русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 25 апреля 2018 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | 2012 год | "Нижегородская деловая газета" № 19-20 (150-151) | Готов ли измениться Путин? Рождественские елки и русский бизнес |


Готов ли измениться Путин?

37.1Kb


Декабрьское послание президента страны Федеральному собранию комментируют нижегородские политики.


Валерий Шанцев,
губернатор Нижегородской области:

«Президент очертил практически все направления развития страны, подчеркнув, что главное – это нужды и потребности человека, развитие человеческого капитала. Большое внимание уделено демографической политике. В целом по стране произошел перелом, начался прирост населения. Но некоторым регионам, нам в том числе, нужно в этом вопросе подтягиваться.

Безусловно, важными считаю слова президента о развитии экономики, переводе ее на инновационные рельсы, повышении производительности труда, о создании условий для развития в таких ключевых отраслях, как космос, атомная энергетика, авиация, судостроение. Одновременно нужно двигаться к обеспечению продовольственной безопасности. В ближайшие десятилетия мы обязаны стать не просто производителями, но и экспортерами продовольственных товаров.

В своем послании Владимир Путин заявил о необходимости развития демократии, повышения роли и ответственности региональных органов власти. В этой связи обратило на себя внимание предложение президента наделить сенаторов и депутатов Госдумы правом выходить с законодательной инициативой в региональных Законодательных собраниях».


Вадим Булавинов,
депутат Государственной думы:

«Более половины послания уделено социальному блоку. Выделен ряд проблем, в частности, повышение заработных плат в бюджетной сфере, причем с персональной ответственностью глав регионов. Расселение аварийного ветхого фонда – задача поставлена жестко: все дома, признанные ветхими до 1 января 2012 года, расселить в обязательном порядке до 2016 года.

Третий блок послания касается демографической политики, в том числе создания условий для молодых семей в получении жилья. Очень подробно рассматривалась тема молодежных организаций, включая и те, которые мы помним как пионерские, возрождение пионерских лагерей, студенческих стройотрядов. Отдельно звучал вопрос о приоритете законов, в том числе и для национальных республик.

Изменения в политическом блоке коснутся выборов. Например, депутаты Государственной думы будут избираться не только по партийным спискам, но и по одномандатным округам, как это было ранее. Таким образом, любой представитель как системной, так и несистемной оппозиции может быть избран. Закрытость политической системы страны практически сводится к нулю. Будут разрешены политические блоки на выборах в представительные органы власти. Все эти вопросы являются актуальными и для Нижегородской области».


Николай Пугин,
депутат Законодательного собрания Нижегородской области:

«Нельзя не заметить уважение, которое Владимир Владимирович проявляет к русскому языку. Путин преследует сразу несколько целей. Геополитическая заключается в распространении своего влияния на соседние государства, которое всегда оказывается эффективным, если связано с носителями языка. Демографическая цель связана с теми, кто в душе до сих пор остается россиянином и может сделать нацию еще более крепкой, вернувшись на Родину. Решение проблемы демографии невозможно без решения проблемы жилья. Обратив внимание на то, что цена ипотеки непомерно высока для большинства россиян, президент фактически дал надежды миллионам семей на то, что задача снижения цены жилья будет решена.

Россия обязана делать ставку на высокотехнологичные отрасли, в нашей области это прежде всего машиностроение. А потому стране нужны кадры. И важно, что президент говорит о создании и модернизации 25 миллионов рабочих мест и особом внимании к подготовке инженерных кадров в вузах. В Нижнем Новгороде есть такой вуз — это Нижегородский государственный технический университет. Меньше года назад НГТУ совместно с Группой ГАЗ открыл на базе Горьковского автозавода кафедру по изучению бережливого производства как наиболее эффективной на сегодня системы организации труда и кафедру «Планирование и разработка продукта в машиностроении». Полагаю, именно так, путем тесного сотрудничества науки и производства, будет создана новая система образования».


Сергей Лесков,
депутат Законодательного собрания Нижегородской области,
фракция КПРФ:

«Если рассматривать послание президента как единичный случай, посылы главы государства правильные по сути. Путин наконец­то пытается повернуться лицом к стране. Однако, если мы вспомним, 12 лет назад он говорил примерно то же самое, причем столь же красиво, правильно и жестко. К глубокому сожалению, почти все сказанное в итоге оказалось набором патриотических фраз, за которым не следуют действия властей. Все послания президента, как правило, одинаковые. Я считаю, что они невыполнимые, потому что их нельзя реализовать в принципе – это голые декларации. Людям несведущим речи президента кажутся очень красивыми. Очень хотелось бы верить, что Путин сегодня готов измениться. Если он выполнит хотя бы половину того, о чем говорил в послании, это было бы хорошо».

Василий Шуйский

Рождественские елки и русский бизнес


В уходящем году особое общественное звучание получила тема православия. Кроме атаки на иерархов церкви, надругательств над православными крестами и известной богохульной выходки блудноватых девиц запущена и активно идет кампания по дискредитации самой православной веры. И если в Европе христианам запрещают носить нательные кресты, а муниципалитеты отказываются от установки рождественских елок на городских площадях, то у нас в России в умы усиленно внедряется мысль о том, что православие ущербно, что именно в силу своей православной веры Россия отстает в развитии от благодатной католической Европы. И самое главное, убеждают нас западные пропагандисты и наши доморощенные их сторонники, успешный бизнес и православие несовместимы.

Об истории и сущности атаки на православие, о том, мешает ли русским людям вера заниматься бизнесом, мы беседуем с президентом НГПУ им. Козьмы Минина, заведующим кафедрой философии доктором философских наук, профессором
Л. Е. Шапошниковым.

23.8Kb

Лев Евгеньевич, Вы, конечно, знаете о запрете ношения нательных крестов в Англии, о замене рождественских елок некими инсталляциями в Бельгии и Дании. Вот недавно наш телеканал Russia Today, вещающий на Америку и Европу, сообщил о том, что в США «на протяжении последнего года администрации многих школ вынуждены были ввести запрет на упоминание слов «Всевышний», «Бог» и других религиозных терминов. Эти слова нельзя использовать как учителям, так и ученикам». Что происходит? Они готовы жить без Бога?

Нельзя говорить, что они отказываются от Бога, все-таки официальный девиз Соединенных Штатов – «На Бога мы уповаем», кроме того, в Америке существует религиозная присяга на Библии. Но там вопросы образования находятся в компетенции штатов, поэтому можно найти такие регионы, в которых запрещено преподавание эволюционной теории Дарвина, в других штатах вы найдете иные запреты. Возможно, что в каких-то штатах приняты и вот такие решения, о которых сообщают телевизионщики. Но вряд ли можно говорить о том, что в целом в США происходят кардинальные перемены в сторону секуляризации общества.

Напротив, наш патриарх Кирилл говорит, что именно Россия по причине своего советского прошлого сегодня одна из самых секулярных (то есть свободных от церковного, религиозного влияния. – Ред.) стран в мире. И то, что в Старом Свете считается самым обычным, например, преподавание религиозных основ в школе, наличие кафедр теологии в вузах, признание теологической степени государством в качестве полноправной научной степени, наличие капелланов в армии и так далее, у нас уничтожено в советский период. В последнее время в нашей стране сделаны определенные шаги для восстановления утраченного, но, как подчеркивает патриарх Кирилл, эти действия вызывают «скрежет негодования» у людей, настроенных сугубо атеистически.

При этом надо сказать, что в нашем обществе существует неправильное понимание светскости, которая многими трактуется как антирелигиозность. В действительности светскость мировоззренчески нейтральна и признаком светскости как раз является свобода мировоззренческого выбора: человек сам должен решать, будет он изучать религию или не будет. Светскость как раз и предполагает свободу этого выбора. И если есть верующие, если они хотят изучать основы православной культуры в школе, дело светского государства – дать им такую возможность. И Вы знаете, что у нас в 2009 году курс основ православной культуры был допущен в школу в качестве эксперимента, а с 2012 года он стал обязательным. Также появился указ президента, который допускает священников в армию, около 200 священнослужителей будут служить в качестве армейских священников, из них большинство – православные, хотя будут и мусульманские, и иудейские священнослужители. Наконец, существуют договорные отношения между церковью и Федеральной службой исполнения наказаний: сейчас более 400 тюремных храмов и более 400 молитвенных комнат действует в местах лишения свободы, и там тоже церковью проводится большая работа. Вот эти факты и порождают дискуссию, порождают обвинения, что нарушается у нас светский характер общества, нарушается Конституция. Хотя, на мой взгляд, все совершенно не так, потому как светскость – это, как я уже сказал, не антирелигиозность, а мировоззренческая нейтральность.

Мы пытаемся исправить советские перегибы, но остаемся пока страной, наиболее свободной от религиозного влияния. Почему же тогда и эту слабую связку русского общества с религиозные нормами и традициями пытаются извести? Вот тезисы лекции некоего Марка Помара, гражданина США и президента Американо-российского фонда по экономическому и правовому развитию, читаемой им российским студентам: «В православной традиции есть монашество, это средневековое понятие, требующее послушания. На Западе этого нет и быть не может. Быть хорошим, праведным человеком у вас значит быть послушником, всегда послушным? Но вы не переведете слово «послушание» на английский язык положительно». А один из постоянных и авторитетных ведущих Первого канала прямо утверждает в эфире, что православие – это ошибка России, которую надо исправлять, потому как, по его мнению, православие – сдерживающий фактор развития.

Если говорить об истоках, то первый, кто рассматривая антиномию Запад – Россия, сугубо отрицательно заговорил о православии и посчитал его источником всех наших бед, был Петр Яковлевич Чаадаев. С него началась эта четкая антиправославная линия, которая очень сильно перекликается с русофобскими установками. Чаадаев рассуждал о том, что православие – отсталость, что оно в отличие от деятельного западного христианства созерцательно, пассивно, расслабляет людей, не способствует прогрессу и так далее. В действительности факты свидетельствуют совершенно о другом. Вот, к примеру, если мы возьмем конец XIX – начало XX веков, когда у нас происходила промышленная революция, то по темпам развития православная Россия обгоняла протестантскую Англию. Если мы возьмем советские пятилетки, там темпы развитие тоже выше, чем во всех европейских странах, и выше, чем в Америке. Хотя эта ситуация, период первых пятилеток, парадоксальна. Да, тогда были провозглашены атеистические лозунги, но ведь еще Бердяев заметил, что если бы марксизм остался чистым марксизмом, он никогда бы не победил в России. Но Ленин преобразовал марксизм в большевизм. А что такое большевизм? Это использование религиозной формации русского народа на нерелигиозные цели. И действительно, в нашей традиции всегда существовала идея поиска некоего града Китежа, то есть поиска совершенного земного устройства. Так или нет? Так. И пожалуйста, появляется идея коммунизма. Еще одна многовековая традиция России связана с утверждением Москвы как Третьего Рима. Пожалуйста, Москва – Третий Интернационал. Мессианская роль русского народа трансформировалась в мессианскую роль русского пролетариата как освободителя всех мировых угнетенных классов. То есть здесь очевидны мощные типологические совпадения. Поэтому серьезные исследователи отмечают, что, хотя в стране в период первых пятилеток были атеистические лозунги, во многом успехи страны связаны с тем, что энергия народа имела по большому счету религиозную основу. Ментальность народа не изменить в одночасье, сиюминутно, ментальность – глубинная характеристика личности, которая остается и тогда, когда меняются некие формы выражения и существования этой самой личности.

Довольно часто, когда речь идет о темпах промышленного роста дореволюционной России, говорят о старообрядцах. И нынешние критики православия подчеркивают, что старообрядцы были успешны как раз в силу того, что были сектантами, некими православными протестантами. Где здесь правда, а где пропаганда?

А кто такие старообрядцы? Они догматически никак не отличаются от православных, у нас совершенно одинаков символ веры, у православных и старообрядцев. В области вероучения у тех и других никаких расхождений также нет. Правда, потом среди старообрядцев появились беспоповцы, «Поморское согласие» и прочие. Но все наши Рябушинские, Гучковы и многие другие успешные банкиры и промышленники – именно старообрядцы-поповцы. Но давайте посмотрим, почему старообрядцы продемонстрировали такие успехи в предпринимательском деле? Произошло это благодаря жесткой политике государства по отношению к старообрядцам. В России в то время все религии делились на четыре категории. Первенствующая категория – это православие, которое охранялось государством, переход отсюда в другие религиозные направления и конфессии был запрещен, это было уголовно наказуемо. Далее покровительствуемая категория – это другие христианские религии, сюда же с оговорками относился ислам. Потом – терпимые и нетерпимые категории. Так вот, старообрядцы-беспоповцы относились к последней, нетерпимой категории, а поповцы – к терпимой.

То есть по статусу старообрядцы были даже ниже, чем мусульмане и католики?

Да, именно так. И, к примеру, лютеране могли занимать общественные должности, а старообрядцы не могли. Только в конце XIX века старообрядцы получили возможность занимать общественные должности, причем персонально каждого соискателя к этой должности допускал министр внутренних дел. Так вот, для самоутверждения этих людей, непьющих, энергичных, которым были закрыты все общественные шлюзы, осталась только вот эта ниша – предпринимательство. Староверы, как и в целом православные, понимают свое призвание как служение Богу и людям. А как ты можешь послужить еще, если нельзя заниматься общественной деятельностью? Только через предпринимательство. К концу XIX века это стремление стало пропадать, но если говорить о начале века, то именно старообрядцы стали создавать в России и первые богадельни, и первые общежития для рабочих, и так далее. То есть предпринимательство стало для старообрядцев некой формой социального служения, приобрело определенное сакральное значение: добиться материального благополучия не для того, чтобы набить карманы и самоутвердиться, но чтобы послужить людям.

И в этом смысле между старообрядцами и православными нет никаких противоречий. А история России показывает, что православие вполне сочетается с динамичным развитием общества. Более того, когда мы говорим о развитии нашего общества, его прогрессе, то это развитие нельзя сводить только к увеличению материальных благ. Эта гипертрофия материального интереса приводит к тому, что происходит размывание, распадение личности, рушится семья, девальвируются нравственные ценности. И как раз православие, на мой взгляд, в современном мире выступает той силой, которая пытается сохранить некий консенсус в обществе.

То есть Вы оппонируете к доминирующему сегодня в стране мнению, что быть успешным и богатым – это и есть наиглавнейшая цель жизни?

А посмотрите на западную традицию. Самым влиятельным течением на Западе сегодня, если говорить о духовной сфере, является постмодернизм. И что говорят постмодернисты? Они как раз показали, что общество приходит к тупику. Великолепный пример в этом плане – позиция Бодрийяра (французский социолог, культуролог и философ-постмодернист. – Ред.). Исследуя западное общество, он приходит к выводу, что оно теряет возможность общаться с реальностью и вместо реальности создает симулякры. Эти симулякры, среди которых общественное мнение, мода, деньги, и становятся для человека эпохи постмодерна наиболее важными. Не реальные ценности, не реальное общение с реальными людьми, не реальная семья, а симулякры, заменяющие все это. Это и есть путь, который связан с самоутверждением человека только в материальной сфере, но это путь в никуда.

Западные интеллектуалы это очень хорошо понимают, в связи с чем понятна и оценка процесса глобализации. Если мы ставим во главу угла достижение материальных ценностей, тогда глобализация – исключительно позитивный процесс, поскольку помогает в этой системе лучше ориентироваться, помогает зарабатывать больше денег и приобретать больше материальных благ тем, кто на гребне глобализационной волны. Но к чему приводит в итоге этот процесс? К потере национальной идентичности, к тому, что народ становится народонаселением. А как только это происходит, народонаселением становится очень легко манипулировать. Понятно, что при таком развитии событий, когда человек теряет историческую память, когда у него пропадает духовный стержень, он превращается в своеобразного робота.

Я бывал в Европе, то есть видел тот западный мир. И считаю, что та же Франция, к примеру, на порядок выше нас продвинулась по пути построения социального государства. Однако там же, на Западе, возникает это пресловутое «родитель один» и «родитель два» вместо традиционных «мать» и «отец». Там же воцарилась ювенальная юстиция и тотальный диктат меньшинств, словом, там активно разрушаются традиционные общественные устои. И не видно, чтобы то общество, более развитое в социальном плане, сильно сопротивлялось.

Как же не сопротивляется? Вот во Франции движение Ле Пена с каждым годом набирает все больше голосов. Появились националисты и в Бельгии, и в Голландии, где их вообще никогда не было. А посмотрите на процессы обособления, которые идут по всей Европе? Шотландия хочет отделиться, Каталония, Фландрия тоже намерены идти по этому пути. Это почему происходит? Как раз в этом – стремление общества сохранить свою национальную идентичность, свою культуру. Поэтому говорить, что там тишь да гладь, неправильно, просто эти процессы достаточно сложные. Европейцы уже понимают, что идеи мультикультурного мира проваливаются и происходит как раз обратное, активизируется борьба за сохранение национальной идентичности.

Получается, что утверждения наших неолибералов о том, что православие несовместимо с либеральными ценностями, верны? Православие проповедует ценность духа, а у либералов в красном углу материальные блага. Потому либерализм органичен для протестантов, также считающих, что богатство, причем не важно, какими способами полученное, угодно Богу?

Одна из самых последовательных форм протестантизма – кальвинизм, который появляется в XVI веке и придерживается догмата о предопределении души к спасению или к наказанию, то есть ты родился и уже предопределен свыше. Но если ты предопределен, зачем тогда вера? Зачем верить, исполнять какие-то обряды, если все предопределено с момента твоего зачатия? Парадокс? Жан Кальвин, создатель и проповедник этого религиозного направления, вышел из этого положения блестяще, заявив, что есть видимые признаки предопределения. Первый признак – демонстративное наличие глубокой религиозной веры. Кальвинисты в каждого человека как бы по полицейскому посадили, который и должен видеть, оценивать и блюсти эту глубокую веру в себе самом, чтобы самому себе говорить о предопределенности к спасению. И второй признак – успех в профессиональной деятельности. Если ты банкир и хорошо делаешь деньги, значит, ты также предопределен к спасению, ты богоизбранный. И в этом плане погоня за прибылью у кальвинистов объявлена богоугодным делом. Кальвинисты – это пуритане, коих довольно много в Америке, от кальвинизма откололся потом баптизм, от баптизма – адвентизм и так далее. Кальвинизм – это прародина массового протестантского сектантства.

Понятно, что подобная установка на погоню за прибылью как делом, угодным Богу, приводит к тому, что, во-первых, в обществе начинает господствовать рационализм, идет примитивизация духовных потребностей. А во-вторых, на первый план выходит служение не Богу, а мамоне. Все это приводит к тому, что человек ощущает себя неким замкнутым атомом, он стремится удовлетворять лишь свои потребности, притом что другие люди начинают рассматриваться как средство для удовлетворения этих самых потребностей. У меня цель – реализовать свое предназначение, добиться успеха в профессиональной деятельности и тем самым доказать, что я предопределен к спасению. А ты – не богоизбранный, ты и так предопределен к наказанию, значит, ты лишь средство, материал для того, чтобы я реализовал свою цель. Таким образом закладывается деление людей на «белых» и «черных». И тогда все эти чернорабочие пролетарии – просто человеческий мусор, не угодный Богу. Посмотрите, в эпоху расцвета протестантизма просто дикие формы эксплуатации были, сами же западные политики говорят о том, что только Октябрьская революция поспособствовала значительному прогрессу в положении пролетариата на Западе.

В этой связи нет ли смычки кальвинизма с иудаизмом? Насколько известно, в иудаизме есть понятие «гои», то есть тоже люди второго сорта, на которых, в частности, не распространяется защита законов, действующая в отношении иудеев. Иудей вправе взять себе землю гоя, и это не грех.

Одно из главных догматических оснований иудаизма – идея богоизбранности еврейского народа. Поэтому богоизбранный народ, народ, исповедующий иудаизм, согласно этому вероучению, первичен, все остальные вторичны. И если говорить о бизнесе, то этот принцип реализуется и там, проповедуя одно отношение к своим, тем, кто исповедует иудаизм, и совершенно иное отношение к чужим, кто не исповедует иудаизма.

Если же говорить о современной ситуации в России, то понятно, что как только наше общество заговорило о том, что самое важное в жизни – быть успешным, что надо брать от жизни все, что только высокое материальное благополучие – достойная цель жизни и так далее, то эти взгляды пришли в противоречие с глубинными ментальными установками народа. И вот этот разрыв мешает развитию, а не православие. А ситуация, которая складывается вокруг православия, эти акты святотатства, на мой взгляд, связаны с тем, что в нашем обществе существуют значительные силы, которые как раз заинтересованы в безудержной глобализации, заинтересованы в том, чтобы мы потеряли национальную идентичность. Православие – это один из столпов, сохраняющих историческую память и национальную идентичность. Посмотрите, все эти материалы, призванные скомпрометировать священнослужителей, – это не что иное, как знаменитое «попоедство». Еще просветители говорили: «Когда у тебя нет аргументов против Бога, самый лучший аргумент – скомпрометировать его служителей». Этот принцип сейчас и задействован по полной. Это одно направление. Второе направление связано с тем, что за последнее время позиции церкви действительно усилились, причем интересно отметить, что усиление происходит не в том, что все стали поголовно в воскресенье ходить на службу, а в том, что русские все больше отождествляют себя именно с православным миром. Восемьдесят процентов опрошенных россиян отождествляют себя с православием, хотя из этих 80 процентов регулярную связь с церковью поддерживает лишь 30 процентов. Тем не менее 80 процентов – это огромное большинство. Почему так происходит? Потому что православность и русскость для многих одинаковы, человек чувствует, что, оставаясь православным, он остается русским, он сохраняет свою идентичность, свою культуру и так далее. И понятно, что силы, которые заинтересованы в размывании основ нашего общества, с этим будут бороться.

То есть, несмотря на мощную семидесятилетнюю атеистическую работу Страны Советов, связка «русский – православный» не разорвана? Это вселяет оптимизм. Лев Евгеньевич, Вы занимаетесь с молодежью, со студентами. Интересно, как они реагирует на подобные рассуждения? Они понимают, что это не просто красивый нательный крестик, а некий символ мировоззренческой сущности народа?

В целом, конечно, понимают. Накануне президентских выборов я встречался со студентами всех факультетов. И говорил, что у нынешней власти масса недостатков, но вы не жили в начале 90-х годов, когда руководителям нечем было выплатить людям заработную плату, когда вузу отключали электричество. Тогда вот здесь, у меня в кабинете, летом стояли мамы с детьми, собиравшиеся в отпуск, а им выплачивали лишь 30 процентов отпускных. И куда им было деться с этими тридцатью процентами? Это был ужас. Поэтому все познается в сравнении. И вот мы беседуем об этом с ними, обсуждаем, и встает одна студентка и говорит мне: «Лев Евгеньевич, что Вы нас агитируете? Если девушка легкого поведения становится иконой демократии, разве мы не понимаем, что в нашей жизни происходит?» И это было так здорово, настолько искренне, что эта реакция запомнилась.

Благодарю Вас, Лев Евгеньевич, за то, что нашли время и прояснили мне и, надеюсь, нашим читателям, что вера русским предпринимателям не помеха.

Петр ЧУРУХОВ



 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100