования, предъявляемые к продукции атомного машиностроения, конечно, очень серьезны – они гораздо жестче требований, предъявляемых к продукции других отраслей, поскольку связаны с безопасностью целых регионов. Но сотрудничество с Росатомом, исполнение его жестких требований открывает двери к успеху для всех предприятий».

Заместитель генерального директора НАПП Г. М. Хомутов заметил, что более чем за двадцать лет своего существования ассоциация реализовала немало программ и в настоящее время активно занимается вопросами формирования в регионе атомного кластера. При этом основное внимание ассоциация уделяет предприятиям, которое не относятся непосредственно к атомной отрасли, но, выпуская высокотехнологичную конкурентоспособную продукцию, могли бы стать полноправными поставщиками своей продукции на будущую АЭС. А необходимость соответствовать высоким требованиям атомной отрасли может быть – и уже становится – отличным стимулом для самих этих предприятий с точки зрения технического перевооружения и модернизации.

В июне этого года НАПП обратилась к руководству ГК «Росатом» с письмом, в котором указала на ряд проблем, существующих для предприятий, пытающихся войти в кооперацию. Прежде всего необходимо, чтобы все участники кооперации получали техническую документацию на оборудование в том виде, в котором оно уже используется на станции. Второе: в критерии «цена–качество» излишне большой упор делается на цену. Третье: важно, чтобы в конкурсах на поставки участвовали непосредственно производители. И наконец, все требования заказчика должны быть полностью прозрачны и понятны для всех конкурсантов. Мы просили также обратить внимание на забюрократизированность системы заказов и просили, чтобы были установлены прямые отношения между поставщиком и заказчиком. Надеемся, что наши предложения будут учтены в разрабатываемых сейчас регламентах.

Ассоциация промышленников и предпринимателей призывает предприятия Нижегородской области принимать активное участие в формировании атомного кластера. Здесь есть и большой объем работы, и материальное стимулирование, и инновационное развитие.

Руководитель предприятия «НИПОМ» И. В. Леонтьев поделился опытом вхождения в атомную отрасль. Первая проблема – это персонал, который должен иметь высокую квалификацию для работы на современном высокотехнологичном оборудовании. НИПОМу удалось решение этих проблем. Чтобы соответствовать требованиям атомной энергетики, предприятие прошло многочисленные аттестации и аккредитации, получило необходимые лицензии на проектирование и производство оборудования. Все это потребовало серьезных затрат, окупить которые можно только при условии активного участия предприятия в поставках оборудования на атомные объекты.

Тем не менее предприятие уже сейчас получило для себя определенные бонусы: подтянули качество продукции, выстроили процессы создания ценностей, снизив при этом затраты. Создание кластера позволит предприятию дополнительно использовать имеющиеся ресурсы, поэтому НИПОМ будет и впредь прилагать свои усилия к его развитию.

Заместитель генерального конструктора ОКБМ С. Е. Скородумов подтвердил, что разработка и реализация такого проекта, как строительство атомных энергоблоков, дает возможность многим предприятиям принять в нем участие, и призвал всех консолидировать усилия для успешной совместной работы.

Ректор Нижегородского технического университета С. М. Дмитриев еще раз заверил собравшихся в том, что НГТУ готов обеспечить предприятия кластера квалифицированными инженерными кадрами, тем более что практически на всех региональных предприятиях атомной отрасли созданы базовые кафедры НГТУ, что, безусловно, способствует быстрому вхождению выпускников в профессию. С. М. Дмитриев рассказал собравшимся о старте президентской программы переподготовки кадров, в которой вуз принимает участие.

Большой интерес вызвало выступление председателя экологического движения «Ока» из Владимирской области А. В. Хасиева. Как известно, владимирцы неоднозначно восприняли известие о предстоящем строительстве АЭС. В первую очередь это связано с тем, что Владимирская область в отличие от Нижегородской практически не вовлечена в атомную отрасль. Поэтому большое значение имела работа, связанная с проведением экологических экспедиций на действующие атомные станции, просветительская деятельность. Как результат – 20 предприятий Владимирской области уже активно проводят консультации с тем, чтобы достичь параметров качества, которые бы позволили бы им войти в состав кластера.

Дополнительным фактором, стимулирующим эту деятельность, стало вступление России в ВТО. Даже те, кто критично оценивал возможность строительства Нижегородской атомной станции, пересматривают свои позиции, понимая, что этот проект может принести региону и отдельным предприятиям серьезные экономические выгоды.

На круглом столе прозвучали и многие другие выступления, однако все участники были едины во мнении: формирование и дальнейшее развитие Нижегородского атомного кластера способно привести к значительным достижениям в развитии разных отраслей и даже регионов, поэтому следует делать все необходимое, чтобы это начинание получило достойное продолжение.

Галина Юрьева


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100