русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 18 августа 2018 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


kazahstan100100

armeniya100100

Архив изданий | Нижегородская деловая газета | "Нижегородская деловая газета" № 1 (48) от 19.01.2007 г. Вступление в ВТО: наши перспективы? | Не продается вдохновенье |


Не продается вдохновенье

Резьба по дереву – искусство, которым издревле славилась Нижегородская земля. Резьбой украшали избы и домашнюю утварь, деревянными кружевами убирали иконостасы. Заморских гостей поражало мастерство наших резчиков. Затем было время, когда это мастерство оказалось почти забытым.

5.3Kb

На смену традициям русского зодчества пришла так называемая современная архитектура, да и церквей почти не осталось. Теперь времена изменились. И, к счастью, само искусство резьбы по дереву не умерло, сумело выжить и теперь опять входит в моду. Проблема осталась одна: искусством во все века нелегко было прокормиться…

Артелью – легче

Нижегородская студия резьбы по дереву «АРТель» – предприятие молодое, ему всего три года. Юридически это даже не предприятие, а творческое объединение свободных художников, каждый из которых зарегистрирован как частный предприниматель. Такая форма объединения показалась наиболее удобной творческим людям, тяготеющим к индивидуальности. Все члены «АРТели» трудились когда-то в стенах одного столярного предприятия, выполняли в основном работу рутинную, скучную, и даже редкие творческие работы были максимально упрощенными – для экономии средств заказчика. Между тем это были не ремесленники, а художники, имеющие награды, призы и дипломы профессиональных выставок и ярмарок. Были уже постоянные заказчики, и хотелось заниматься технически сложной, виртуозной резьбой в расчете на покупателя, который хочет получить то, чего ни у кого нет.

– Резчики опытные в Нижнем Новгороде есть, но сферы деятельности их четко разделены: одни выполняют заказы для церкви, другие работают как реставраторы, – замечает один из «АРТельщиков» Сергей Семин. – О кустарях из сферы народных промыслов я вообще не говорю. А таких резчиков, которые могли бы заниматься новоделом на хорошем художественном уровне, – считаные единицы…

Четверо в студийном интерьере

Самой энергичной в чисто мужском коллективе оказалась единственная среди них женщина – Татьяна Соколова.

– Если бы не Таня, мы бы, наверное, так и не тронулись с места, – признаются ее коллеги-мужчины. – У нас не хватило бы сил обивать все эти бюрократические пороги, решать бумажные проблемы.

У Татьяны Соколовой своя версия:

– Нет, какой же я лидер?.. Мы все сюда за Леней потянулись…

Опытнейший резчик Леонид Старосельский (на снимке) занимает в коллективе почетное место отца-основателя группы. Кроме него осталось назвать двоих – Сергея Семина и Андрея Боркова. Если говорить об «АРТели» как о творческом объединении, то к нему тяготеют еще и другие художники, предпочитающие работать дома, в тишине, в одиночестве. А если же говорить об «АРТели» как о маленьком предприятии, то всех сотрудников – четверо.

В студии – специально оборудованные столы, стеллажи, инструменты, горы светлых ароматных стружек. Здесь нередко вспыхивают споры, разгораются творческие баталии. Для свободных художников коллектив – это подпитка идеями и возможность посмотреть на свое творчество со стороны. Над крупными заказами работают вместе. Клиентов нередко передают друг другу – работа, которая не близка одному, может оказаться по душе другому.

Творчество и спрос

Диапазон работ широк. Он определяется запросами заказчиков. От классического интерьерного убранства в стиле европейского барокко до стилизованной лубочной картинки. От библейских сюжетов до эротики. От огромных настенных панно, садовых скульптур до мелких сувениров. Спросом пользуется символика, входят в моду корпоративные гербы. Знаки зодиака становятся настоящими произведениями искусства, если за них берется опытный резчик.

У каждого из художников – свои творческие наклонности, своя специализация.

Татьяна Соколова – непревзойденный мастер в области резной картины на евангельские сюжеты. Это, конечно, не иконы – у православной иконографии каноны строгие. Но и эти картины несут в себе духовный заряд.

Андрей Борков – прекрасный анималист. Удивительно реалистичны его охотничьи панно, с которых доверчиво смотрят на зрителя собаки, взлетают величавые орлы, скалятся потревоженные тигры…

Леонид Старосельский обладает редким для резчика даром портретиста. Может по фотографиям создать скульптурное изображение человека и при этом уловить характерные черты, верно передать особенности мимики и жестов. Получаются очень узнаваемые, проникнутые добрым юмором шаржевые скульптурки. Их часто заказывают в качестве подарков. Приходилось вырезать и весьма известных людей. Так, шаржевое панно, изготовленное в «АРТели», преподнесли Олегу Табакову на юбилее во МХАТе.

Сергей Семин тяготеет скорее к интерьерным работам. Элементы резного декора, оформление лестничных маршей – его стихия.


Как сделать из заказчика соавтора?

Сотрудничество с заказчиком – дело непростое. Например, постоянно приходится сталкиваться с национальной русской привычкой делать все в последний момент.

– Нужно понимать, что на изготовление резьбы потребуется время. А к нам, бывает, приходят и говорят: «Ребята, завтра у шефа день рождения. Что у вас есть готовое?». Да практически ничего!

Приходящий в студию посетитель надеется увидеть сразу множество готовых работ, но здесь его ожидает разочарование. Дело в том, что обычно работы выполняются под конкретный заказ и сразу «уходят». Остаются только фотографии. Изготавливать вещи в надежде, что они найдут покупателя, – непозволительная роскошь. Бывает, посмотрит заказчик на готовое изделие и скажет: «Мне бы точно такое, только вот эту завитушку не надо». А подправить готовую работу невозможно, приходится все делать заново.

Зачастую приходящий в студию человек даже не представляет, что можно сделать из дерева с помощью инструмента и умелых рук. Потому что не видел никогда никакой резьбы, кроме игрушечных фигурок мужика и медведя, бьющих по наковальне. Но это промыслы, а мы говорим об искусстве. Оно неистощимо в своих возможностях.

«Мы хотим, чтобы клиент рос вместе с нами», – говорят художники. Стараются подтолкнуть заказчика к творчеству, ненавязчиво направляют его, фантазируют вместе с ним. Отработали даже свои психологические приемы. Вот посетитель рассматривает альбом с фотографиями, а резчики потихоньку наблюдают: на чем задержался его взгляд? К чему тяготеет у человека душа? И потом уже с легкостью угадывают, что ему предложить.

Для начала делаются предварительные эскизы, модели (иногда вплоть до моделей в натуральную величину, вылепленных из пластилина). Все это согласовывается с заказчиком, который расставляет свои точки над i. И только после этого начинаются работы непосредственно с деревом…

Творческое Я

В студии – горы фотоальбомов, где каждая из работ запечатлена для истории. Но покупатель нередко воспринимает такой альбом как каталог. «Хочу вот это». Но тиражировать собственную работу – занятие нестерпимо скучное для художника. Он, как ни старайся, не сможет повторить свою ее – творческое Я оказывается сильнее. Поэтому волей-неволей каждый раз получается эксклюзив.

– У литейщиков существует понятие авторской копии, – проводит аналогию Сергей Семин. – Отлил одну модель, и сам же сделал с нее несколько копий. Первая из них, матрица, очень затратна, и скульптор окупает ее за счет продажи копий, которые делать значительно легче. А у нас каждая вещь единична. На каждую уходит столько же времени, пота, крови, потому что режемся мы регулярно…

Обидно бывает, когда работы профессиональных резчиков пытаются копировать кустари.

– Например, панно с банной тематикой, – вспоминает Сергей Семин. – Придумал их лет десять назад наш Леня Старосельский. А теперь их гонят тысячами по всей Москве и Московской области. Прямо по нашим рисункам, ничего не меняя. Только у нас глубина резьбы была 50 миллиметров… Да и не только в этом дело. Когда такое кустарное изделие поставишь рядом с нашей работой, разница видна сразу.

Досадно художникам, когда приходит заказчик, у которого материальные возможности не соответствуют уровню общей культуры. Приходит солидный с виду мужчина и, растопырив пальцы, излагает, что хочет поставить у себя дома «крутую телку на сильной колонне»… Конечно, здесь для художника возникает непростая дилемма…

– Если концепция заказчика сильно отличается от нашей, то мы предпочитаем отказаться от заказа. Потому что работу, которая не нравится, делать очень тяжело, – сознаются АРТельщики.

Но иногда приходится идти на уступки – не столько из-за мягкости характера, сколько при мысли о хлебе насущном…

О презренных деньгах

Как оценить работу, в которую вложены не только время, силы, но и редкое мастерство и творческое осмысление материала? Свою работу АРТельщики оценивают весьма субъективно. Конечно, есть какие-то исходные параметры – площадь основы, глубина резьбы, время, необходимое на работу... Но это не главное.

При оценке работы резчики исходят в основном из реалий покупательского спроса, из материальных возможностей заказчиков. Переоценивать их не приходится. Конечно, можно было бы резать мелкие фигурки на продажу. Все-таки стабильный заработок. Но, во-первых, когда ты способен на большее, забыть об этом бывает трудно. Во-вторых, мелочевки, чтобы на ней заработать, должно быть много. А это уже поток. Конвейер. Рутина. То, от чего бежали когда-то резчики, покидая столярную мастерскую.

Крупный эксклюзивный заказ оценивается особо, но и работать над ним приходится несколько месяцев. Даже маленькое настенное панно оценивается в сумму около четырех тысяч рублей. И это не преувеличение, если учесть глубину резьбы: изображенные фигурки зачастую выглядят уже не барельефом, а почти скульптурой. Это высший пилотаж. Такие работы не сравнить с кустарными поделками. И уж тем более с «произведениями» зарубежного производства, выполненными на станках с программным управлением.

Как ни странно, лучше всего продаются работы, которые делались для себя, по велению души и без расчета на заказчика. Так, большое и очень сложное панно на библейский сюжет, вырезанное Татьяной Соколовой для одной из выставок, ребята даже и не надеялись продать в Нижнем Новгороде. Думали, может быть, повезет со столичным покупателем. А панно купил нижегородец сразу после выставки. Снял со стены, посмотрел. Да так и не выпустил больше картину из рук – расплатился и унес, абсолютно счастливый.

Светлана МУЗЫЧУК

 
Купить елки оптом в Москве. Опт и розница, купить елки оптом .
elki-opt.ru

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2018

Rambler's Top100