русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 27 июня 2017 г. вторник
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 3 (45) от 01.12.2006 г. Автомобильный кластер области |


Матрица Сандугея

33.5Kb

В Российском национальном проекте «Здоровье» есть один раздел. Не самый значимый по финансированию (всего 3,6 миллиарда рублей на текущий год из общепроектных 88,4 миллиарда) и, пожалуй, вовсе не заглавный во всем нацпроекте. Но все телеканалы, отслеживающие поездки по стране вице-премьера Медведева, курирующего нацпроект, усердно показывали стране и миру именно эти кадры: вереницы автомобилей «Скорая помощь», упакованных по последнему зову медиков…

Более 5 000 «Скорых» из запланированных на текущий год 6 723 штук, сделаны специалистами нижегородской компании «Самотлор-НН» на собственных производственных площадках.

А «Самотлор-НН» в свою очередь, как и многие постсоветские предприятия и фирмы, создан, по сути, одним человеком – предпринимателем, который придумал, взял на себя риски и ответственность за все это дело и всех в нем. Это личное дело Николая Павловича Сандугея, ныне генерального директора «Промышленной группы «Самотлор-НН». И если до конца провести эту логическую цепочку, то получается, что «Скорая помощь» российского национального проекта «Здоровье» – это личное дело Сандугея.

На «Самотлоре» об участии промышленной группы в национальном проекте говорят так: «Вот пади на «Самотлор» вражья напасть – и не был бы выполнен нацпроект». Немного пижонства есть в этой фразе, но суть правильная. «Самотлор-НН» – одно из ведущих, возможно, единственное предприятие в России, выпускающее современный сертифицированный специальный медицинский транспорт.

И здесь нужно рассмотреть детали. Основным подрядчиком национального проекта по разделу «Скорая помощь» является ГАЗ, выигравший это право на тендере. По этому праву автогигант и предъявляет вице-премьеру и стране медицинские автомашины, сделанные… в ПГ «Самотлор-НН».

– Есть некие правила, гласящие, что производитель может выпускать на рынок автомобиль под собственной маркой, если объем локализации собственного производства составляет не менее 51 процента, – пояснял Н. П. Сандугей. – В нацпроектовских «Скорых» у нас локализация на уровне 40–45 процентов. Но они-то и делают стандартное шасси специальным медицинским транспортом.

Технология работы с ГАЗом проста. «Самотлор» по программе нацпроекта получает с автозавода базовые фургоны, поднимает при необходимости потолок салона, устанавливает все нужное для медиков оборудование, укомплектовывает дополнительными аккумуляторами, отопителями, приборами, спецсредствами, вешает спецсигналы, красит – клеит. Словом, делает все что нужно и… сдает обратно на автозавод. Такая простая «давальческая» технология реализуется по нацпроекту.

В мировом автомобиле-строении есть нечто подобное. Гиганты делают валовку, большие многосоттысячные объемы серийных автомашин. А спецавто на их базе создаются на партнерских площадках, где производство значительно мобильнее и возможна даже штучная ручная работа. К примеру, по Москве бегают восемнадцатиместные маршрутные такси «Мерседес» и «Форд», сделанные… на «Самотлоре». Детали важны и здесь, ибо бес – в мелочах. «Мерседесы» (равно как и «Форды», и «Фольксвагены») «Самотлор» реализует на правах конечного производителя. (У «Самотлора» есть подтверждение от руководства концерна «Даймлер Крайслер», свидетельствующее о том, что германский автогигант не имеет возражений против переоборудования их машин, то есть «Самотлор» не портит известной марки.) Автомобили, собранные на газовских шасси, реализует родной ГАЗ. Такова, видимо, российская специфика: наши гиганты отбрасывают тень.

А «Самотлору» в тени быть не хочется, потому что за три последних года производство возросло в четыре раза, капитализация увеличилась на 300 процентов. На сентябрьском автосалоне в Москве «Самотлор» выставил собственную линейку почти из сорока автомашин различного (преимущественно социального) назначения, отвечающих современным международным стандартам технической и экологической безопасности, чем неожиданно удивил российский автомобильный мир и чиновников, распределяющих федеральные автобюджеты.

Основная производственная площадка промышленной группы – семеновский завод «Семар». Здесь на стапелях варятся каркасные кузова, доводятся до ума минские машинокомплекты и поставляются на рынок низкопольные городские автобусы, в частности нам, в Нижний. На «Семаре» сегодня закладываются и строятся новые корпуса цехов. Завод в состав ПГ «Самотлор» вошел три года назад, будучи к тому времени почти банкротом.

– Когда я пришел на «Семар», здесь работали человек 120, – рассказывает его нынешний директор Владимир Гликин, – зарплату получали с задержками. Так я на первых порах свою пенсию милицейскую приносил и раздавал рабочим, кому 100, кому 200 рублей. Сейчас у нас почти 700 человек на заводе, средняя зарплата 12 000 рублей. Летом над нацпроектом работали в три смены, у рабочих выходило и более 30 000 рублей за месяц.

Говорят, что идея делать машины «Скорой помощи», отвечающие современным требованиям техники, медицины и эстетики, родилась у Сандугея, когда его через «терпи, родимый» увозили на приспособленном для медиков «УАЗике». Могли и не довезти. Однажды в Сочи до кардиоцентра не довезли члена Совета Федерации. И все потому же: нет специализированой техники. Сандугей стал её делать. И машины для перевозки больных, и реанимобили, в том числе с инкубатором для транспортировки новорожденных, и машины для транспортировки «колясочников» – людей с ограниченными физическими возможностями. Реализовались идеи в созданном десять лет назад «Самотлоре» во многом благодаря тому, что есть у Сандугея это предпринимательское чувство необходимого действия. И, конечно, знания. Не зря же Н. П. Сандугей стал действительным членом Академии медико-технических наук России.

На «Самотлоре» разработали и реализовали технологическую матрицу: собственные кузова, как вагоны-капсулы, могут модифицироваться и оперативно наполняться любым содержанием. И размещаться на любом шасси. Есть, к примеру, отличный автобус на 29 посадочных мест на базе газовского шасси «Валдай» или индийского шасси от ТАТА Моторс. И еще один низкопольный городской автобус вместимостью 36 мест, созданный на агрегатной базе Форд Транзит. А есть еще мобильный телемедицинский комплекс – автомобиль «Скорой медицинской помощи» на шасси «Мерседес», оснащенный самым современным медицинским оборудованием и аппаратурой спутниковой связи, позволяющей бригаде врачей прямо из автомобиля связаться с лечебным центром и мгновенно получить консультации специалистов.

И вот что важно: матрица Сандугея позволяет освободиться от тени гиганта, развиваться и жить самодостаточно.

В этом году промышленная группа приросла еще одной производственной площадкой – в Кстове. В планах следующего года – запуск производств в Украине, Белоруссии и Башкирии.

Страна, видимо, хочет жить лучше. И дай нам Бог!

Петр СЫРОХ

 
Новости и акции. Каталог с фотографиями и техническими описаниями.
rosplast33.ru
В продаже - Кабель Хл, цены ниже! Неликвидные остатки
energomarket.org
нумизмат москва
скупка-монет.рус

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2017

Rambler's Top100