русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 19 января 2018 г. пятница
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


belarus

vietnam

moldova

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 5 (47) от 25.12.2006 г. Новогодний карнавал | Мы - не провинция! |


Мы – не провинция!

10.4KbОна практически не появляется на телеэкране. Она не любит давать интервью и вообще не выносит шумихи вокруг своего имени. Если ее просят рассказать о себе, с первого же предложения заводит рассказ о «Волге». Потому что, считает она, три миллиона жителей нашей области, ежедневно включающих свои телевизоры, могут совершенно не знать, кто основал их любимую телекомпанию. Но они должны быть уверены, что «Волга» всегда будет в эфире и самой первой расскажет им о том, что они хотели узнать.

В дни, когда отмечают 75-летие отечественного телевещания, мы беседуем с генеральным директором первой негосударственной нижегородской телекомпании Светланой Аркадьевной КОЛЧИНСКОЙ. Тема нашего разговора – телевидение как бизнес.

– Уникальность телевидения как бизнеса состоит в том, что здесь невозможно заниматься чем-то одним. Невозможно, чтобы топ-менеджер занимался финансами и при этом совсем не интересовался проблемами «творцов». Телевидение становится бизнесом только тогда, когда топ-менеджер хорошо понимает, из чего создается каждая программа, что делает ее рейтинговой и уже как результат – сколько денег она может принести. Деньги в телевидении находятся на стыке понимания того, кто тебя смотрит, что хочет увидеть и что в состоянии прибрести. Мы каждый год заказываем коммерческое исследование аудитории своей телекомпании и точно знаем, кто смотрит «Волгу», каковы их запросы и возможности – и только исходя из этого создаем свои программы, опираясь на это знание, делаем свой бизнес.

В «большом» (центральном – авт.) телевидении сейчас все разведено: одни целенаправленно продают «линейку» (прямая телевизионная реклама – авт.), другие приобретают готовые программы у маленьких телекомпаний и продают эти программы. У нас все настолько переплетено, что зачастую в единице телевизионного времени соединяются деньги, политика, личные отношения автора программы с ее героем, обстоятельства городской жизни и еще масса привходящих составляющих, которые, будучи собранными вместе, и дают некий удовлетворяющий и нас, и наших зрителей результат. А этого не так-то просто добиться.

– Светлана Аркадьевна, когда пятнадцать лет назад Вы затевали «Волгу», о чем больше думали: о бизнесе или о журналистике?

– Конечно, о новой журналистике! Ни о каком бизнесе мы тогда вообще не думали.

– Это была принципиальная позиция или по незнанию?

– К сожалению, по незнанию. Тогда ведь очень многие региональные компании именно по этому принципу и строились. Нас никто никогда не учил бизнесу. Мы пришли ко всему путем проб и ошибок, шаг за шагом создавая собственную службу продаж, обучая первых в городе рекламных агентов, привыкая и приучая других к тому, что эфирное время – это тоже товар. А изначально «Волга» была абсолютно творческим проектом.

– После «Волги» в Нижнем создано много частных телекомпаний. Но постепенно все они ушли с рынка как самостоятельные компании, создающие собственный программный продукт. Как Вы считаете, почему это случилось?

– Потому что так проще. Потому что так можно зарабатывать деньги, практически ничего не вкладывая. Но мы изначально пошли другим путем, и сейчас именно «Волгу», а никакую другую нижегородскую телекомпанию называют самой влиятельной, и это тоже помогает нам зарабатывать деньги. Мы никогда не хотели быть похожими на других. Активная позиция в сфере политики – наш осознанный выбор. Поскольку население города очень политизированно, мы просто не могли не учитывать этого.

– Как объяснить такой парадокс: государственные телекомпании тоже занимаются политикой, создают собственные программы и вещают на ту же аудиторию. При этом бюджеты у них куда больше, чем у «Волги». А реальное влияние несопоставимо ниже. Почему?

– А это как раз иллюстрация той самой притчи о двух лягушках, которые попали в кувшин с молоком. Зачем бюджетным телекомпаниям беспокоиться о доходах? Они и так имеют и хлеб, и масло, и слой икры, и все это украшено зеленью и приправлено оливкой. О чем же им беспокоиться? А там, где нет беспокойства за качество каждой программы, нет и не может быть никакого серьезного влияния. Мы свой хлеб зарабатываем трудно, и многого еще не можем себе позволить, к сожалению.

У меня есть мечта: чтобы никто никогда не уходил с «Волги» из-за материальных условий. У нас высочайшая кадровая школа, мы воспитываем отличных профессионалов – и им очень часто предлагают другую работу с оплатой много выше той, что может предложить «Волга». Конечно, никто из них не пойдет на государственное телевидение – там им попросту скучно! – но в Москву, Санкт-Петербург, в другие города от нас уезжают.

– На сегодняшний день Вы – самый именитый руководитель региональной телекомпании, хорошо известный и в нашей стране, и в ближнем зарубежье, да и за границей коллеги по телевидению Вас хорошо знают. Что движет Вами, Светлана Аркадьевна? Какой стержень, какой интерес заставляет работать так, что имя негосударственной телекомпании «Волга» внесено в книгу «Национальное достояние России»?

– Я – человек нетщеславный. Мне никогда не хотелось уехать работать в Москву или Питер и тем более за границу. Но здесь, на «Волге», я ощущаю себя на своем месте. Я знаю, как делать эту работу, я могу и хочу ее делать, у меня замечательные сподвижники – и все это вместе взятое дает такой результат.

Благодаря «Волге» во времена всеобщего развала и хаоса Нижний Новгород был всем известен как столица нового телевидения. «Волга» стала, по сути, инициатором создания Национальной ассоциации телерадиовещателей (НАТ – авт.). Я очень горжусь тем, что «Волга» первой в стране применила интерактив – и только после нас А. Гурнов использовал его на Центральном телевидении. Мы были первыми, а быть первым – это большой профессиональный кайф. Чего нам стесняться? Мы – не провинция!

Замечательный публицист Анатолий Аграновский говорил: «Провинция – это не географическое понятие. Это образ мыслей». Почему лучшее телевидение Италии находится в Милане, а не в Риме? Почему CNN сидит в Атланте, а не в Вашингтоне? Почему у нас, в Нижнем, не может быть лучшего российского телевидения? С профессиональной точки зрения, многие программы нижегородских телекомпаний – не только «Волги» – гораздо сильнее, чем на центральных каналах.

Вот это стремление сделать «Волгу» столичным телевидением – пусть не в плане технологий, а в плане производимого телепродукта – и есть для меня самый главный движущий фактор. Мне всегда бывает обидно, когда к нецентральному телевидению мэтры и академики НАТ относятся с пренебрежением. Я хочу, чтобы они смотрели наши программы и говорили: «Вот оно, настоящее телевидение!», потому что все наши обозреватели – и Саша Резонтов, и Арсений Гончуков, и Лена Кочемасова, и Ирина Зрячева, и Алла Рощина – настоящие профессионалы. Когда они делают свое дело, их смотрит большое количество телезрителей. Это создает высокие рейтинги программам. А высокие рейтинги – это хорошее поле для зарабатывания.

– Светлана Аркадьевна, в канун 75-летнего юбилея отечественного телевещания Вам присуждена медаль Ордена «За заслуги перед Отечеством»
II степени. Это высокая награда, и свидетельствует она о том, что государство понимает и признает Ваш огромный вклад в развитие современного телевещания. Понимает, но помогает ли?

– Помощь государства, по моему убеждению, должна заключаться в равноприближенности – или равноудаленности – ко всем. Самое лучшее, если все телекомпании: и государственные, и негосударственные – будут получать государственный заказ на освещение той или иной темы. В этом и состоит здоровая конкуренция: кто лучше сделал, тот больше получил.

Понятно, что такова традиция, что чиновникам всегда приятно иметь «карманную» телекомпанию, но общество развивается, и эти отжившие свое традиции давно пора менять. Пятнадцать лет назад, когда «Волга» создавалась, понятие «коммерческая телекомпания» отдавало неким негативом. Время расставило все по своим местам.

Я люблю свое государство – со всем его негативом, проблемами, нерешенными задачами. Точно такое же настроение у всей нашей команды: мы на этой земле выросли, мы ее любим, мы хотим, чтобы жизнь на ней стала лучше. Разве это не государственная позиция? Деление на «коммерческое – некоммерческое» – это деление по форме собственности, и все! Технологический прогресс ведет за собой не только технические новинки. Он тащит за собой такую идеологию, о которой мы, может быть, и не подозревали. А нас по-прежнему делят на «наших» и «ненаших» и пытаются приберечь для «своих» самые лакомые кусочки, не задумываясь, действительно ли они этого заслужили. И вот этот разрыв между технологическим прогрессом и идеологией очень дискомфортен.

Скажу больше: «Волга» – это, может быть, последний из могикан, потому что вся политика центра ведет к тому, чтобы местного вещания – как самостоятельного, самобытного, который стоит на одном уровне со столицей, – не было. Я до сих пор вспоминаю одну историю. Много-много лет назад мы выставили на некий конкурс работы Ксении Алексеенко, которая была военным корреспондентом в Чечне. Она первой в стране (!) получила из рук Ястржембского удостоверение военкора и делала репортажи из горячих точек. Так вот, когда некий господин Солнцев, оценивавший конкурсные работы, увидел то, что сделала Ксения, он заявил: «Кто она такая? Кто ей дал право снимать в Чечне, ездить туда, где не бывали журналисты с центральных каналов?». Вот этот московский снобизм до сих пор существует. Об этом надо говорить, потому что телезрители зачастую просто не понимают, что происходит с их любимыми телеканалами, почему пропадают из эфира их любимые программы.

Местное телевидение пользуется гораздо большим доверием, чем центральное. То, что происходит здесь, рядом, всегда волнует больше того, что происходит в чужой стране или в чужом городе. Когда мы проводили интерактивный опрос по ситуации с «Мегой», в студию за час позвонили 9 000 человек! Каждый из них представляет целую семью, состоящую из двух-трех-четырех взрослых зрителей. А сколько осталось тех, кто никогда не звонит, но кто смотрел программу и кивал в знак согласия?

Судьба регионального телевидения очень сложная, очень непростая, схожая с судьбой регионального телевидения в странах СНГ. Будучи вице-президентом Евразийской академии телерадиовещателей, я сейчас много работаю с регионами. У всех одни и те же проблемы. Но каковы бы ни были эти проблемы, мы будем делать все от себя зависящее, чтобы защитить своего зрителя, будем рассказывать ему правду – и про плохие дороги, и про то, кто и что у них украл. Люди хотят принимать участие в судьбе своей страны. И мы даем им такую возможность.

Галина ЮРЬЕВА

 
Техническая поддержка интернет сайта стоимость поддержки сайта цены на техническую. | http://6gran.ru/ гранитные столешницы для кухни цена, гранита цена.

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100