русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 19 января 2018 г. пятница
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 15 - 16 (146-147) | Мечта о прекрасном будущем |


Мечта о прекрасном будущем


«Мы искренне верим, что (страна) внесет весомый вклад в создание экономически сильной, просвещенной, процветающей, стабильной и социально устойчивой цивилизации, объединенной чувством братской любви, искренней веры в осуществление светлой надежды на победу гуманных начал и благородных устремлений».

Отгадайте с трех раз, о какой стране речь, в какую эпоху и кем написан этот текст, наполненный романтизмом молодости периода освоения вновь открытых континентов? Подсказка: вместо слова «страна» в скобках следует поставить «Россия, как часть европейского сообщества». То есть эпоха – наша и страна наша.

Эти слова, написанные в качестве послания к потомкам, можно прочитать на памятном камне, установленном в честь открытия первого завода Либхерр в России. Под ними подписались президент правления Liebherr-International AG Вилли Либхерр и губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев. Капсулу с посланием заложили в фундамент будущего завода в январе 2009 года, в разгар кризиса, который никак не располагал к разговору о братской любви и благородных устремлениях. «Уверены, – кроме прочего оптимистично добавили в конце этого послания господа Либхерр и Шанцев,– что светлая мечта о прекрасном будущем наших народов станет явью».

23.4Kb

Как уживаются «братская любовь», «благородные устремления» и мечты о «социально устойчивой цивилизации» с жесткими законами бизнеса эпохи тотальной глобализации и всеобщей погони за прибылью? Некоторую ясность в этот вопрос внес сам Вилли Либхерр, прилетевший на днях в Нижний Новгород, чтобы встретиться с советом НАПП, руководителями нижегородских промышленных предприятий и практически лично провести для них экскурсию по заводу.

– Нормальное предприятие должно окупаться, иначе и нет смысла затевать дело. Но если говорить конкретно о наших заводах и нашей идеологии, то среди основных задач прибыль у нас где-то на четвертом или даже пятом месте, – сообщил господин Либхерр нижегородскому директорскому корпусу. – А на первом месте стоит заказчик, за счет которого, собственно, мы и живем. На втором месте, а оно тесно переплетено с первым, у нас задачи, связанные с тем, что мы хотим полностью удовлетворить заказчика, для чего мы поставляем ему самую современную технику с высочайшим качеством.

Затем мы говорим о развитой, хорошо функционирующей сервисной службе. Кроме того, для нас как представителей семейного предприятия также важна независимость. Если все это делать правильно, то в конце концов будет и прибыль. Правда, иногда процесс, связанный с получением прибыли, занимает несколько больше времени, чем хотелось бы, в частности, затраты, связанные со строительством этого завода, мы планируем окупить не ранее чем через 5–7 лет. И я надеюсь, что эти годы я еще поработаю, несмотря на то что уже немолод.

Сегодня семейное предприятие Либхерр, которое в силу масштаба все чаще называют транснациональной машиностроительной корпорацией, насчитывает почти сорок заводов, расположенных в 16 странах мира. Годовой оборот текущего года прогнозируется около 9 миллиардов евро, по итогам 2011 года он был на уровне 8,33 млрд (что чуть ниже докризисного 2008 года, но выше уровня 2010-го, когда оборот составил 7,58 млрд). Завод в России – один из самых свежих, в этот проект вложено около 200 миллионов евро. И руководителям нижегородских предприятий, которых на Либхерр пригласила НАПП, было, безусловно, интересно взглянуть на современный завод, построенный под Дзержинском известной мировой корпорацией.

– Мы организовали эту поездку на предприятие господина Либхерра, так как чувствуется определенный интерес предпринимателей к этой теме, – так президент НАПП В. И. Лузянин объяснил мотив проведения выездного заседания именно на заводе Либхерр, – кроме того, ходят разные разговоры, вопросы задают и депутаты нашего областного Законодательного собрания. Интерес этот связан в том числе и с тем, что промышленники удивляются: как за такой короткий срок, к тому же в кризис, удалось построить завод?

Надо сказать, что из окон автомобилей, стремящихся в сторону Москвы из Нижнего Новгорода, аккуратные корпуса современного завода бросаются в глаза: площадь его составляет более сотни гектаров. Однако с трассы территория видится безлюдной, впрочем, и из окон зала, в котором проходило заседание, завод выглядел непривычно российскому глазу: не бродят рабочие, не ездят машины и погрузчики – их даже не видно на территории, тишина и покой, аккуратные ровно стриженные зеленые газоны. Этакая картинная стерильность, на которой вереница участников совещания, отправившихся в корпуса завода, смотрелась настоящими туристами, идущими по бетонке аэродрома. Сотрудники завода и называют «взлетными полосами» эти широченные забетонированные пространства между корпусами, с равным уклоном к ливневке, с разметкой для пешеходов и полосами для движения транспорта. Завод раскинулся довольно вольготно, правительство Нижегородской области, согласно инвестконтракту, взяло на себя расходы по инженерной подготовке площадки, в общей сложности на подведение инженерных коммуникаций и подъездных путей к заводу было израсходовано около пятидесяти миллионов рублей. И, скорее всего, с этим связан интерес депутатов заксобрания к заводу: в дело ли потрачены денежки?

– Перед вами корпус под номером три,– продолжал рассказ о своем заводе Вилли Либхерр. – Это производственный корпус, в котором идет изготовление стальных конструкций, начиная с раскроя материала, затем идет механическая обработка и покраска. В корпусе под номером четыре в последующем будет осуществляться сборка полноценных единиц техники. В последующем, потому что в данный момент мы на этом заводе делаем лишь отдельные компоненты, преимущественно из стальных конструкций. Сейчас эти компоненты отправляются на наши заводы в Западной Европе. В дальнейшем же мы будем полностью собирать нашу строительную или перевалочную технику в монтажном корпусе номер четыре, и тогда шаг за шагом изделия из третьего корпуса будут передаваться в четвертый корпус на монтаж. В общих чертах эта концепция позволяет нам гибко подходить к вопросу загрузки и организации дела, потому что никто не знает, что потребуется через пять лет, но при этом мы готовы производить здесь практически любые единицы техники, которая сегодня изготавливается у нас на других европейских заводах.

В третьем корпусе, с которого нижегородские промышленники начали непосредственное знакомство с заводом, можно было бы собирать самолеты «Руслан». Это довольно большой цех, в котором для обслуживания всех рабочих участков намечено установить более 70 различных консольных и мостовых кранов, значительная их часть уже работает. Конструкция цеха позволяет одновременно вести работу кранов с суммарной массой до 200 тонн. Но сейчас цех работает лишь с двадцатипроцентной нагрузкой: из плановых 365 человек здесь пока трудятся чуть более 70 сотрудников, при этом 30 из них – ИТР.

Наши директора не нашли в цехе, пожалуй, ничего такого, что было бы им не известно, ни в технологиях, ни в оборудовании. Дробеструйки для очистки металла и лазерная, плазменная и автогенная резки, сварочные роботы-манипуляторы, обеспечивающие однолинейный режим сварки, прессы усилием до 1500 тонн, барабанная установка для снятия заусенцев с мелких деталей, подъемные магниты, позволяющие брать несколько листов металла сразу и отдавать их по одному за счет изменения поля самого магнита, искристые болгарки в руках рабочих, зачищающих швы бульдозерных отвалов от сварочных брызг, только что смонтированная покрасочная камера, в которой еще ни одной детали не успели выкрасить. Все это знакомо и нашей металлообработке, только здесь все оборудование новенькое, лучших мировых брендов, грамотно выстроено в понятную технологическую линейку. Чистота и порядок и нет нигде ни одного масляного пятнышка, нет груд раскроенного металла или заготовок.

Некоторая интрига новизны была, пожалуй, лишь в первом корпусе, в котором, рассказывал В. Либхерр, «мы вместе с моим другом Лузяниным развернули производство авиационных компонентов». В день, когда экскурсанты-промышленники знакомились с цехами завода Либхерр, отсюда в Германию в адрес Эрбаса отгрузили тысячный гидроцилиндр, собранный с момента запуска предприятия. В цехе уже В. И. Лузянин с гордостью показывал коллегам единственную пока в России установку по напылению карбидо-вольфрамового порошка на поверхность штоков гидроцилиндров: отполированные затем алмазными лентами изделия получают практически неистираемую зеркальную поверхность.

Это подразделение, называемое Либхер Аэроспейс Нижний Новгород, не так давно стало единственным поставщиком гидроцилиндров для рулей управления самолетов Эрбас. Их на нижегородском Гидромаше делали и раньше, но тогда 70 процентов потребности Эрбаса удовлетворял немецкий завод в Линденберге, но с лета нынешнего года все 100 процентов гидроцилиндров для рулей управления на сборку европейских самолетов идут отсюда. С января, то есть через полгода после запуска, цех начал работать в две смены и сегодня имеет точные планы выпуска на полгода вперед. При этом продукт – трудоемкий, цикл изготовления некоторых изделий от нарезки металла до отправки готовой продукции на склад занимает четыре месяца.

Что еще интересного? Либхер Аэроспейс Нижний Новгород планирует работать не только с европейскими авиастроительными компаниями, вскоре наладится сотрудничество и с российской Объединенной авиастроительной корпорацией, в частности с компанией Сухой. А пока – Эрбас. Оригинальные заготовки для цилиндров, кованые штамповки, приходят сюда из Англии. Металл такой есть и в России, но, говорят заводчане, наши не могут обеспечить одинакового качества поковок на всю поставку сплошь, первая партия у нас всегда будет отличаться от второй, а та – от третьей. Здесь же каждое изделие (не выборочно из партии, а абсолютно каждое!) после определенных операций проходит полный цикл проверки в лаборатории качества, на каждом – персональное клеймо рабочего, сделавшего заготовку. Стержневая установка семейной фирмы – вся продукция на всех предприятиях группы компаний Либхерр, расположенных на всех континентах, должна быть абсолютно идентична.

– Для практического осуществления этой задачи нам потребовалось применять здесь те же стандарты, которые мы используем на заводах Либхерр в Западной Европе, – рассказывает Вилли Либхерр, – То есть все рабочие планы, все программы для станков были один к одному перенесены с заводов, которые у нас действуют в Западной Европе. Для того чтобы впоследствии, какую бы мы здесь технику ни производили, она исполнялась бы точь-в-точь как та, которая производится у нас в Западной Европе. И я думаю, что руководители промышленных предприятий понимают, что не так просто продублировать на новом заводе то, что уже освоено на других заводах. Для этого требуется и определенное время, и непременное обучение персонала, который должен понимать, как и что надо делать, каковы производственные процессы и как их следует применить здесь.

И теперь самый интересный вопрос: зачем пришла сюда компания Либхерр, у которой в Германии 16 заводов, в Китае четыре и они вполне могли бы справиться с возрастающими задачами по выпуску техники и агрегатов?

– Я хотел бы коротко объяснить, что мы здесь делаем и почему здесь находимся, – дает ответ и на эти вопросы Вилли Либхерр, – За последнее время российский рынок по объему товарооборота поднялся для нас на второе-третье место в мире – речь идет о строительной, перевалочной технике и портовых кранах. Когда мы приобретаем перспективный рынок, для нас стало уже хорошей традицией, что в той стране, которая этот рынок обеспечивает, мы организуем еще и производство нашей техники. Россия стала для нас важным рынком сбыта продукции, и потому, следуя этим нашим традициям, мы решили создать здесь производство. Кроме того, мы более 20 лет успешно сотрудничаем с фирмой Гидромаш, мы хорошо знакомы с регионом. Потому за то, что мы прикипели к Нижегородской области сердцем, мой друг Владимир Лузянин также несет ответственность.

Вот и вернулись мы опять от промышленных вопросов, от экономики к братской любви и искренней вере. А может, действительно так и должно быть? И крупный промышленник, миллиардер и собственник, не обязательно должен быть хапугой и жить вне общепринятых норм морали и права, как к тому приучили нас многие богатые люди в современной России? И искренне желать окружающим только благородных устремлений? А наш антисоциальный и суперолигархический офшорный капитализм – временное явление, следствие болезни роста и мы еще доживем до «победы гуманных начал»?

И еще одно соображение по поводу гуманизма и «социально устойчивой цивилизации», о которых говорилось в послании к потомкам. «Семейная фирма, – говорит Вилли Либхерр, – как и любая другая, живет за счет сотрудников, которые на ней работают. И я могу сказать, что у нас на всех заводах во всей фирме сверху донизу работают очень заинтересованные и, я бы сказал, ангажированные нашей компанией люди. Я могу на них положиться в любой момент, точно так же как мои сотрудники могут положиться на меня и членов моей семьи. В этом – тоже одна из причин успеха».

Вот таково простое кредо нормального бизнеса.

Петр ЧУРУХОВ


 
Займ под ПТС. Минимальный пакет документов. Оперативно. Звоните
golfstreamcredit.ru
Служба такси
krasnosel-taxi.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100