русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 24 июня 2018 г. воскресенье
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 15 - 16 (146-147) | А деньги у банков есть. Футбол – мотор автопрома? Первый юбилей аттестации. |


А деньги у банков есть


Если верить официальной статистике, в последнее время непрерывно растет количество банковских кредитов, выданных предприятиям малого и среднего бизнеса. Так, в течение текущего года в Нижегородской области данный показатель увеличился на 19 процентов, превысив в три раза соответствующую динамику для других категорий заемщиков. Что стоит за возросшим интересом банков к кредитованию малого и среднего бизнеса?

Управляющий филиалом банка «Глобэкс» в Нижнем Новгороде Николай Руссов убежден, что статистика лукавит и банки кредитуют лишь средний, а вовсе не малый бизнес. В Нижегородской области сегодня функционируют 223 предприятия крупного бизнеса, чья годовая выручка превышает миллиард рублей. Компаний с годовой выручкой от 400 миллионов до миллиарда в регионе чуть больше – 254. Это и есть собственно средний бизнес. 1449 нижегородских предприятий имеют выручку от 60 до 400 миллионов рублей, составляя категорию малого бизнеса. Выручку до 60 миллионов рублей имеют 8136 «фирм и фирмочек», занимая сегмент так называемого микробизнеса.

Таким образом, в регионе насчитывается порядка 500 предприятий крупного и среднего бизнеса и около 10 тысяч – малого и микробизнеса. Лукавство статистики заключается в том, что к среднему бизнесу относят многие предприятия, которые «идут сразу после крупных», потому как имеют приличную годовую выручку. Именно эта категория предприятий и делает, как считает Николай Руссов, львиную долю статистики по кредитованию среднего бизнеса, что, в свою очередь, поднимет общие показатели кредитования малого и среднего бизнеса, учитываемых статистикой скопом. Если суметь выделить из этой массы только малый бизнес, то здесь проблема обеспечения кредитами будет выглядеть совершенно иначе.

Тем не менее есть некая тенденция, по которой можно судить о том, что банки поворачиваются лицом и к малому бизнесу. Или будут вынуждены повернуться. Банки идут с распростертыми объятиями навстречу индивидуальным предпринимателям и рядовым гражданам потому, что им попросту больше некуда идти: крупный бизнес относится к кредитам наших банков настороженно, средний и так в три раза нарастил динамику. Вот и приходится банкирам придумывать пряники для малого бизнеса.

«В последние годы у нас проседает кредитование крупного бизнеса. Видимо, это происходит потому, что крупные предприятия и так закредитованы, – говорит заместитель начальника главного управления Банка России по Нижегородской области Кирилл Коваленко. – Кроме того, сегодня темпы роста российской экономики объективно снижаются, а вместе с ними падают и объемы кредитования. Однако деньги у банков сегодня есть. Куда их еще вкладывать, если финансы крупной экономике не нужны? Говорят, давайте мы будем развивать кредитование малого бизнеса и физических лиц. На этой почве банки повышают закредитованность этих категорий заемщиков. И сегодня в Нижегородской области, к примеру, отношение объемов взятых населением кредитов к уровню заработной платы выше, чем в Москве. Соответственно для банков выше и риски кредитования».

Насколько опасен для экономики столь стремительный рост кредитования малого бизнеса и населения?

«Рост кредитного портфеля по юрлицам в Нижегородской области действительно стагнирует, – Николай Руссов соглашается с представителем регулятора, полагая при этом, что проблема закредитованности не столь серьезна, как представляется некоторым аналитикам. – Если сегмент малого и среднего бизнеса вырос на 19 процентов, то кредитный портфель крупных предприятий в регионе за полгода вырос только на 3,5 процента. С чем сравнивать рост в 19 процентов? Явно не с ростом ВВП, который составляет 3–4 процента в год. Нужно сравнивать с коэффициентом дефлятора, который растет. Рубль-то обесценивается со скоростью инфляции. Официальная инфляция по потребительской корзине – 6–7 процентов в год. А если будем учитывать дефлятор, то цифра инфляции уже вырастает до 15–16 процентов в год. Поэтому рост кредитования малого бизнеса в 19 процентов – терпимый».

По словам Николая Руссова, в большинстве нижегородских банков сегодня действуют своеобразные кредитные фабрики. Что имеется в виду? Когда банки работают с малым бизнесом, проведение углубленной работы с каждым клиентом становится для банкиров делом нерентабельным. В итоге по умолчанию начинает работать потогонная система, когда кредиты выдают практически всем подряд. Риск невозврата такого кредита, естественно, возрастает. В настоящее время просрочка по кредитам, выданным нижегородским предприятиям малого и среднего бизнеса, составляет 5,6 процента, просрочка всех иных юридических лиц Нижегородской области – порядка 4 процентов. Заметим, что в банковской сфере показатель в 10 процентов невозврата от общего объема выданных кредитов считается критическим.

С другой стороны, несмотря на благоприятную для заемщиков статистику, взять кредит в банке представителям малого бизнеса по-прежнему непросто. Сегодня в Нижегородской области работают примерно 100 банков, из которых 10 местных и 90 филиалов иногородних банков. В какой из них обратиться за кредитом? Практика показывает, что потенциальный заемщик склонен больше доверять региональным банкам, а также кредитно-финансовым учреждениям, которые банально больше рекламируют свои услуги. Нельзя сбрасывать со счетов эффект сарафанного радио, советов друзей и знакомых.

Долгие годы на повестке дня одним из самых актуальных был вопрос о невозможности взять в банке «длинный» кредит. Сегодня в ряде банков действуют государственные программы поддержки малого бизнеса, которые предлагают предпринимателям деньги взаймы на срок до семи лет под приемлемые проценты. Другое дело, что такие кредиты выдаются только на поддержку инновационной деятельности и модернизацию оборудования. Немаловажная деталь – занимать деньги по государственной программе долгосрочного кредитования не имеют права дочерние структуры крупных компаний. Федеральные чиновники, составляющие такие программы, рассуждают примерно так: «Вы «дочка» ГАЗа, вот пусть вас ГАЗ и кредитует!»

При всем этом банкиры сегодня признаются в том, что испытывают объективные трудности в подборе заемщиков даже на привлекательные внешне условия кредитования. «Предприниматели притаились после кризиса, бояться вкладывать деньги. Ну сколько еще можно таиться?» – вопрошает банкир Руссов.

В свою очередь предприниматели жалуются, что банки зачастую вводят непосильные условия кредитования. В частности, повышают уровень залогового обеспечения кредитов. Отдельные «кровожадные» банкиры даже настаивают на том, чтобы залог по кредиту превышал объем кредита на 50– 60 процентов. Банковское начальство в этой ситуации, естественно, отстаивает интересы кредиторов. «У нас не вызывает пока больших вопросов сумма залога по выданным кредитам: как правило, она достаточная, – сообщил «НДГ» Кирилл Коваленко. – Повышать еще, конечно, можно, но не каждый способен предоставить такой залог. И я бы не сказал, что в регионе существует тенденция к увеличению банковского залога имущества. Нужно иметь в виду и проблему ликвидности залогов. Допустим, банк принял залог, который покрывает 100 или даже 150 процентов кредита. Но когда все становится плохо, как это мы уже наблюдали в 2008 году, заложенное имущество падает в цене многократно. Поэтому особого смысла «нагонять обеспечение» нет. Потому что когда снизится деловая активность и упадет спрос на заложенные объекты, банк столкнется с тем, что ему не удастся с большой долей вероятности реализовать этот залог. Банк будет вынужден либо выжидать какой-то период, либо сбрасывать залог по бросовой цене».

Понятно, что банкиры смотрят на проблему кредитования исключительно со своей колокольни. И рассуждения их также не лишены логики. «Когда говорится, что повышается залоговое обеспечение, возможно, речь идет о дисконтировании акций при приеме залога, – высказал предположение Николай Руссов. – Если банк берет в залог акции, то он, по сути дела, оценивает само предприятие. Сейчас дисконт, возможно, и повышается. Однако за последние 10 лет ни один банковский залог по кредиту крупнее чем на 100 миллионов рублей не был реализован с торгов. Давайте возьмем общую залоговую массу по России, которая равна примерно 40 триллионам рублей, вкупе с общим кредитным портфелем величиной в 20 триллионов рублей и сравним с ВВП России, который, по данным Росстата почти 55 триллионов рублей. Кто выкупит все эти залоги, которые в сумме больше ВВП страны?»

Таким образом, с одной стороны, банкиры, пусть и косвенно, признают, что залоговое обеспечение все-таки «нагоняется», а с другой – высказывают претензии «затаившимся» предпринимателям. Мы, дескать, перестраховываемся потому, что такова объективная финансовая ситуация в стране и в мире, а вам, потенциальным заемщикам, «пора выходить из окопа». Тем не менее статистика банкротств банков и предприятий реального сектора экономики во время последнего кризиса свидетельствует, что тылы у банкиров оказываются гораздо надежнее, чем у предпринимателей. И в существующих условиях, когда банки основной доход получают не от поддержки промышленных предприятий, в этой условной игре заводов против банков последние будут выигрывать всегда.

Вячеслав СЕРГЕЕВ

Футбол – мотор автопрома?


10 октября в Нижнем Новгороде открыт завод по переоборудованию итальянских коммерческих автомобилей на базе FIAT Ducato и Iveco Daily. Мощности нового предприятия позволят выпускать до 400 автомобилей ежемесячно, которые, как уверяют организаторы, готовы обеспечить потребности Нижегородской области в микроавтобусах, грузовых, грузопассажирских автомобилях и спецтехнике. Весь вопрос в том, насколько велика потребность региона и страны в такой автомобильной продукции и кто в итоге будет заказывать «музыку»?

Еще в конце 90-х годов Горьковский автомобильный завод планировал открыть совместное предприятие с производителями итальянских автомобилей FIAT. Но реализоваться этим планам было не суждено. В июле прошлого года итальянский автоконцерн отказался от планов строительства завода в Нижнем Новгороде, поскольку в очередной раз не смог договориться с «Группой ГАЗ». Почему итальянцы так и не могут договориться о сотрудничестве с «Группой ГАЗ», нам неизвестно, но зато мы знаем, что областная власть очень хотела заполучить в регион такого производителя.

И вот итальянцы снова встретились в Нижнем Новгороде с представителями правительства Нижегородской области, которые в очередной раз предложили руководству концерна FIAT разместить в регионе полноценное сборочное производство итальянских автомобилей. И сделка состоялась. Обнародуя этот факт на пресс-конференции, председатель совета директоров СТ «Нижегородец» Алексей Гойхман поспешил заявить, что потенциальная нижегородская сборочная площадка на этот раз будет находиться не на территории ГАЗа. Это во-первых, а во-вторых, уже до конца года на сборочной площадке СТ «Нижегородец» в Нижнем Новгороде может быть произведено более 1600 единиц переоборудованной спецтехники. А в следующем году эта цифра, скорее всего, увеличится в 2,5 раза. По словам Алексея Гойхмана, возглавляемая им компания намерена завоевывать преимущественно рынок пассажирских перевозок в Нижнем Новгороде, хотя, «пока мы не изучим пассажиропоток в областном центре, мы не поймем уровень спроса на нашу продукцию в городе». «Рынок покажет, с какой скоростью нам двигаться», – резюмировал Алексей Гойхман. Заметим, что речь идет не только о нижегородском, но и российском рынке.

Но такова уж специфика нашей области, что ни один автопроизводитель, приходящий сюда, не избежит разговоров о сотрудничестве с нашим автозаводом. Или о конкуренции. «Мы не хотим потеснить ГАЗ – мы хотим с ним конкурировать», - заявил вице-президент FIAT Professional Флавио Кастелли. Насколько успешной для обеих компаний будет конкуренция – покажет время. Как известно, на пассажирских маршрутах общественного транспорта областного центра сегодня преобладает главным образом отечественная продукция – «пазики», «ГАЗели». И если называть вещи своими именами, то конкурировать за пассажира – значит забрать часть рынка перевозок у этих машин. И если пассажиры могут от такой конкуренции выиграть, получив в итоге более комфортные условия перевозок, то очевидно, что кто-то из автопроизводителей проиграет.

На сегодняшний день СТ «Нижегородец» инвестировал 300 миллионов рублей в открытие в Нижнем Новгороде первой очереди завода по переоборудованию коммерческих автомобилей на базе FIAT Ducato и Iveco Daily. В ближайших планах – увеличение мощностей нижегородской площадки. Примечательно, что на FIAT уже проинформированы о стратегии СТ «Нижегородец», поэтому производственные планы итальянского автоконцерна, по заверениям его представителей, скорректированы с учетом потребностей нижегородских партнеров.

Однако потеснить «пазики» и «ГАЗели» с нижегородского рынка нелегко, а за короткий срок это возможно разве что административными методами. Например, администрация Нижнего Новгорода в один прекрасный день объявит тендер на поставку микроавтобусов для перевозок пассажиров по городу, выиграть который сможет только конкретная марка, коей присущи определенные качества и свойства. А подходящая причина для глобального перераспределения рынка пассажирских перевозок в Нижнем Новгороде, возможно, потребуется самая что ни на есть насущная. В частности, Алексей Гойхман в одном из недавних интервью посетовал, что эксперты ФИФА, приезжавшие минувшим летом в Нижний Новгород, были неприятно поражены допотопностью нашего общественного транспорта.

В этом смысле все сходится: не прошло и двух недель с того момента, как Нижний был официально объявлен городом, где пройдут матчи чемпионата мира по футболу 2018 года, а на территории города уже официально открыт завод по переоборудованию итальянской спецтехники. Причем микроавтобусы FIAT Ducato и Iveco Daily потенциально могли бы стать главным транспортом для перевозки многочисленных гостей ЧМ-2018 как в Нижнем Новгороде, так и в других российских городах, получивших право принимать матчи чемпионата мира. В пользу нашей версии говорит факт присутствия на открытии нижегородского завода главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина, а также его встреча с генеральным директором ЗАО «Крайслер РУС» Джоном Стеком, генеральным директором ООО «Ивеко Руссия» Альфрэдо д`Эррико и вице-президентом FIAT Professional Флавио Кастелли. Согласно официальной информации, на встрече обсуждались перспективы дальнейшего сотрудничества и значение для Нижнего Новгорода организации производства коммерческого транспорта.

Безусловно, это лишь одна из версий. В регионе успешно работают другие команды, успешно занимающиеся достройкой и переоборудованием автомобилей. В частности, компания «Луидор», открывшая в сентябре в Балахне вторую очередь производства, заявила о возможности выпускать также «более 400 автобусов малого класса в месяц». При этом в Балахне автобусы создаются преимущественно на базе техники таких автопроизводителей, как Mercedes -Benz и Volkswagen, которые также могут стать активными участниками борьбы за право называться официальным перевозчиком чемпионата мира.

Сергей АНИСИМОВ

Первый юбилей аттестации


Десять лет назад в Трудовом кодексе РФ появилось требование об обязательной аттестации рабочих мест за счет работодателя. По оценке руководителя государственной инспекции труда по Нижегородской области Андрея Емельянова, на сегодняшний день в регионе это требование не выполнено и наполовину.

Согласно требованиям законодательства в течение 60 дней с введения рабочего места в эксплуатацию оно должно быть аттестовано, причем проводиться аттестация должна специальными организациями, аккредитованными государством. Мероприятие это должно осуществляться не реже одного раза в пять лет. Эти требования многими промышленниками воспринимаются как излишние, призванные не столько улучшать условия труда, сколько обременять предприятия и обеспечивать постоянный доход аккредитованным организациям.

Такое отношение к требованиям обязательной аттестации рабочих мест возникло не без оснований. С самого начала аттестационной кампании на рынке появились неаккредитованные организации, предлагающие свои услуги, что называется, «со скидкой». Работодатель зачастую предпочитал экономить на аттестации, тем более что поначалу отличить аккредитованных специалистов от неаккредитованных не всегда было возможно. Сегодня рынок аттестационных услуг во многом очистился от нелицензированных компаний, поскольку за аттестующими компаниями следят специальные органы государственного надзора. И вроде бы эта проблема снялась. Но добиться стопроцентной аттестации рабочих мест в Нижегородской области так и не удалось.

– По моей экспертной оценке, сегодня в регионе аттестовано порядка 30–40 процентов рабочих мест. Напомню, что аттестация должна проводиться раз в пять лет, однако, если приобретается новое оборудование, аттестация может проводится чаще. Конечно, аттестация в целом – недешевое удовольствие, но это отдельный вопрос для обсуждения. В случае отказа от аттестации мы привлекаем должностных физических лиц к административной ответственности и налагаем штрафы до 5 тысяч рублей. Юридическое лицо может быть оштрафовано на сумму от 30 до 50 тысяч. Отказ от аттестации – нарушение длящееся, поэтому в принципе можно штрафовать снова и снова, но мы не видим для себя только такую задачу. Нельзя понуждать работодателя выполнять законодательство о труде исключительно силовыми методами. Работодатель должен понимать, что выполнение законодательства о труде ему экономически выгодно, – так считает Андрей Емельянов.

В среднем аттестация одного рабочего места обходится в сумму от 2 до 3 тысяч рублей. И для предприятий, на которых работают сотни и тысячи человек, мероприятие это выливается в кругленькую сумму, где уж тут говорить о выгоде. Возможно, часть работодателей предпочитает заплатить штраф, а не заниматься делом, которое отнимают гораздо больше денег и времени. Тем более что требования законодательства порой граничат с абсурдом. Допустим, в организации появился новый компьютер, ксерокс, даже новый обогревать – надо звать аккредитованного специалиста по аттестации. Интересно, почему эту работу нельзя поручить заводским сотрудникам, которые так же прошли бы обучение, так же аккредитовались и передавали бы данные для формирования региональной базы, при этом не изымая из доходов предприятия сотни тысяч рублей?

Отечественных чиновников хлебом не корми, но дай сказать, как аналогичные вещи работают в развитых странах. Вот и Андрей Емельянов утверждает, что каждый вложенный в обеспечение охраны труда рубль в Европе возвращается с 500-процентой прибылью, а штрафы там – просто гигантские. Подобный расчет, по словам Емельянова, исходит из цифр потерь предпринимателей во время несчастных случаев на предприятиях (смертельных, тяжелых или групповых), от административных штрафов, наложенных на должностных лиц, от сумм компенсаций потерпевшим и стоимости невыпущенной из-за инцидента продукции. «В России же действует негласное правило: кто попался, тот попался, а остальные продолжают «бегать», – обрисовал положение дел с охраной труда в России Андрей Емельянов.

Безусловно, вопросы охраны труда важны, этим делом надо заниматься. Но если такое вроде бы простое дело, как аттестация рабочих мест предприятия, на котором трудятся, к примеру, двести человек, требует более полумиллиона рублей, оно не имеет шансов на успешную реализацию.

Не секрет, что в разгар экономического кризиса инспекция по труду пыталась очень жестко отстаивать права наемных работников перед работодателями. Каковы же уроки этого? «Люди стали более грамотно обращаться в суды, поэтому сейчас работодатели уже беспардонно им на дверь не указывают, – сообщил «НДГ» Андрей Емельянов. – Нужно изначально четко прописывать все возможные условия трудового договора и бороться за них в суде. Заработная плата – это вознаграждение за уже проделанную работу. Здесь нет спора о праве. Работал – обязан получить деньги. Поэтому свои права нужно отстаивать самим, а не ждать, что приедет барин».

Сегодня (как, впрочем, и вчера) основной пласт нарушений в сфере охраны труда выявляется на предприятиях среднего и малого бизнеса Нижегородской области, что порой связано с нежеланием предпринимателей тратить лишние средства на обеспечение безопасности своих работников. В то же время нельзя не заметить, что чиновники, отвечающие за охрану труда, что называется, умеют держать язык за зубами. Так, например, подводя итоги работы своего ведомства за девять месяцев 2012 года, Андрей Емельянов сообщил прессе, что по сравнению с показателями аналогичного периода 2011 года в регионе не зафиксировано превышения количества несчастных случаев на производстве. И больше – ничего. Конкретных цифр названо не было, хотя, например, в Интернете есть информация, что в прошлом году в Нижегородской области зафиксировано порядка 50 смертельных случаев на производстве. В подавляющем большинстве (70 процентов) причиной несчастий на производстве остается пресловутый человеческий фактор. «Многие думают так: «Уж с нами-то ничего не случится» – и ошибаются», – так прокомментировал глава региональной инспекции по труду эту информацию.

Василий ШУЙСКИЙ



 
Читайте самые свежие новости на сайте Anews
sakhalife.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100